Триггер Сигналс – лохотрон с неожиданной развязкой

2 лучших брокера бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

Триггер Сигналс – лохотрон с неожиданной развязкой

Журнал «Вестник РГГУ» был основан в 1996 г. и выходил до 2000 г. Выпуск «Вестника» был возобновлен Решением Ученого Совета РГГУ от 27.06.2006 г. в связи с необходимостью введения в научный оборот результатов проводимых в РГГУ фундаментальных, прикладных и поисковых исследований в области гуманитарных и социальных наук; обеспечения научной коммуникации; привлечения молодых ученых к осуществлению исследовательских программ РГГУ; содействия внедрению результатов научно-исследовательской работы в образовательные программы РГГУ. 16 ноября 2006 г. журнал был зарегистрирован как средство массовой информации. С 2020 г. журнал делится на крупные тематические серии («История. Филология. Культурология. Востоковедение»; «Философия. Социология. Искусствоведение»; «Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение»; «Документоведение и архивоведение. Информатика. Защита информации и информационная безопасность»; «Психология. Педагогика. Образование»; «Экономика. Управление. Право»; «Филология. Вопросы языкового родства») и продолжает выполнять те функции, которые выполнял с 2006 г.

Распространяется по подписке через агентство «Роспечать». Желающие оформить подписку на наш журнал могут найти нужный подписной индекс как на нашем сайте (в разделе, посвященном той или иной серии), так и в Каталоге ОАО Агентства «Роспечать» «Газеты. Журналы».

Входит в «Перечень российских рецензируемых научных журналов, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук» (редакция Перечня ВАК 2020 года).

Каждый выпуск журнала размещается в сети Интернет на сайте РГГУ.

Журнал поступает в крупнейшие зарубежные университеты (Стэнфордский университет, Ягеллонский университет, Тартуский университет и др.) и библиотеки (Библиотека Конгресса США, Национальная библиотека Великобритании, Национальная библиотека Республики Беларусь и др.). «Вестник РГГУ» регулярно экспонируется на международных и российских книжных выставках.

Ведется сотрудничество с Научной электронной библиотекой путем включения в РИНЦ (Российский индекс научного цитирования). РИНЦ – национальная информационно-аналитическая система, предназначенная как для оперативного обеспечения научных исследований актуальной справочно-библиографической информацией, так и для оценки результативности и эффективности деятельности научно-исследовательских организаций, ученых, уровня научных журналов.

Среди авторов «Вестника РГГУ» – известные специалисты в разных областях гуманитаристики. Плата за публикацию статей не взимается.

Триггер Сигналс – лохотрон с неожиданной развязкой

АВТОРСКИЙ ГОЛОС В ДИНАМИКЕ

ОПЯТЬ НА ИГЛЕ ИЛИ ПРОГУЛКА В БЛИЖНЕЕ ЗАРУБЕЖЬЕ

Рейтинг лучших брокеров БО на русском языке:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

1.ПОДНЯТИЕ ЗАНАВЕСА ИЛИ ЧУДЕСА МОБИЛЬНОЙ СВЯЗИ

3.ГАЛОПОМ ПО ЕВРОПАМ ИЛИ ЧЕМ ОТЛИЧАЕТСЯ ВЕЧЕРНИЙ КИЕВ ОТ ВЕЧЕРНЕГО БОРИСПОЛЯ

4.ДВА ВЕЧЕРА С ХАБИБИ БЛИЗ НИВОК

Первый исторический этюд до НАШЕЙ эры

Второй исторический этюд эпохи Возрождения

Третий исторический этюд на заре коренного перелома

КАК ХАБИБИ ПЕРЕСТАЛ БЫТЬ ГАФОВЦЕМ

Четвёртый исторический этюд из воспоминаний Стаса

СОЛНЦЕ КРАСИТ НЕЖНЫМ ЦВЕТОМ

Пятый исторический этюд Викторианской эпохи

ИЗВЕСТИЯ ИЗ ДОЛИНЫ НЕВЕРОЯТНЫХ БОЧЕК ИЛИ КАК МЫ С ВОХОЙ В ПЕРЕПЛЁТ ПОПАЛИ

Шестой исторический этюд периода Великих странствий

ДИНА (ОНА ЖЕ ДИАНА ВЕЛИКОЛЕПНАЯ)

1.ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО САНЫЧУ ИЛИ КУПЛЕТ ПОСЛЕ ПРИПЕВА

2.К ИСТОРИИ ВОПРОСА ИЛИ ЭКСКУРС В КУРОРТНУЮ ЖИЗНЬ

КРАТКОЕ ОПИСАНИЕ ЛЕЧЕБНЫХ ПРОЦЕДУР В КУЛИСАХ

(вход только по курортным книжкам)

    — Питьё минеральной воды из скважины К-2 и N12 (ежедневно)

Если стада отдыхающих потянулись к питьевой галерее, то непременно скоро пора будет бежать в столовую. Минут через тридцать-сорок. Минеральная вода в скважинах не газирована и немного противна, но прочищает желудок за три недели, как это и предсказано лечащим врачом. Вода льётся из двух кранов. Холодная и тёплая. Некоторые предпочитают делать коктейль. Но мне нет никакой разницы — на какой кран нарвался, оттуда и выпил. В глубине галереи сидит минеральная служительница, продающая фасованный заводским способом мёд в нагрузку к стаканам. А на входе в галерею румяные лубочные старушки охотно продадут вам мёду уже со своей пасеки, предложат солёные грибочки, лечебные травяные сборы и массу других вкусностей из погреба. Но задерживаться здесь не нужно — очень кушать хочется.

    — Грязевые процедуры (через день)

До приезда в «Нижне-Ивкино» я наблюдал грязелечебные процедуры только один раз в Крыму. В районе Сиваша. Об этом я писал ранее. Кто захочет узнать поподробнее, может обратиться к байке «Бой в Крыму, всё в дыму», там про это рассказано. Но что поминать давнее, когда лечиться нужно? Расскажу, в чём состоит процедура грязелечения. Прибегаете вы в назначенное время к указанному топчанчику с номером. Разоблачаетесь до полной обнажённости и ждёте, когда до вас очередь дойдёт. Подъезжает тележка с тёплой (+42 градуса) чёрной илистой грязью, и весёлая тётка накидывает её на попонку в те места, которые обозначены доктором в курортной книжке. Ложитесь вы в эту самую ароматную грязюку и дозволяете вымазать и свою лицевую сторону вплоть до того места, которое на востоке называют ключом жизни. Если вы, конечно, мужчина. Причём жизнерадостная тётя, несмотря на ваши протестующие жесты, так уделывает ключ, что ни о каком замке уже и думать не хочется. Затем вас заворачивают в попонку так, что виден один нос, и вы 12 минут наслаждаетесь бурлением крови внутри офигевшего организма. Сработал таймер — извольте пройти в душ и смыть с себя весь гуталин. Дело это непростое, поскольку грязь жирная и въедливая, но после небольшой тренировки вам это удастся быстро, поскольку на конвейере уже ожидают следующие опроцедуренные — сбоев быть не должно. Состояние после грязи расслабленное и тянет в сон. Но, вместе с тем вы испытываете неподдельный поросячий восторг в его первом значении. Теперь бегом на завтрак и полчасика подремать. Ведь вас ещё ждёт массаж вдоль всего позвоночника.

    — Массаж (через день)

Вот теперь, когда организм полностью расслаблен полудрёмой после грязи, можно отправляться на массаж. Меня пользовал молодой долговязый парень по имени Артём. Его сильные чувствительные пальцы заставляли меня охать и вздыхать, когда он извлекал из моего позвоночника какую-то еле различимую мелодию. Именно её он всегда мурлыкал себе под нос. Но это в том случае, когда в соседних кабинках не работали с таким же, как он, усердием девочки-массажистки. Если же кто-то из них тоже был при деле, то истязаемые отдыхающие узнавали последние поселковые новости. Кто за кого собрался замуж, кто наладился нынче забивать свинью или когда будет служба в местной церкви. Никакого радио не нужно. После 15-ти минут тело приходит в состояние горящего гибкого факела, и вас снова тянет поспать. Ничего в этом желании предосудительного нет. Пойду, отдамся в ласковые лапы Морфея.

    — Минеральные ванны (через другой день)

Эту процедуру один из моих соседей по номеру называл «мытьё колокольчиков». Надеюсь, не нужно объяснять, что он имел в виду? Выглядит всё прозаически. Залезаешь по самые уши в ванну с минеральной водой температурой +40 градусов и сопишь там 12 минут. Главное в этой процедуре не прозевать момента обхода своих владений заведующей водолечебницей, с тем, чтобы пожелать ей доброго утра. А что хочется после такой ванны? Правильно — спать. Но пока не позавтракал, лучше об этом не думать.

    — Подводно-вытяжные ванны (в тот же день, когда через другой день)

Вот мы и добрались до самого главного в моём лечении. Когда назначенный курирующий врач скептически осмотрел мою спину, то заметил, что налицо западание четвёртого поясничного позвонка. Нужно его ставить на место. И отправил он меня к двум замечательным женщинам. Надя и Таня, так их звали. Я будто в центр подготовки космонавтов попал. Та же центрифуга, только не крутится. Представьте себе высокую ванну со ступеньками, как на эшафот, в которой наклонным образом приспособлена металлическая доска (от центрифуги). К ней тебя привязывают, жёстко фиксируя поясницу и грудь двумя широкими ремнями на вдохе (так, что дышать после этого совсем не хочется, поскольку почти не можется). Кстати, здесь уже в плавках приходится в ванне лежать, ибо в противном случае очень легко без того самого восточного ключа жизни (по версии святой инквизиции — окаянного корня) остаться за счёт сильной затяжки ремнями. Потом через систему блоков к твоему позвоночнику привязывают груз и оставляют на 20 минут в состоянии почти полной невесомости. Ноги всплывают, как поплавки, впрочем, так же, как и нос. А чтобы в уши не набралась вода, под голову кладут надувную подушку. Но это ещё не самое интересное. Когда сеанс окончен и тебя отпускают на волю, оказывается, что дело это временное. Шустрая быстроглазая Надя фиксирует поясницу длинным десятиметровым полотенцем опять на вдохе, так что глаза выпучиваются, будто у ошалевшего окуня, и нужно ложиться на час в специально отведённую кабинку, чтобы успокоить потревоженный позвоночник. Я в этом случае читал книгу, а большинство «вытянутых» мужиков развлекалось разговорами через перегородку. Полотенце можно было снять спустя ещё два часа, поэтому в дни развлекательно-вытяжных процедур мне приходилось обедать в положении проглотившего оглоблю. Ванн для вытяжки в помещении было две, и мы ходили на процедуру с одним и тем же партнёром. Он периодически забывал в номере своё длинное полотенце, которое перед употреблением нужно было сматывать наподобие армейской скатки. Надя доставала новое полотенце и незлобно ворчала, заматывая соседа. Я в таком случае обычно шутил, что патронов на всех не хватит, имея в виду ограниченное количество полотенец в запасе. Очень, уж, они в свёрнутом, а тем более, в намотанном виде напоминали пулемётные ленты. Надежда всякий раз отвечала, что патронов ей для пациента жалко, вот разве что — клизму поставить. Вероятно, она имела в виду совсем другое, а не то, что я. Вот только что? Но этими процедурами далеко не исчерпывается арсенал санатория «Нижне-Ивкино». Но о них мне сказать нечего, поскольку мой лечащий врач, как и все эскулапы, давал клятву Гиппократа и твёрдо её придерживался. Я догадываюсь, что кроме «не навреди» эта клятва содержит и такое правило: «не говори пациенту, почему ты его лечишь так, а не иначе — не то задолбают советами». Теперь, когда вы постигли искусство прохождения процедур, кратко обрисую быт и досуг отдыхающих в минуты свободного от лечения времени. Правда, обо всех развлечениях я не могу сказать. Очень уж их было много на каждом квадратном метре площади санатория и округи. Поэтому придётся вам смириться с описанием только моего времяпровождения. От паршивой овцы, как говорится. Досуг отдыхающих в санатории нельзя было назвать однообразным. Администрация каждый день организовывала либо просмотры фильмов, либо концерты с приглашёнными артистами в местном дворце культуры. В выходные дни желающие могли поехать на экскурсионном автобусе в Киров или другие города области. Кроме этого, каждый день на территории парка торговали многочисленные мини-рынки: фруктово-овощной, вещевой, меховых изделий фабрики «Белка», рынок сувениров из полудрагоценных камней и «дымковской» игрушки. Но это всё днём. А вечером — грандиозные танцы в стиле дискотек 80-ых, на которые подтягивались отдыхающие из соседних санаториев «Лесная новь» и «Колос». Про обитателей посёлка я уже не говорю. К этим ребятам секьюрити привыкли, как к дешёвой, но любимой мебели, и даже денег с них за вход не брали. Почему-то в других санаториях такого танцевального ажиотажа не просматривалось, хотя там имелись свои дансинг-залы. Вероятней всего, всё происходило оттого, что наши люди привыкли к гигантизму и до сих пор предпочитают большие скопления людей, чтобы удобнее было созидать светлое будущее. Хотя нет, вру. Дело вовсе не в этом. А в чём тогда? Об этом вы узнаете из следующей главы. В тёплые осенние вечера все скамеечки и столики в парке были заняты. Народ предпочитал ублажать плоть напитками на природе, несмотря на то, что бар «Альтаир» и кафе «Жемчужина» гостеприимно распахивали двери до часу ночи. В этих заведениях, как правило, водились только аборигены, ничего не подозревающие о целебных свойствах местного воздуха. Гуляя по освещённым аллеям, я периодически сталкивался с какими-либо интересными фактами или разговорами. Вот, к примеру, один телефонный разговор по мобильнику: «Алё-алё. не слышно. Женя, это ты звонил? А я подумала, что это ты. Так, значит, не ты звонил? Точно, думала, что ты. Ну, выходит, что кто-то другой. И что ты хотел?» Не правда ли, очень содержательный разговор? Особенно, если учесть волнение говорившей дамы, окружённой всеобъемлющей заботой двух тёмных силуэтов явно не женской наружности. Своеобразный колорит привносили в санаторский быт стада одомашненных котов и собак, которые подтягивались ко входу во 2-ой корпус после завтраков, обедов и ужинов. Они знали, куда идти. Добрые отдыхающие щедро делились с ними куриными косточками, колбасой, сосисками, мясом, кефиром. Одна небольшая особенность — кошек кормили в основном одинокие женщины, а вот собак предпочитали потчевать семейные пары. Причём дисциплинированные животные выстраивались в аккуратную живую очередь, несмотря на возраст, пол, принадлежность к тому или иному отряду млекопитающих, предыдущие заслуги перед Родиной. Почти так, как предполагали строить свой народ борцы за коммунистические идеалы. От обилия подношений все эти представители местной фауны выглядели очень импозантно и сыто. Некоторые из животных также принимали грязевые процедуры, поскольку носили на спине и ушах следы лечебного продукта. Я тоже не один раз вносил свою лепту в эту вакханалию обжорства братьев наших меньших. Мне очень понравилось наблюдать, как упитанный не в меру котяра с животом, волочащимся по земле, ленивыми сытыми движениями аккуратно выковыривал одним коготком кусочки сала из нарезной ветчины, запивая его кефиром из блюдца. Делал он это лёжа, поскольку притомился ходить. Когда последний сальный кружок был благополучно извлечён и съеден, милый толстяк потеснился, уступая место рыжему барбосу дворовой породы, чтобы тот доел ароматный кусочек. Пёс прилёг рядом, зажав дырявую ветчину между лап. Так они мирно и проводили свой досуг, пока продукты не кончились. И никакого естественного отбора, никаких межвидовых склок. Полное взаимопонимание и консенсус. Жаль, что никто из Государственной Думы этого не видел. Чем же ещё я развлекал себя в эти благословенные дни? Я упивался натуральным гранатовым соком, купленным в магазине «Под тёплым переходом», объедался виноградом и нектаринами с рынка. Иногда позволял себе чашечку кофе Сarte noire» с семизвёздочным армянским коньяком (не более 25 граммов внутрь ароматного напитка) в кафетерии «Родничок». Однажды в компании попробовал шашлык из морской форели, которая была куплена в столовой в потрошёном и безголовом виде. Чем не праздник души и желудка?!

3.ЭРОТИЧЕСКИЙ РАКУРС ОРГАНИЗОВАННОГО ОТДЫХА ИЛИ КАК ЗАВОЕВАТЬ РАСПОЛОЖЕНИЕ ОДИНОКОГО МУЖЧИНЫ

(технология обладания Димычем на курорте)

Малый трактат о влечении полов в санатории

НЕБОЛЬШИЕ ТЕЛОДВИЖЕНИЯ НА ПРОСЦЕНИУМЕ

5.СОСЕД ПЕРВЫЙ ИЛИ СЕКРЕТНЫЙ ФИЗИК

История первая от Алексея

История вторая от Алексея

История третья от Алексея

История четвёртая от Алексея

«коспотину таварич савецки пасол на монголский народны рицублик ц первого секретар «хрензнаеткакого» аймака парти народный хурал мунулика энделгтэя

Первая шофёрская быль от Серёги

ИГРА В БЛАГОРОДСТВО — ИГРА БЕЗ ПРАВИЛ

ИЛИ НЕ СОШЛИСЬ ХАРАКТЕРАМИ

Вторая шофёрская быль от Серёги

8.ЗАНАВЕС ГОТОВ ОПУСТИТЬСЯ ИЛИ ДИМЫЧ УВОРАЧИВАЕТСЯ ОТ ТУХЛЫХ ПОМИДОРОВ

НЕЛЕГАЛЫ ИЗ БАДЕН-БАДЕНА

1.Трио для глухонемого, мобилы и оркестра. На переднем плане мобила, разговаривающая под «фанеру», оркестр сидит в оркестровой яме, глухонемой дремлет. Мобила: Алло, алло, какие вести? Кто к нам пожаловать готов? Эй, абонент, прошу ответить. Сними трубу, без дураков Внутренний голос глухонемого во сне: Бу-бу-бу-бУ, бу-бу, бу, бу-бУ Моя твоя не услыхай Му-му-му-мУ, му-му, му, му-мУ Давай, вибратор покупай Мобила: Эй, гражданин, прошу ответить Мы здесь не просто так сидим. Глухонемых полно на свете, А мы с тобою говорим. Ах, абонент, будь ты неладен! Не хочешь? Нет? Не отвечай Тебя представили б к награде И пригласили бы на чай. На сценическом заднике рабочие сцены поднимают сверкающую неоном надпись «Ярославский вокзал». Свет медленно гаснет, и зритель видит одинокую фигуру Димыча, хромающего по подземному переходу. 2.Ария Вохи (исполняется проникновенным тенором вверху самой верхней октавы). Перед занавесом одинокий опечаленный Воха пытается разбудить в сердцах зрителей сострадание к его предстоящему общению с диковатым северным гостем. Чуть меньше месяца пройдет,
И наглый, бородатый тип
Вальяжно на перрон сойдет,
И я пойму: «Вот это влип!
Не быть уверенной душе,
Не спать спокойно по ночам. »
А может, ну его! Уже
Давно не по семнадцать нам.
И пусть искрится серебро
И в бороде, и на висках,
Но в отношениях добро
У нас останется в веках.
Опять, всего на пару дней,
Забудем о своих заботах.
Так здорово встречать друзей!
Так плохо утром на работе. 3.Песня российского пограничника при въезде В Украину. Вагон. Тамбур. Там нервно курит Димыч. Зрителю становится любопытно, не везёт ли он контрабанду. По коридору вышагивает пограничный патруль. Он поёт под фонограмму, поскольку портупея сильно затрудняет дыхание. На границе Димыч курит хмуро, Конотоп сомнением объят. Не достанет ли стрела Амура Заграничных импортных девчат. Но разведка доложила точно, Что герой, нимало не смущён, Лишь одною связью заморочен, Лишь одним собою увлечён. И снесла, и песня в том порукой, Кура-ряба НУЖНОЕ яйцо, Столь крутое, что не дастся в руки Лучших украинских храбрецов. Никакой халявы контрабандной, Никакой скорлупки золотой. А с яйцом в отечестве неладно. А в халяве — западный отстой. 4. Трио на вокзале. Весь Киевский железнодорожный вокзал не уместился на сцене. Зритель видит только ноги встречающих под колосниками. Но опытный взгляд сразу определяет, что женские ножки принадлежат Аллочке. А все остальные Вохе с Артёмовым. Входят ноги Димыча, слегка припадая на одну из них. Судя по повороту носков, это правая нога. Встречающие поют. Отчего погасло солнышко? Отчего покоя нет? Да, в своё родное гнёздышко Прибывает наш поэт. Вот и он приехал, маленький. Право, чёрт его дери! Хоть бы снял свои он валенки И не пудрил бы мозги. Не поймут нас тёти местные, Не захочут понимать! Ах, ты, Димыч, ферт известный! Масть держи и помни мать! 5. Сольное выступление Хабиби Кухня в служебной квартире Хабиби, за столом сидит хозяин. Напротив — бородатое существо, напоминающее восторженного, но не очень трезвого Димыча. Хабиби исполняет арию, в которой выражает своё несогласие с переменами. ПРО МЕФОДИЯ — КОЗЛА У козла Мефодия нынче новоселье.
Козочки безрогие всю капусту съели.
Что вы, в самом деле! Он же их не тронет.
У козлов вонючих благородство в моде! Заседают те козлы в разнебесных сферах. Распервее там они первых пионеров. Им капусту подают прямо из бюджета, И играют пацаны в высший свет за это. Заблажил Мефодий наш, депутат народный. Видно, я ошибся — он не благородный. Если ты козёл в душе, то не следуй моде, А не то обгадишься, как месье Мефодий! Димыч нервно икает и заедает коньяк глазированным творожным сырком, который Хабиби принёс домой якобы с целью привлечь инвестиции в молочную промышленность родного завода. Оставив без инвестиций молочную промышленность Украины, Димыч закусывает испанским лимоном. Пора бы насторожиться Евросоюзу! 6.Соло Димыча (исполняется глубоким внутренним голосом с подпевками). Димыч одиноко закусывает остатками лимона остатки же коньяка и заводит песнь. Хабиби был немного хмурым, И за коровами следил. Из минприбора парень сдуру В мясную отрасль угодил. Он ведь в душе, премилый малый, Решил с судьбою не играть. Отдача в свинстве небывалая — Не грех здесь дело начинать. Хотя софты с хардами ночью Зовут к себе, мешают жить, И связь с животными порочна. Но легче по теченью плыть. Не нам глаголить о пороке — Нам без него не есть, не пить. И до положенного срока, Коровий вирус подхватить. Тут и Касперский не поможет, И Firewall не сбережёт, Грустит Хабиби наш непОрченый. А софт у Сеньки ждёт и ждёт. Плиту отчистит нежный Comet. В духовке ждёт свиной рубец. А голова и руки помнят, Какой у парня был конец — Венец ученью и защита, Которой все кричали «Бис!» Руководитель, shit-ом крытый, От похвалы совсем раскис. Конец оценками в дипломе Был обозначен, был багров. Диплом был красный, это кроме, Того, что не хватило слов, Чтоб оценить твой вклад в науку, Хабиби, это всё же ты Хотел поднять на уши Внуково И дерзко навести мосты В ученье о кодАх и битах, О триггерах, о ПЗУ. Куда ворвался Гейтс немытый. А он причем тут? Не пойму! Ты, жизнь, свою кривую ногу Подставить парню не спеши. Припомни лишь рекламный слоган Про очищение души! И у Хабиби есть дорога, А у науки есть дела. И с нами трудятся не боги . Здесь я ослаблю удилА. Не стану понапрасну плакать И на свою пенять судьбу. Хабиби, лучше будет драка, Чем вдруг тебя я не пойму! 7. Дуэт Василия и Тарасючки. Сцена представляет собой внутренность мазанки, на стене висит портрет Василия с Чапаевскими усищами в обнимку со Светиком-пулемётчицей. Светкино изображение перепоясано пулемётной лентой от кутюр. Под фотографией воркуют нежные влюблённые. Василий: В нашей маленькой хатулиньке Мы друг другу отданы. Так тебя люблю, Светулинька, Аж, водку вылил на штаны! Светик: Не нужно так мечтать, отрада. Я вся-то тоже извелась. Но мне важнее, чтобы в Раде Скорей сменила Бобик власть. Василий: Мне ждать совсем, уж, нету силы, Я так сейчас к тебе влекусь. Светюльник, ты бы полюбила Меня за этакую грусть. Светик: Послушай, Вася, что ты, право, Ведь ты совсем не комильфо. Какие могут быть забавы, Когда меня снимал Трюффо! Нет-нет, не то, что ты подумал. Он только кинорежиссёр. Я в кадр залезла с Умой Турман, Но тут валОм Виктюк попёр. Театр — моё второе имя. Кино-то может обождать. Ты ж, Васька, лапами своими Схватил за то, чем мне играть! Душа артистки не остыла — Мой сокровенный инструмент. А ну-ка, геть отсель, постылый! Настал решительный момент. Сейчас я выхожу на сцену, На сцену жизни, господа. Мне не простит Шекспир измену. А в лицедействе нет вреда. Василий (печально, подражая Шекспиру): Приходит ночь, не ведая стыда, А Светка непорочна, как всегда! Камера отъезжает с интенсивной сменой трансфокации, и зрителям становится понятно, что герои сидят ни в какой не в хате, а в самом, что ни на есть цикавом, ресторане «Царское село». 8. Ария Бобика в ресторации «Царское село» Ресторан «Царское село», по залу снуют гибкие, как глисты, официанты с вежливым «чего изволите». Стол ломится от угощений. Светик периодически подкармливает Василия Алибабаевича гарниром из молодого картофеля и пытается его обнять. Исключительно по-родственному, без тайных надежд. Василий не против. Хабиби еле заметными движениями, приобретёнными на обвалке говядины, полосует стейк размером с голову Димыча. Две замечательные семейные пары Артёмовых и Савченко ведут себя прилично, по-европейски. Не то, что этот северный бородатый дикарь, который гладит воскового бычка по холке посередине зала. Трио с бандурой, оселедцем и баяном исполняет грустную мелодию про клятых москалей. На краю стола напрягся Валеркин муж. Сама же Валерия, представитель законодательной власти, что-то задумала, взяв для этой цели «мыльницу» у Димыча. Она поёт: А у быка, а у быка Имеются такие штуки, Что все возьмутся за бока И на пол упадут со стуком, Когда я Димыча сниму На фото, а не для услады. Не до услады мне, коль муж Тревожно дышит где-то рядом. Валеркин муж делает незаметную попытку не дышать и синеет на глазах. Добродетельный Василий Алибабаевич делает ему искусственное дыхание. А Валерка продолжает петь, легко двигаясь в такт заунывной мелодии кобзарей. Сейчас прилажу аппарат, Что подарил нам щедрый «Кодак» Ах, Димыч, что же ты не рад, Как в Раде депутат убогий? У Димыча, у Димыча Наверно, нет таких вот штук. Сейчас от щедрого плеча Я вмиг исправлю этот глюк. Слегка затвором подразню, Как тряпкой красною, быка. А Димыч любит дежавю В своих полётах в облака! 9. Дуэт Вохи с Димычем в пивнушке Борисполь. Полночь. Полутёмный зал пивного бара. Димыч поёт о том, как ему радостна встреча с Вохой. Димыч: Мама с мылом мыла Раму,
харе Рама — харе Кришна.
Заводи-ка, брат, рекламу,
Раз про музыку не вышло.

Заводи скорей «Потянем»,
Отдадимся попсовухе.
Как один приличный «чайник»
Полюбил ME* от скуки. ME* — здесь Windows Mellenium (отстойный продукт эпохи) Воха немедленно реагирует задорным куплетом о бренности всего материального. Духовность — его второе имя. Воха: Мама с мылом мыла Рому
Харю Роме, Харю Кришне
Жалко, что кому другому
Морду вымыть-то не вышло.

Я послушал попсовуху,
Спьяну очень даже мило.
Въехал «чайнику» по уху.
От МЕ меня стошнило! Димыч воздаёт хвалу Вохиной родственнице, которая ему не брат. Догадались какой? Димыч: Таланту Вохи нет предела,
Он краток, будто сводка ТАСС.
Аж, вся Европа обалдела
И даже я 15 раз! Воха вежливо пытается поскромничать. Воха: Таланту, правда, нет предела,
Он краток, полон свежих сил!
Но только дохожу до дела,
Не помню, где его зарыл. Димыч не даёт ему этого сделать. Димыч: Талант отрыть — пустое дело!
Ведь, мастерство-то не пропьёшь!
Удача прёт навстречу смелым.
Шампань с икоркой, скока хош!
Вино тазами, а икорку ложкой.
Таланту всюду место есть.
Его зарой, а он в окошко
Уже готов нахально влезть.
Не нужно плакать по нему напрасно —
Талант своё возьмёт всегда.
Он и зарытый смотрится прекрасно
И мастерству не нанесёт вреда. Задорная девчушка с метлой выгоняет героев из бара. Они начинают в ритме зажигательной ламбады двигаться к ночлегу. Ах, сколько бы они ещё могли спеть? 10. Алла в пиццерии передаёт скрытую фотокамеру, замаскированную под зубочистку официанту с итальянским сложением и сложными взаимоотношениями с правосудием. В родословной у него сплошные Джеймсы Бонды, вплоть до самого главного — Шони (Сафонова) Коннери. Сеньорита Алла что-то шепчет сообщнику на ухо и далее поёт томным горловым контральто, скрытый на балконе хор мальчиков лялякает что попало не в тему. Сегодня, склонна к компромату, Я здесь, в пиццерии сижу. О, кто бы мог бы знать, ребята, Что на Жофрея угожу. Он бородат, но мил в общенье. Не знаю, впрочем, как в бою, Или в разведке с приключеньями, Смог защитить бы честь мою. Одни коварные загадки, А он, гляди-ка, щурит глаз. До женщин, кстати, Дмитрий падкий, Как прорезиненный матрас. Сыскать таких ещё, как Димыч, И за кордоном тяжело. Он хромоног, наш Пан игривый, Но точит дерзкое перо. Нет-нет, не ТО, что от гусыни, Сжимала Пушкина рука. Пера такого нет поныне. Но длань у Димыча легка. И вовсе не такая злая, Как нам соседи говорят. Перо его порой ласкает Козу и семерых козлят. А также славит он Хабиби, Да, и про Воху не забыл. Хоть у дельфинов ласты рыбьи, Мне Димыч, право, очень мил. Я что надумала, ребята, Всё без утайки расскажу: Хоть в моде Нотр Дам горбатый, Но я к Жофрею ухожу. 11.Песня украинских пограничников при выезде из Державы. Патрули на границе ходят по вагонам с монотонным пением под бубен и сопилку. У кого отметки в паспорте, Всех отыщем без труда. Гужевым попутным транспортом Доберётесь, господа, Если вдруг давать устанете На границе свою мзду. Мы стоим на страже памяти — Сразу вспомните Орду. Мы совсем-совсем не страшные, Задушевные почти. Пограничники отважные, Аполлоны во плоти. Если нашими кордонами Восхищаться не пришлось, На границе нас сыщите-ка — Вдохновим мы вас, авось. Внезапно в вагон заходит патруль Российских служителей кордона. Стоп, господа! Вам ещё не время. Подождите до Брянска. Нет ответа. Напряжённая тишина, в которой слышна ария американской певички из мюзик-холла о том, что Тузла выше чести девичьей. Все в вагоне плачут и добровольно начинают вносить пожертвования в фонд разрушения богопротивной дамбы. В кулисах хихикает министр иноземных дел Турции. На сцене идёт братание пограничников: танцы вприсядку, гопак, контрабанда двух составов с цветными металлами, неуправляемый обмен валюты. Занавес нехотя ползёт к середине, чтобы отправить зрителей на антракт. В это время на сцену врывается румяный автор с криком: «Играем без антракта! Играем без антракта!». Занавес вновь открывается. Над сценой появляется плакат «Бальнео-грязевый курорт Нижнее-Ивкино». Жидкие хлопки двоих встревоженных зрителей разбудили третьего, и они пошли в буфет. Всё правильно — война войной, а обед по расписанию. 1.Дуэт большой и малой черепах из аквариума зимнего сада санатория «Нижнее-Ивкино». У нашей бабули Тортиллы Житуха была хоть куда На рынок она не ходила Жила в самом центре пруда. И дело у этой Тортиллы — Не нужно лежачего бить. Лишь ключик она сторожила, Могла невзначай укусить. Никто и не трогал бабулю За этот старинный секрет, Но злой Карабас, спрятав дулю, Её пригласил на обед. С тех пор мы не видели бабку, Милиция сбилася с ног. Нашли только панцирь и шляпку, От ключика стильный брелок. И тут времена изменились Пришли окаянные дни Нас люди с сестрой отловили В искусственный сад принесли. Швырнули в аквариум прочный — И где уж нам тут убежать. Горбатимся денно и нощно, Чтоб твердь на себе удержать. 2. Лектор из Кировского общества «Знание» появляется на трибуне, которую выкатил на сцену взвод страдающих недугами опорно-двигательной системы в разнообразных проявлениях. Лектор начинает свой правдивый рассказ: На чужом пиру похмелье — Хуже некуда, друзья. Тут с утра такое зелье. Нет, не зелье — чистый яд. Прибегает ко мне автор И взволнованно орёт, Не хватает, дескать, фактов. Меня под руку берёт И на сцену нагло тащит, И кричит, что, мол, убьёт, Если я не выдам фактов, Манный пудинг ему в рот. Я, конечно, не отважен — Хоть страдает честь моя, Буду нынче я продажным, У меня ведь есть семья. Опасаясь за здоровье, Опасаясь за детей, Расскажу я вам с любовью Сказки родины моей. 3. Ария физического князя Игоря Санаторий «Нижне-Ивкино». В парке на скамейке сидит одинокий ядерный физик. Из-за кустов в подзорную трубу с медными заклёпками за ним тщательно наблюдает представитель ФСБ. Игорь поёт. О, дайте, дайте мне реактор, Я так его сумею запустить. Я Русь от недругов спасу! Игорь бежит на грязевые процедуры. Агент ФСБ маскируется под медсестру с накладной грудью шестого размера, оперативно эпилирует ноги походной керосиновой лампой, тщательно замазывает бакенбарды суриком телесного цвета. И вот уже зритель имеет возможность наблюдать, как этот агент закидывает грязью подопечного физика, не забывая при этом незаметно его обыскать, включая самые сокровенные тайники. Тем не менее, физик продолжает петь: Я, хоть и жутко засекречен, Но позвоночник берегу. Мой шеф, коварством изувеченный, Копается в моём мозгу. Когда лежу на процедуре, Он, гад, сканирует мой ум. Под колпаком у шефа вечно — Вот оттого и стал угрюм. Сейчас хондроз я свой подправлю, Потом немного полежу, Головкой Родину восславлю И супостату погрожу. Секреты ядерной головки Мне, брат, доверила страна. И на шифровке очень ловко Напишут наши имена. 4. Ария шофёра Лёхи «Скотину, впрочем, я люблю. » Исполняется с заиканием без придыхания. Первые две строчки обозначают стиль исполнения. Лёха бегает по балкону, вырывая понадклюванный виноград соседей из жадных сорочьих лап. Ка-а-а-ккие ж-ж-ж-жадные с-с-ссороки, Н-н-ну, вв-весь с-с-сожрали в-в-ви-ноград! Но, право, в том не вижу проку, Когда соседи так кричать. Скотину, впрочем, я люблю. Собак, так даже, обожаю. И никогда не потерплю, Когда их люди обижают. Зоолог я, а не флорист А на бычков запал навовсе, Когда спасён был мной Борис, И я тонул в его навозе Димуля, ты закрой окно Нам ни к чему весь этот шум. Сейчас я пригублю вино И сразу байку расскажу. 5. Ария шофёра Серёги «Люблю валяться в лопухах. » Серёга сидит в шашлычной в обнимку с женщиной и тренируется в произношении странного набора слов. Вот он, этот набор: «Фост, фатит, фатать, фатка, фала, форост, фороба, фастать, фат, фоя, фойный, фощ, фанчкара, уфат, уфатка. Хванера, хваянс, хвортепьяно, хвизика, хвакультет, хвитохвтора, хвинка». Неожиданно вдаряют духовые инструменты из спрятавшегося в фонтане оркестра. Серёга поёт: Люблю валяться в лопухах. Ото, совсем не то, что в фое. Не доводите до греха — Я просто так, ото, устроен! Не нужно здесь меня фатать, Я сам, ото, скажу, где можно. Вам только стоит волю дать — Так с вами просто невозможно! Серёга уже в дансинг-зале. С ним теперь две женщины. Он исполняет романсеро: Я сказал себе: «Фатит, когда ж ты устанешь Этих женщин, ото, как перчатки менять, Фанчкарой их поить или бредить в нирване, Не начну ли, ото, как хванера летать?!» Этих фамов, ото, не берёт и фороба Их коварству, ото, не придумали ГОСТ. Но, пожалуйста, милые женщинохвобы, Не давите на мой оттопыренный фост. Серёга раздваивается. Одна половина пьёт пиво в номере. Другая лежит на массажном столе. Они обе поют. Валяясь в этих лопухах, Где фощ растёт совсем без фои, Не стану фастаться — в веках Я буду сам себя достоин! 6. Трио медсестёр в сауне и трио нижегородских молодцев, Димыч на подтанцовке. Сцена представляет собой сауну. Белый густой туман поднимается из дверей парилки. Оттуда выходит три пары чистых людей. Три женщины и три мужчины. Они в кое-каких купальниках. На скамье сидит Димыч, завёрнутый в простыню и нервно изучает свои ногти на ногах. Шестёрка чистых исполняет песню в ритме живенького канкана. Нам было очень весело, Чрезвычайно весело. Ну, просто очень весело. Так весело, что — бздынь! А Димыча, а Димыча, А Димыча Сократыча, А Димыч Птоломеича Мы простыни лишим! Сейчас глотнём по маленькой, По маленькой, по маленькой. Потом ещё по маленькой, А после — по большой! Потом мы все разденемся, До неглиже разденемся, Совсем-совсем разденемся И станем танцевать! А Димыч обстоятельный, А Димыч обходительный, А Димыч древнегреческий Пусть парится пока! Танцевально-вокальный секстет скрывается на кухне, откуда вкусно звенит бокалами. Димыч, оставшись один, отбрасывает от себя ложную скромность вместе с простынкой и исполняет некое подобие посадобля без партнёрши. Внезапно свет выключается. Перед закрытым занавесом два представителя от «Ну, шо, вы» — бизнеса держат неоновый плакат «Детям до полового созревания смотреть не рекомендуется!» Внезапно включаются софиты, стробоскоп стробоскопирует и выхватывает из темноты восхитительный танец обнажённого, как сама природа, Димыча. 7. Хор медсестёр из грязелечебницы. Грязелечебница. На топчанах в ряд лежат обнажённые тела пациентов. Интимные подробности закрыты фиговыми листочками с надписью «Ой!» Танцевальная группа медсестёр в коротких белых халатиках и белых тапочках продвигается вдоль ряда уже обслуженных отдыхающих, в ритме зажигательного танца «Пока идут старинные часы» укрывают их попонкой. Две самых эротичных передвигают тележку с лечебной грязью. Они в чёрном, под цвет содержимого тележки. Это солистки-вокалистки. Солистки, со знанием дела, замазывают пациентов грязью и поют: Мы мажем, мажем, мажем. Залечим, только дай. Здесь всех, и даже важных, По ушИ грязь скрывает. Не нужно вам стесняться, Разденьтесь догола. Вы пациенты, братцы, Вас мама родила. Какой же вы красавец, Ну, попросту Делон, Не то, что мой мерзавец, Кошмарный, словно сон. Ну, всё. Угомонимся И тихо полежим, Потом слегка умоемся И дальше побежим. А, вот приходит смена, Вам всем пора вставать. За вами грязь, ребята, Прикольно убирать. А спинку вам помоем? Мочалочкой потрём? И вечером, не скрою — На танцы мы пойдём. Вы тоже заходите, За мною «белый» вальс. Вы «нет» не говорите. И не бросайте нас. У вас спина вся чёрная, Нельзя же так, друзья. Эх, доля забубённая, Лечебная моя! 8. Хор женщин, желающих заполучить Димыча в свои нумера. На танцевальной площадке собрался ограниченный контингент одиноких женских сердец. Мужским духом почти не пахнет, Не идёт к нам в сети Димыч, Хоть и рыба, говорят. Он блюдёт свой строгий имидж НАМ назло. и всем подряд. Не является на танцы, Книги всё терзает, гад. Взять бы этого засланца, Укусить вполсилы в зад. Нет, не будем нынче порох Тратить попусту вот так. Тихо, слышу знатный шорох. То мужской идёт косяк! 9.Вагонный хор басовито поёт «О, Дробин, Дробин, мы тебя теряем!» На просцениуме стоит некто Дробин, совершенно не выдающаяся личность, и тихонько напевает в стиле кантри: Хорошо в пути далёком Вместе с Дробиным идти. То-то полюшко широко — Никому нас не найти. Мы сойдём на полустанке, Тихо выпьем мы «Боржом», Покатаемся на санках, Поссстоим за гаражом. Пусть теперь-ка нас поищут, Поволнуются пускай. Мы путей простых не ищем, И не станем отвечать. Вместе с Дробиным приволье, Никаких запретов нет. Нарисуем на заборе Мы какой-нибудь предмет. Уклонимся от налогов, Растворимся за окном. Нас, таких парней, немного Это знает избирком. Мы ребята-невидимки, Нам работа невдомёк, — Потребительской корзинки Замечательный урок. Делопуты — депутаты . Пусть мельчает депутат. Ведь за ними с автоматами Тени Дробина стоят. Только тут зритель начинает различать на фоне тёмного задника, что вслед за Дробиным выстроились его многочисленные тени. У каждой из них на руках по маленькой собачке. Судя по всему, это тени всплывшей Муму. Про автоматическое оружие на сцене речи не может быть. У нас хорошая охрана! 10. Разъярённый хор гафовских авторов, продюсеров и другой творческой братии со смежных курсов: Какой позор! Какой позор! У нас идею Димыч спёр! Сейчас прольётся чья-то кровь! Сейчас прольётся чья-то кровь! Сейчас, сейчас. Однако до самого пикантного дело не дошло. Экран схлопывается, щёлкнув диафрагмой перед лицом изумлённого зрителя. Это конец, не меньше! Желающим увидеть много крови можно только предложить посещение последнего фильма Квентина Тарантино «Убить Била». А у нас — ЗАНАВЕС! Счастливого тебе плавания, Муму. Бродвей пусть ещё немного отдохнёт. Ибо сказано: «Не всякий графоман — граф Толстой, не всякая осень Болдинская». Восхваление соавторов: Восхваляю Воху и Стаса за их героический труд, позволивший автору написать некоторые фрагменты этой саги. Восхваляю Кирилла и Мефодия за их фри-варный славянский продукт — азбуку. Без них бы пришлось учить иероглифы. Восхваляю всех, чьи воспоминания использованы в тексте, а также тех, кто упомянут в нём. Без вас бы ничего вообще не было. Даже иероглифы не помогли бы. Октябрь — ноябрь 2003 68

ТОП-2 лучших брокеров бинарных опционов, дающих бонусы при открытии счета:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

Добавить комментарий