50 000 $ на БО благодаря советнику

2 лучших брокера бинарных опционов за 2020 год:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

Мониторинг торговли советников и форекс счетов в режиме реального времени через независимый аналитический сервис Myfxbook!

Не знаете куда вложить деньги в XXI веке?

Секретные материалы по заработку 5-7% профита в сутки на инвестициях в Интернете!

В этой статье мы с Вами рассмотрим, как вести мониторинг счетов форекс, а так же автоматических торговых систем (узнать больше информации про советников форекс можно здесь) в режиме реального времени, с помощью сервиса Myfxbook. Говоря иначе, сейчас мы с Вами будем учиться подключать свой торговый счет к независимому аналитическому ресурсу, который будет в автоматическом режиме отображать всю его торговую деятельность, ведущуюся на нем.

Итак, после того как мы установили какого-нибудь робота форекс в свой терминал MT4 (перейти к инструкции, как правильно установить советник форекс), для ведения торгового дневника по советнику, нам нужно первым делом его замониторить, чтобы наглядно видеть прошлый и настоящий результат его работы, то есть все его совершаемые сделки, прошлые просадки, доходность за конкретный промежуток времени (месяц, два, год…), изменение баланса торгового счета и так далее.

Это все нам нужно для того, чтобы можно было наблюдать полную картину успешности/не успешности своего советника, если это нужно, опираясь на его исторические данные по торговле, вносить в его «входные параметры» какие-либо корректировки, что-то дополнять, убирать, в конечном итоге, полностью оценить эффективность торговли советника и решить — оставлять его у себя в портфеле, либо же нет.

Я зарабатываю по 500-1500$ в месяц на этих проектах

Вклады до 818% годовых
Бонусы на депозиты от блога Blogvestor
Страховки инвестиций для каждого нашего партнера
Выгодные вложения с сопровождением и поддержкой 24/7

Как сделать мониторинг счетов форекс на Myfxbook?

Выгодное приумножение денег в сети от 50$!

Все способы инвестирования в одном курсе, подпишись и получи прямо сейчас.

И, прежде чем мы с Вами перейдем к инструкции по подключению, давайте еще раз, но только подробнее рассмотрим, что такое Myfxbook сервис, и какие функции он выполняет. Итак, myfxbook — это популярное независимое сообщество трейдеров (в меньшей степени инвесторов), предназначенное для автоматического анализа торговых счетов форекс, любого форекс-брокера, в режиме онлайн и реального времени.

Самый большой плюс этого сообщества в том, что сервис майфиксбук, является поставщиком качественной аналитики, который обладает безупречной репутацией на рынке форекс, и уже имеет длительную историю работы. В данном сервисе, можно получить полную статистику одновременно по нескольким показателям как своих, так и чужих торговых счетов, на которых работают роботы, либо идет торговля вручную.

Какие возможности и функции нам предоставляет Myfxbook:

* Данный сервис анализирует Вашу торговую систему, либо торговлю Вашего советника (смотреть раздел «торговые роботы«, в котором проводится тесты лучших советников в режиме реального времени), помогая понять все критические и изменяющиеся моменты, опираясь на которые, можно спланировать дальнейшие действия, тем самым улучшив торговлю по счету.

* Майфиксбук предоставляет своим пользователям огромный функционал для расширенного мониторинга стратегий торговли, а так же отображает множество графиков (график баланса, просадки, доходности, эквити…) для более детального изучения Вашей торговли, либо работы Вашего советника.

* Работая с этим сервисом, Вы навсегда забудете о таблицах и других ручных расчетах по своей торговле/торговле советниками, так как все Ваши подключенные торговые счета будут анализироваться сервисом автоматически и без Вашего вмешательства, в связи чего, Вы будете иметь больше свободного времени на торговлю и поиск новых советников.

Рейтинг лучших брокеров БО на русском языке:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

* Благодаря возможности общения с другими пользователями этого сервиса, у Вас появляется шанс обмениваться опытом и результатами работы Ваших советников с другими людьми. Кроме того, в данном сервисе можно вести мониторинг одновременно нескольких советников, что позволяет Вам все время находиться в курсе того, как идут дела у того или иного советника.

* С помощью специальной информационной панели myfxbook, Вы будете заранее оповещены о выходе всех важных рыночных новостей, которые могут негативно повлиять на торговлю советника, и чтобы этого не случилось, Вы имели возможность заранее его отключить от работы (конечно, если это потребуется).

Что ж, теперь, когда мы с Вами выяснили, что именно представляет собой сервис мониторинга торговых счетов форекс Myfxbook, я думаю, настало самое время перейти к инструкции по подключению своего торгового счета к нему. И, первое, что нужно для этого сделать, конечно же, зарегистрироваться в этом самом сервисе, где мы запланировали вести мониторинг. Проходим по следующей ссылке на его официальный сайт (регистрация в myfxbook.com), и в самом низу сайта меняем английский язык на русский, чтобы было проще работать.

После того, как смените язык, можно переходить к заполнению регистрационной формы справа, своими реальными данными. В первом поле нужно будет указать свой логин, под которым будете входить в свой аккаунт, затем ввести почту, на которую регистрируете, пароль два раза, проверочную капчу, поставить галочку, как показано на рисунке ниже, и нажать «Зарегистрироваться»:

Когда Вы заполните форму и нажмете зарегистрироваться, Вас уведомят о том, что Ваша учетная запись успешно создана, но чтобы ее активировать Вам нужно пройти по ссылке, отправленной Вам на Ваш почтовый ящик. Поэтому, зайдите в свою почту, пройдите по ссылке в письме от майфиксбук, и зайдите под своим логином паролем в свой личный кабинет сервиса. Затем, в верхней панели меню выберите раздел «Портфель» — «Добавить счет»:

Далее, нам нужно будет выбрать платформу (здесь, обязательно нужно выбрать MetaTrader 4 Publisher), указать брокера, через которого мы работаем, внести небольшую информацию о своем счете, сделать разрешение к его просмотру (к просмотру некоторых его показателей), и в конце нажать на кнопку «Сохранить настройки». Здесь на самом деле ничего сложного нет, смотрите на характеристики своего торгового счета, и указываете точно такие же в сервисе myfxbook:

Начни зарабатывать от 10 000 рублей в день уже сегодня!

Мониторинг самых лучших и проверенных проектов для заработка в Рунете.

Итак, давайте подробнее остановимся на этом этапе. В первом поле «My platform is» — как я уже сказал, нужно обязательно выбрать «MetaTrader 4 (Publisher)», в поле «My Broker is» — выбираете того брокера, через которого торгуете на рынке форекс. Так как я работаю с брокером AForex (нынешний AMarkets), то я указал именно его, если Вы работаете с другим брокером, то из списка выбираете своего.

Затем, в поле «Выберите имя» — можете указать название того советника, который работает у Вас на Вашем торговом счете, и который Вы хотите замониторить. Так как в статье по установки советников (ссылку я давал в самом начале этого поста), я показывал Вам, как правильно устанавливать в свой терминал робота под названием «4hr Trader», то и имя своему счету в майфиксбук, я напишу такое же.

Далее, нам с Вами нужно указать четыре типовых параметра, а именно:

  • Тип системы — выбираете «Технический»
  • Тип торговли — так как у нас работает робот, то «Автоматизированный»
  • Тип счета — я, лично, пока работаю на демо, поэтому указал «Демо»
  • Плечо — указываете кредитное плечо Вашего торгового счета, так как я создавал для советника «4hr Trader» демо-счет с плечом 1:200, то и в данном поле я выбрал именно это плечо.

И, наконец, в самую последнюю очередь, настраиваем «Разрешение», проставляя галочки в чекбоксах напротив каждого параметра, который можно сделать либо общедоступным (любой может его просматривать), либо приватным (можете видеть параметр только Вы). Здесь, делайте на свое усмотрение, я сделал все «общедоступным». Как только все будет настроено, жмете кнопку «Сохранить настройки».

Все, счет в сервисе создан и ниже на скриншоте Вы можете увидеть, как он выглядит. Обращаю Ваше внимание, что номер счета, который я выделил на рисунке красным квадратом, вскоре нам потребуется при работе в терминале (его нужно будет вставить в поле «FTP логин», не забудьте это):

На данном этапе все основные настройки в сервисе myfxbook, мы с Вами произвели. Теперь, заходим в свой торговый терминал MT4, на котором трудиться Ваш советник и мониторинг которого мы хотим сделать. В панели меню, выбираем раздел «Сервис» — «Настройки»:

В появившемся меню настроек, заходим во вкладку «FTP» и заполняем все поля так, как показано на рисунке ниже, в конце жмем «OK»:

  • FTP сервер — указываем сервер ftp.myfxbook.com:21
  • FTP каталог — оставляем пустым
  • FTP логин — сюда вписываем номер своего счета в сервисе myfxbook (об этом я говорил выше)
  • FTP пароль — пароль от Вашего аккаунта в myfxbook
  • Номер счета — указываете Ваш номер торгового счета, на котором работает советник (он же логин в терминале MT4)
  • В поле «Обновлять каждые» — указываете время (в минутах) обновления данных по счету
  • Проставляете галочки «Пассивный режим…» & «Разрешить автоматическую публикацию…»

Итак, после того, как все поля Вами будут заполнены, Вы нажмете «OK», через некоторое время, информация обновится, счет автоматически подключится, и Вы сможете видеть его мониторинг, уже из своего личного кабинета системы myfxbook. На скрине ниже, Вы можете посмотреть, как это будет выглядеть (мониторинг торговли советника 4hr Trader):

Как Вы заметили, в левом верхнем углу (я выделил его красным квадратом) отображается название самого советника, тип счета, брокер, на котором работает советник, тип системы, кредитное плечо и версия торговой платформы. Это именно те данные, которые мы с Вами заполняли при создании счета в системе myfxbook, несколькими шагами ранее.

Справа ниже под этой информацией, Вы можете увидеть 4 графика, это рост (growth), баланс (balance), прибыль (profit) и просадка счета (drawdown). Благодаря этим графикам, у Вас есть возможность просмотреть их показатели за любой период торговли по конкретному счету, что является очень удобным моментом для оценки эффективности советника:

Слева от графиков, находится общий блок с краткой информацией по счету, кстати, он состоит из двух вкладок (Stats & General), и по нему уже можно начинать делать кое-какие выводы об успешности/не успешности просматриваемого Вами советника:

  1. Прирост (Gain) — отражает общий показатель прибыльности счета (советника) за все его время работы с учетом реинвестирования.
  2. Абс. прирост (Abs. Gain) — отражает показатель прибыльности счета без учета реинвестирования.
  3. Ежедневно (Daily) — отражает среднюю доходность советника в сутки.
  4. Ежемесячно (Monthly) — показатель, отражающий среднемесячную доходность совы (счета).
  5. Просадка (Drawdown) — отражает максимальную просадку (убыток) по счету за все время его работы.
  6. Баланс (Balance) — текущий баланс счета на момент последнего обновления инфы по майфиксбук (отражается с учетом всех закрытых сделок).
  7. Эквити (Equity) — реальный баланс счета, который отражается с учетом всех открытых сделок (считается более точным балансом по счету).
  8. Наивысшее (Highest) — показатель, отражающий максимальный баланс, который был когда-то достигнут за все время работы счета.
  9. Прибыль (Profit) — общая прибыль, которую принес советник за всю свою историю торговли.
  10. Пополнения (Deposits) — начальный депозит, с которым начинал работать советник.
  11. Снятия (Withdrawals) — сумма всех средств, которые были выведены со счета за всю его историю.
  12. Обновлено (Updated) — время, показывающее последнее обновление всей информации на этой странице.
  1. Описание (Description) — описание счета/торговой стратегии/советника.
  2. Брокер (Broker) — компания, через которую работает данный счет/советник.
  3. Плечо (Leverage) — кредитное плечо, с которым торгует советник.
  4. Тип (Type) — тип счета, на котором работает советник, может быть двух видов: реальный (работает с настоящими деньгами) и демо (работа ведется на виртуальных деньгах).
  5. Система (System) — система, по которой идет торговля, может быть двух видов фундаментальная и техническая.
  6. Торговля (Trading) — показывается, какая идет торговля на счете, ручная или автоматизированная (с помощью советников).
  7. Запущено (Started) — дата старта советника.
  8. Добавлено (Added) — дата добавления мониторинга советника в сервис myfxbook.

Еще ниже находится расширенная информация, в которой можно посмотреть какие и когда сделки были открыты советником, по какой валютной паре, каким объемом, был ли выставлен стоп-лосс и на сколько пунктов, есть ли на данный момент открытые сделки у совы и какие, как изменялась доходность советника ежемесячно и так далее:

Что ж, все самые важные и основные показатели, по которым можно оценить эффективность того или иного советника, я Вам показал, где они находятся Вы теперь знаете. Как Вы заметили, история торговли этого робота еще не большая, поэтому каких-то значительных графиков доходности и т.д., пока на нем не видно. Но, если советник уже давно торгует на рынке, его график и показатели будут выглядеть, примерно следующим образом:

После того, как Вы сделаете мониторинг(и) своего советника(ов) в независимом аналитическом сервисе майфиксбук, Вам больше не придется вручную вести по нему статистику всех его показателей (доходность, просадка…), и где-то на отдельном листе excel составлять графики, чтобы было более менее понятно, на какой средний доход можно рассчитывать, торгуя этим роботом, а так же каким рискам Вы подвергаете свой депозит. Статистика, которая ведется в myfxbook, намного удобнее и понятнее, нежели журнал сделок торгового терминала, в котором работает Ваш советник.

На данном месте эту статью мы будем с Вами заканчивать, теперь Вы знаете, как правильно сделать мониторинг счетов форекс и советников-экспертов в системе myfxbook, для более удобного анализа и ведения их истории торговли на рынке. Если эта информация была для Вас полезна — понажимайте, ниже по кнопкам соц. сетей и поделитесь ей со своими друзьями. Спасибо!

50 000 $ на БО благодаря советнику

В настоящее время исполняется восьмисотлетие двух Соборов Православной Церкви, созывавшихся в 1156 и 1157 гг. в Константинополе при императоре Мануиле Комнине (1118—1180) для устранения разногласии среди византийского духовенства и общества в понимании заключительных слов известной литургической молитвы, читаемой во время херувимской песни: «Ты бо еси Приносяй и Приносимый, и Приемляй и Раздаваемый, Христе Боже наш. » [1]

В XII веке, при первых трех императорах из династии Комнинов: Алексее, Иоанне и Мануиле, Византийская империя, после упадка в XI веке, достигла вновь такого внешнего могущества и внутреннего процветания, что историки с полным основанием говорят о ее культурном возрождении при Комнинах [2].Империя, укрепив центральную власть, успешно боролась с внешними врагами и расширила свою территорию на востоке до Антиохии, отбросив своих главных врагов — турок-сельджуков от берегов Анатолии к Иконии.

В условиях внешней безопасности и благосостояния расцвела и развилась духовная культура Византии, которой покровительствовали Комнины. Возрождение эллинской традиции искусства, науки и философии благоприятствовало и расцвету богословия.

Основной особенностью византийского богословия является его глубокая традиционность, т. е. верность святоотеческому преданию. Византийское богословие всегда органически развивалось из творений Отцов Древней Церкви. Поэтому естественно, что всякое учение, противоречащее Преданию, богословское или философское, вступало в конфликт с Церковью, обличалось и извергалось из церковной ограды. Так, еще в XI веке философ Иоанн Итал был осужден на Соборе в 1082 г. при Алексее I Комнине. Не менее сильный отпор и осуждение встретила при Мануиле Комнине и латинствующая партия во главе с Сотирихом, пытавшаяся внести в византийское богословие идеи западной схоластики.

Поводом к возникновению догматических споров, охвативших широкие круги и приведших к Соборам 1156—1157 гг., явилось столкновение между известными преподавателями тогдашней высшей духовной школы, занимавшими кафедры толкования Свящ. Писания в храмах столицы Византии: Михаила из Солуня и Никифора Василаки [3], с одной стороны, и диакона Василия — с другой.

Услышав слова Василия, объяснявшего Евангелие в храме ап. Иоанна Богослова, о том, что «Один и Тот же Сын Божий и бывает жертвой, и вместе с Отцом приемлет жертву» , они сделали вывод, что Василий вводит две Ипостаси, ибо «принести жертву — значит одно, а принять ее — другое» [4].

Этот богословский спор принял вскоре массовый характер. К мнению Никифора Василаки присоединились некоторые иерархи, а также кандидат на антиохийский патриарший престол диакон Сотирих Пантевген, впоследствии упорно защищавший это мнение. Защитником православного учения, заключенного в общепринятых словах молитвы, явился епископ Николай Мефонский, написавший в опровержение мнений Сотириха и его последователей несколько превосходных полемически-догматических сочинений.

Для изучения Соборов 1156—1157 гг., кроме весьма поверхностных сообщений современных историков Иоанна Киннама и Никиты Акомината (Хониата), основным источником являются так называемые «Соборные акты»[5]. В наиболее полном издании «актов» (у Mai) имеются: 1) данные по истории Собора; 2) Диалог Сотириха, явившийся для Собора обвинительным документом при обсуждении и осуждении его мнения (Мai, Sp. R., pp. 3—15); 3) свидетельства из творений св. Отцов в защиту Православного учения (Маi, pp. 26—55); 4) общее соборное определение (70 р.) и 5) четыре определения — анафематизмы (pp. 55—58) [6].

Из анализа соборных актов (например по наиболее исправному Патмосскому кодексу — изд. 1890) следует, что фактически имели место два Собора, собиравшиеся один после другого более чем через год. Первое соборное заседание датировано 26 января 1156 г., а второе и третье — 12 и 13 мая 1157 г.

По причине описок, имеющихся в Ватиканском кодексе, среди исследователей возникли разногласия относительно даты Соборов. Ряд авторов [7]полагал, что оба Собора — январский и майский — состоялись в одном и том же 1156 г. Эта дата (1156 г.) попала и в различные энциклопедии, учебники и т. п. издания. Немецкий ученый Дрэзеке впал в другую крайность, отнеся заседание второго Собора к 1168 г. Его ошибочные вычисления в свое время принял и проф. А. П. Лебедев [8]. Ошибка Дрэзеке была указана Васильевским, а позднее разобрана Курцем [9]. Правильная дата второго Собора — 1157 г. была принята ранее Капгером, Гефеле, Ф. И. Успенским [10] и другими.

То, что второй Собop состоялся после 1156 г., подтверждается еще косвенными соображениями. Так, в актах второго Собора имеется высказывание Константинопольского патриарха о Сотирихе: «он уже два года не скрытно или в углу, но открыто и небоязненно противится православному догмату» [11]. Отсюда следует, что второй Собор собрался не в том же 1156 г., а значительно позднее. Другим подтверждением этого является подпись Константинопольского патриарха Луки Хрисоверга под определением второго (майского) Собора, которая могла быть сделана не ранее 1157 г., ибо предшественник Луки Константин Хлиарин занимал кафедру по август 1156 г. [12]

Первый Собор 1156 г. был создан по инициативе вновь избранного русского (киевского) митрополита блаж. Константина, который перед отправлением в далекое путешествие к своей новой киевской кафедре хотел узнать, определение собора в отношении прорекаемых слов «Ты еси Приносяй и Приносимый» и т. д. [13] Собор собрался в храме ап. Фомы [14] под председательством патриархов: Константинопольского Константина IV Хлиарина и Иерусалимского Николая. В Соборе участвовало 24 архиерея; присутствовали великий друнгарий Стефан, принимавший деятельное участие в соборных заседаниях, асикрит Николай Зонара, логариаст Иоанн, номофилакс Феодор Пантехн и большое число других лиц.

В начале изложения соборных актов у Mai оба мнения по основному вопросу — и признанное впоследствии еретическим и православное — формулируются следующим образом:

«В царствование Мануила Комнина подверглось широкому обсуждению учение, выраженное в словах: «Ты еси Приносящий, Приносимый и Приемлющий» . Одни (еретическая партия) утверждали, что Крестная Жертва была принесена одному Отцу и Духу, но ни в коем случае не Самому приносящему Слову, говоря, что если последнее допустить, то «Единый Сын Божий полностью разделится на два лица, каковое разделение вводил пустослов Несторий» [15]. Другие (православные) в согласии со словами упомянутой молитвы утверждали, что

» приношение было и Самому Сыну, т. е. Единому и Нераздельному Существу Безначальной Троицы» [16].

Придерживающиеся первого мнения, кроме того, утверждали, что не только Мироспасительная Крестная Жертва Христова, но и Евхаристия, совершаемая ежедневно в Его воспоминание, приносилась и приносится не Сыну, но только Одному Отцу. Этого мнения держались упоминаемые выше известные ученые Сотирих, Василаки, Михаил Солунский, к которым присоединился Евстафии, епископ Диррахия, и другие.

Сохранившиеся акты не позволяют с достоверностью утверждать, какой круг прорекаемых вопросов действительно рассматривался на Соборе. Расположение некоторых документов противоречит их содержанию. Так, диалог Сотириха, помещенный перед изложением первого заседания Собора (Soterichi dialogus praevius), по-видимому, был им составлен между двумя Соборами. В самом деле, из изложения январского заседания 1156 г. не видно, чтобы осуждению подпал автор диалога Сотирих. Между тем, в его диалоге упоминается о Соборе и осуждении других лиц. Вместе с тем, в мнении, высказанном митрополитом Адрианопольским в заседании 12 мая 1157 г., указываются обстоятельства, отягчающие вину Сотириха и делающие его недостойным священства: во-первых, его возраст — свыше 60 лет, во-вторых, ученая и писательская известность, в-третьих, положение избранного на патриарший престол Антиохии и, наконец, то, что он не только явил словами мудрование, чуждое православной веры, но и написал «сочинение, полное богохульств и нелепого нечестия» [17]. Отсюда можно заключить, что сочинение Сотириха написано им в промежутке между обоими Соборами.

Собор 1156 г. принял в свое определение мнение Киевского митрополита Константина, что

«Животворящая Жертва, как первоначально, когда она была совершена Спасителем Христом, так и после и доныне, принесена и приносится не только одному Безначальному Отцу Единородного, но и Самому Вочеловечившемуся Слову; точно так же не лишен этой богоприличной чести и Святой Дух. Приношение же Тайн произошло и происходит повсеместно Единому Триипостасному Божеству. » [18].

Противное мнение до принятия Собором решения поддерживали протекдик Михаил Солунский и Евстафий, митрополит Диррахия [19]. Однако когда им предложили окончательно высказаться, то и они присоединились к мнению русского Митрополита. Диррахийский митрополит просил выдать ему письменное изложение заседаний Собора, чтобы сличить со святоотеческими творениями, но ему в этом было отказано. Когда же затем были зачитаны свидетельства (общим числом 33) из творений Отцов и богословов в защиту определения Собора (Mai, pp. 26—55), то митрополит Диррахия удовлетворился этим и присоединился к соборному решению [20].

Так как диалог Сотириха написан позднее, то мы не имеем данных о тезисах, защищавшихся противной стороной, которая, вероятно, еще не успела в полной мере развить свои основные положения. Поэтому о прорекаемых пунктах можно судить лишь косвенно по оглашенной на соборе докладной записке со свидетельствами Отцов.

В актах отеческие свидетельства распределены на две группы. Первая говорит о Божественном достоинстве Евхаристии, вторая доказывает, что мироспасительная жертва принесена Спасителем всей Святой Троице.

Естественно, что Отцы Собора предпочли начать с учения об Евхаристии, как всем известного и утвержденного в сознании Церкви с апостольских времен. Еретичествующие утверждали, что спасительная крестная жертва совершена Иисусом Христом однажды одним приношением [21]. Отсюда они рационалистически выводили, что ежедневно совершаемая Евхаристическая жертва не то же, что Крестная Жертва и не есть действительная жертва, но является лишь воспоминанием, возобновляющим прошлое «мечтательно и образно» [22]. Между тем, если литургийная жертва есть только воспоминание, то и прорекаемые слова «Приносяй и Приносимый. « теряют свой великий смысл.

Оглашенные на Соборе свидетельства св. Отцов о божественности Евхаристии, состоящие из цитат св. Андрея Критского, Льва Болгарского, блаж. Феодорита, Иоанна Дамаскина, Иоанна Златоуста, Максима Исповедника и других, опровергают приведенное утверждение Сотириха и его сторонников.

По второму вопросу Сотирих и его единомышленники утверждали, что мироспасительная жертва принесена Спасителем Отцу (а с Ним, может быть, и Св. Духу), но отнюдь не Сыну, или иными словами, что жертва принесена Ипостаси Отца.

Из многих софистических «доказательств» этого мнения обращают на себя внимание два, которые вкратце сводятся к следующему.

1 -е доказательство представляет собою reductioadabsurdum противоположного мнения, ибо если жертва принесена Божеству Сына, то отсюда будто бы вытекает несторианское разделение Единого Сына на две ипостаси: «приносящую» и «приемлющую».

2 -е доказательство основано на представлении о двояком примирении падшего человечества с Богом — сначала с Богом Сыном через воплощение, а затем с Богом Отцом через крестную жертву Сына. При этом «примирение» сторонники Сотириха понимали как акт обмена. В первом случае Бог Сын принял у человечества природу, а взамен дал оставление грехов. Во втором случае, ввиду нечистоты омраченного грехом человечества, Бог Сын вместо нас принес Свою кровь в спасительное умилостивление для примирения с Отцом, Который вознаградил нас усыновлением.

Все эти «паутинные нити» , как говорится в стихотворении Никифора Влеммида, посвященном епископу Николаю Мефонскому [23], были распутаны и разорваны несколько позже диалектикой этого святителя. На первом же заседании отцы Собора могли противопоставить «доказательствам» Сотириха только отеческие свидетельства.

Из этих свидетельств важнейшее значение отцы Собора придают словам патриарха Фотия:

«Лица Святой Троицы имеют общее действие» [24 ].

Этот аргумент, бывший в употреблении на Соборе, опирался на нераздельность Святой Троицы. Если Святая Троица нераздельна, то нельзя разделять действия Одной Ипостаси от действий Другой. Поэтому святейший Фотий говорит:

«У Святой Троицы общее царство, сила и держава; также и слава, не только от нас возносимая, но и та, которую Сами Они —Лица Святой Троицы — принимают от Самих Себя».

Отсюда, естественно, следует, что спасительная жертва принята всей Святой Троицей.

Что же касается слов литургической молитвы, по которым
«Господь наш Иисус Христос Сам есть и Приносящий и Приносимый и Приемлющий, как Архиерей, жертва и Бог» [25] ,
то здесь приведены в качестве свидетельства прежде всего сами эти прорекаемые слова из молитвы на литургии Василия Великого:

«Сподоби принесенным Тебе быти, мною грешным и недостойным рабом Твоим, даром сим: Ты бо еси Приносяй и Приносимый, и Приемляй и Раздаваемый, Христе Боже наш. «

Эта молитва вошла и в чин литургии св. Иоанна Златоуста, принята всей Церковью и представляет собой, таким образом, голос Вселенской Церкви.

Затем были прочитаны слова св. Кирилла, архиепископа Александрийского:

«Будем пить Кровь Его святую, во очищение (eisilasmon) наших прегрешений и для участия в воскресении в Нем, веруя при этом, что Он Сам священник и жертва, Сам Приносящий и Приносимый, и Приемлющий и Раздаваемый, не разделяя на два лица божественное и нераздельное н неслиянное соединение Единого из Всечестной Троицы» [26] .

Также и в слове на Сретение св. Кирилла Иерусалимского говорится:

«Младенца вижу, приносящего законную жертву на земле, но Его же вижу принимающим жертвы от всех на небесах. Вижу Его седящим на Херувимском престоле, как Царя престололепно, вижу приносимого и очищаемого, вижу Самого все освящающего и очищающего. Сам Он — Дары, Сам — Архиереи, Сам — жертвенник, Сам — очистилише. Сам — Приносящий, Сам и Приносимый как жертва за мир. Сам — огонь сущий. Сам — всесожжение. Сам — древо жизни и познания. Сам — меч Духа, Сам — Пастырь, Сам — Агнец, Сам — жрец, Сам — Закон, Сам же и исполняющий этот закон» [27].

Затем был приведен еще ряд цитат из св. Кирилла Александрийского:

«Когда Он стал человеком, то действовал и как иерей, принося священнодействие не как большему’Богу, но Себе Самому и Отцу. » [28]. «Он Сам стал архиереем по человечеству, божественно принимая жертву от всех, Сам — жертва по плоти, Сам очищающий наши грехи по всемогуществу Божества. » [29]. «Смотри, как Он священнодействует по человечеству, и подвизается посредник Бога и человеков, весь священник служит посредником». «Спаситель священствует по человечеству, но принимает жертву Сам по Божеству, Сый Сам и Бог и человек» [30].

Прочие цитаты, имеющиеся в изложении, являются свидетельствами отцов о необходимости примирения падшего человечества со всею Святою Троицею, Единым Богом.

Наконец, после свидетельств св. Отцов, в актах Собора приводится «силлогизм великого друнгария Кир-Стефана»:

«Оскорбили ли мы преступлением все Божество, созерцаемое в трех Ипостасях, Отца и Сына и Святого Духа, или только одного Отца? Если Одного Отца, то тогда, согласно болтунам, примиряемся с Ним Одним Кровью вочеловечившегося Сына Его. Если же, как оно и было, мы оскорбили всю Святую Троицу, то Кровь Единородного Сына Божия принесена всей Троице в одном и том же Христе. Действительно в Единой Его Ипостаси созерцается тленное и нетленное, смертное и бессмертное, приносящее и приемлющее, ибо Он Сам как человек принес, а как Бог принял» [31].

Все это выясняет ошибочность идеи разделения единого действия примирения человечества со Святой Троицей на два примирения и приводит к тому же выводу, что Спасительная Жертва принесена Спасителем по человечеству всей Святой Троице, а следовательно, по Божеству и Самому приносящему.

«Силлогизм» великого друнгария дает некоторое представление о полемической стороне соборных заседаний.

Хотя у Mai все эти свидетельства приложены в конце первого заседания Собора, так же как и четыре анафематизма, но мало вероятно, чтобы даже эти свидетельства были зачитаны на Соборе 1156 г. Больше оснований предполагать, что эти свидетельства, а тем более анафематизмы, были составлены и утверждены только на втором Соборе, в 1157 г. Основанием для такого предположения служит то, что первый Собор не выносил развернутого определения, а принял только мнение русского митрополита Константина, что «Мироспасительная жертва принесена всей Троице, а следовательно, и Самому Сыну».

Осужденные январским Собором 1156 г. единомышленники Сотириха замолчали. Сам же Сотирих развил свое учение в форме упоминавшегося ранее диалога между им самим и некиим Филоном.

В этом диалоге Сотирих поддерживает мнение, уже осужденное на Соборе 1156 г. Диалог распространился и своей софистической аргументацией приобрел новых сторонников ереси в среде поверхностных христиан, особенно латинствующих.

Деятельность Сотириха и его единомышленников вынудила императора Мануила Комннна собрать второй Собор для осуждения самого Сотириха.

Собор открылся 12 мая 1157 г. под председательством нового Вселенского патриарха Луки Хрисоверга [32] и Иерусалимского Иоанна, в присутствии императора Мануила Комнина, во Влахернском дворце. Отлучение предыдущего Собора вряд ли коснулось Сотириха, так как его имя, как кандидата в Антиохийские патриархи, стоит в начале соборных актов, при перечислении членов Собора, между именами двух патриархов и Болгарского архиепископа.
Предмет обсуждения Собора остался тот же.

В начале соборного томоса, после упоминания о Соборе 1156 г., собранном по почину Константина, митрополита Русского, и прочтения свитка отеческих мнений, приведен проект нового соборного определения для обсуждения и голосования.

«Итак, собрав сие немногое из многих свидетельств Божественных отцов для ясного доказательства истины, мы поместили это в настоящем списке, избегая длинноты слова. Хотящим же быть трудолюбивыми надлежит составить определение этого догмата из множества других свидетельств. После того как Божественные отцы изрекли столь единогласно об этом, ясно, что Владыка Христос добровольно принес Себя в жертву, принес же Самого Себя по человечеству, и Сам принял жертву как Бог вместе со Отцом и Духом. Итак, на этом основании, на котором мы и прежде были соединены, подобает и впредь мудрствовать питомцам Церкви, как поклонникам Троицы. Богочеловек Слово вначале во время владычних Страстей принес Спасительную Жертву Отцу, Самому Себе, как Богу, и Духу, от Которых человек призван от небытия к бытию, Которых он и оскорбил, преступив заповедь, с Которыми произошло и примирение страданиями Христа. Равным образом и теперь бескровные жертвы приносятся всесовершенной и усовершающей Троице, и Она их принимает» [33].

Голосование началось с младших членов Собора (диаконов), которые все изъявили свое полное согласие с определением, кроме дидаскала храма св. апостолов Никифора Василаки, который, когда дошла до него очередь, выразил неудовольствие, свое особое мнение и сомнения, не согласившись с определением [34]. После того как было спрошено мнение обоих патриархов и всего собрания архиереев, единогласно принявших определение Собора, спрошен был и Сотирих Пантевген, «и тогда-то, — восклицает составитель изложения, — и было открыто искомое» [35]. Сотирих «просил времени на размышление», «как будто, — замечает составитель изложения, — ему было недостаточно для изыскания здравого образа мыслей того многого времени (более года), в которое им распространялась на погибель других нечестивая хула против Xpиста».

В этом ему было отказано, а был задан вопрос:

«Считает ли он, что жертва принесена и приносится Святой Троице, как выяснено было раньше, или Одному Отцу?»

Сотирих, заранее не приготовившись, как предполагает составитель актов, ответил неопределенно, именно что она приносится и Одному Отцу, и не одному. Затем он произнес пространную речь, в которой свойство «принимать» признал «собственным признаком» Отеческой Ипостаси наряду с нерожденностью. Он доказывал, что если «принимать» есть свойство не Ипостаси Отца, но божественной природы, то Божеству придется приписать признак временности, ибо и совершившееся и совершающееся приношение оба — во времени (после воплощения) и Бог будет тогда иногда Бог, а иногда нет [36].

После речи Сотириха убеждать его начал сам император Мануил. Его аргументация сводилась к указанию на то, что если Жертва принесена только Одному из Лиц Святой Троицы, именно Отцу, то этим будут недовольны остальные Два Лица, спрославляемые, совечные и сопрестольные с Ним [37].

После речи Мануила и увещании Сотирих встал и вслух прочел отречение от ереси:

«Я согласен со святым и священным Собором о том, что Жертва, и ныне приносимая и тогда принесенная от Единородного и Вочеловечившегося Слова, принесена была тогда и ныне вновь приносится Святой Троице, и что она одна и та же самая, а не так думающему — анафема. Если же отыщется что-либо написанное к ниспровержению сего, то и это подвергаю анафеме». Подпись: Сотирих Пантевген [38].

После отречения Сотириха от ереси возник вопрос, как поступить с ним далее. Раскаявшихся еретиков обычно принимали в церковное общение. Однако с Сотирихом поступили необычно строго. Император уклонился от участия в обсуждении этого вопроса, указав на каноны. Эти каноны и были применены со всей строгостью. В соборном изложении не указана причина этого. Должно быть за полтора года пропаганды своего учения Сотирих достаточно досадил всем. Правда, семь членов Собора предлагали отложить обсуждение на следующий день, но оба Патриарха, Архиепископы Болгарский, Кипрский, Кесарийский и остальное большинство Собора не согласились и единогласно признали, что Сотирих недостоин священного сана [39].

На последнем заседании 13 мая 1157 г. Сотирих не присутствовал. К нему была послана комиссия из четырех человек с предписанием явиться на Собор и предупреждением, что в случае неявки протокол будет заслушан и подписан без него. Мануил Комнин торопил Собор с решением, так как собирался в поход [40]. Сотирих отказался явиться на Собор «ни сегодня, ни завтра, по болезни» . Поэтому Собор заслушал протокол предыдущего заседания и признал, что Сотирих недостоин никакого священного сана, «и все двери оправдания закрылись для него» [41] . Протокол был подписан 35 архиереями [42].

Кроме общего соборного определения, находящегося в «актах» Собора и приведенного выше [43], сохранились четыре анафематизма Собора 1157 г., вошедшие в «Синодик в неделю Православия» [44], имеющийся во многих списках, а также в печатной греческой Триоди [45]. Догматическая ценность этих нижеприводимых (в русском переводе) статей Синодика является даже большей, нежели определения соборных актов, потому что здесь имеется не одно соборное определение, но то же соборное определение, во-первых, тщательно и подробно формулированное для всеобщего обнародования, а во-вторых (это особенно важно), что это есть реципированное определение, т. е. определение, принятое Церковью, вслух которой оно возглашалось ежегодно в 1-ю неделю Св. Четыредесятницы.

Необходимо отметить, что анафематизмы эти провозглашались и в Русской Церкви везде до 1766 г., когда весь Синодик был сокращен (из него были исключены перечисления отдельных еретиков, начиная с Ария и Нестория), и вновь сформулированы лишь 12 анафематизмов. В Греческой же Церкви эти анафемы против тех, кто ошибочно истолковывает слова литургийной молитвы и неправильно понимает евхаристическую и искупительную жертвы, имеются в современных печатных триодях (например венецианской изд. 1856 г.).

О значении этого памятника (Синодика), как источника для изучения Византии, Ф. И. Успенский говорит:

«Формальная ценность этого материала (статей Синодика) доказывается тем, что большинство соборных актов утрачено бесследно, между тем, как вносимые в Синодик статьи вырезывались на камне и хранились в церкви св. Софии» [46].

«До самого падения Константинополя наблюдается развитие и наращение в частях этого памятника. Можно сказать, что Синодик ближайшей ко времени турецкого завоевания эпохи, или Синодик полного состава, представляет собою всю историю болезни, которая по временам захватывала Византийскую Церковь, и заключает живыми красками написанную картину борьбы из-за богословских, философских и близких к ним вопросов. Разумею не отвлеченные вопросы, интересующие только клир церковный, но такие, которыми занималось все общество, о которых велись беседы на площадях и частных собраниях. » [47].

Ниже приводятся эти четыре статьи Синодика (определения 1157 г.) [48] в переводе на русский язык (выделено П.Черемухиным — Л.Р.) :

1 . Говорящим, что во время мироспасительной страсти Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа Жертву честного Его Тела и Крови, принесенную от Него о нашем спасении, как от архиерея, действовавшего ради нас по человечески (так как он Сам и Бог и жрец и жертва, согласно великому в богословии Григорию), Он принес Сам Богу и Отцу, но не принял как Бог с Отцом Сам Единородный и Дух Святый (так как через это они отчуждают от боголепного единочестия Самого Бога Слова и Единосущного и Единославного Сему Утешителя Духа), анафема трижды.

2 . Не принимающим, что жертва, ежедневно приносимая принявшими от Христа Священнодействие Божественны» Таин, приносится Святой Троице, как противоречащим Священным и Божественным Отцам Василию и Златоусту, с которыми согласны и остальные Богоносные Отцы в своих словах и писаниях, анафема трижды.

3 . Слышащим Спасителя о преданном Им священнодействии Божественных Таин, говорящего: «сие творите в Мое воспоминание», но не понимающим правильно слова «воспоминание» и дерзающим говорить, что оно (т. е. воспоминание) обновляет мечтательно и образно жертву Его Тела и Крови, принесенную на честном Кресте Спасителем нашим в общее избавление и очищение, и что оно обновляет и ежедневную жертву, приносимую священнодействующими Божественные Тайны, как предал Спаситель наш и Владыка всех, и поэтому вводящим, что это иная жертва, чем совершенная изначала Спасителем и возносимая к той мечтательно и образно, как уничижающим неизменность жертвы и таинство страшного и Божественного священнодействия, которым мы принимаем обручение будущей жизни, как это изъясняет Божественный отец наш Иоанн Златоуст во многих толкованиях посланий великого Павла, анафема трижды.

4 . Выдумывающим и вводящим временные расстояния в примирении человеческого естества с божественным и блаженным естеством Живоначальной и Всенетленной Троицы и законополагающим, что мы сперва примирились с Единородным Словом из самого соединения (с Ним), а после с Богом и Отцом спасительною Страстию Владыки Христа, и разделяющим то, что нераздельно у Божественных и блаженных Отцов (которые научили, что Единородный примирил нас с Самим Собою посредством всего таинства домостроительства и через Самого Себя и в Себе с Богом и Отцом и, соответственно вполне, со Всесвятым и Животворящим Духом), как изобретателем новых и иноплеменных учений, анафема трижды.

Собор 1157 г. может иметь большое значение для богословской науки.

С общей точки зрения его история и определения свидетельствуют о догматической жизни Византийской Церкви только через сто с небольшим лет после разделения церквей. Они отражают борьбу Византийской Церкви с латинским влиянием, просачивавшимся с близкого Запада. Изложение истории Соборов ясно показывает, что попытка партии западников [49] ввести иноземные идеи была отражена. Всем таковым, «как изобретателям новых и иноплеменных учений» , Собор провозгласил анафему трижды [50].

Этим Собор являет добрый пример для каждой из православных поместных церквей. Ведь и в жизнь другой поместной Церкви, в ее богословскую науку могло проникнуть много чуждого с инославного Запада. Собор 1157 г. показывает, как следует критически отнестись к «иноплеменным учениям» и к их «изобретателям» в догматике.

Кроме того, Собор 1157 г. имеет значение собственно догматическое. Главный и специальный вопрос, которым Собор занимался, было определение учения об Евхаристии.

В догматических определениях и правилах Вселенских и поместных Соборов до 1157 г. нигде не сформулирован отдельно догмат об Евхаристии. Правда, согласно сохранившихся актов Вселенских Соборов (особенно 1-го, 3-го и 7-го), исповедовалось Божественное достоинство Евхаристии. Хотя в правилах этих Соборов Таинство причащения упоминается лишь в случаях, относящихся к литургической практике (Трульского собора правила 101, 23, 32), но и эти краткие упоминания дышат глубокой верой в Святые Тайны и в благодать, ими подаваемую [51]. Эти правила, а также свидетельства Отцов, показывают, что древняя Церковь глубоко верила в Таинство св. Причащения и не перетолковывала установительных слов Спасителя (Мф. 26, 26—28; Мрк. 14, 22—24: Лк. 22, 19). Сами же ереси, касавшиеся Евхаристии, были настолько очевидны, что легко изобличались Церковью.

Ересь же Сотириха не была столь явной, и для борьбы с нею понадобилось созвать два Собора — 1156 и 1157 гг.

Собор 1157 г. «против Сотириха» и явился первым Собором Восточной Церкви, специально рассмотревшим вопрос об Евхаристии.

Кроме утверждения веры в ее Божественное достоинство, против рационалистических мнений сторонников Сотириха (предшественников позднейших реформаторов), Собор сформулировал ответ на вопрос, кому была принесена Спасителем Мироспасительная Жертва и ныне приносится Евхаристия: в противоположность сторонникам Сотириха, Собор признал, что она приносится не только Богу Отцу, но всей Святой Троице. Собор, основываясь на положении о едином и нераздельном действии Единосущной и Нераздельной Троицы, догматически выразил древнее учение Церкви, что примирение грешного человечества с Богом и освящение совершилось через весь домостроительный подвиг (включая сюда и Крестные страдания) Господа нашего Иисуса Христа, с участием и других Лиц Святой Троицы (благоволением Отца и содействием Святого Д’ха). Разделять этот единый акт примирения людей с Богом на два (сначала с Богом Сыном через воплощение, а потом с Богом Отцом через Крестную смерть Сына) крайне нечестиво и богохульно (четвертый анафематизм).

Можно заключить (см. 4-й анафематизм), что Сотирих, Василаки и их единомышленники принадлежали к партии латинствующих, западников, а их умствования были навеяны «ветром с Запада» и представляют одну из многих возможных теорий западной схоластики.

Это предположение подкрепляется фактом догматизирования на Тридентском Соборе учения о принесении обеих жертв одному Богу Отцу [52], сходного с мнениями, отвергнутыми Собором 1157 г.

На 6 и 22 сессиях Тридентского Собора сформулировано и католическое учение: «Dominus noster Jesus Christus. Sua Sanctissima passione in ligno crucis nobis justificationem meruit et pronobis Deo Patri satisfecit». (Sessio VI, c. 7).

«Is igitur Deus et Dominus noster, et si semel se ipsum in ara crucis, morte intercedento, Deo Patri oblatus erat, ut aeternam illis redemptionem operaretur. Corpus et sangninem Suum sub speciebus panis et vini Deo Patri obtulit» [53] (Sess. XXII, 1, 17 августа 1562 г.).

Встречающееся иногда в нашей богословской литературе мнение о принесении жертвы Богу Отцу объясняется, очевидно, недоразумением, а, может быть, так же как это было в далеком от нас XII столетии, зaпaдным влиянием.

Из вышеизложенного уясняется значительность догматических вопросов, рассмотренных на Соборе, и значение их для богословской науки, непонятые некоторыми западными учеными, например Крумбахером, который по поводу Собора 1157 г. утверждает, что «последние (споры при Мануиле Комнине) указывают на новую жизнь, которая проникла в догматику, но они доказывают также, что великие догматические и философские вопросы исчезли навсегда из поля зрения греческих богословов» [54].

Под выражением «великие вопросы» (die grossen Fragen) Крумбахер, по-видимому, разумеет триадологические и христологические проблемы. Они, конечно, не являлись в то время нерешенными вопросами, так как были с достаточной полнотой раскрыты Древней Церковью. В отношении к ним осталась задача, может быть, только углубления традиционных решении и защита этой традиции от латинствующих богословов (Сотирих и другие) и от оторвавшихся от Свящ. Предания философов (вроде Иоанна Итала). Но мнение Крумбахера о том, что Собор не решал «великих вопросов» , ошибочно. Проблемы скрылись, должно быть, только от взора самого Крумбахера.

Мы видели, что кроме формулирования учения о Божественной Евхаристии (ради чего Собор собственно и был созван), которое, по своему значению в жизни христианина, конечно, является само по себе «великим вопросом» богословия, Собор определил и уяснил другую великую проблему — сотериологическую, завещанную Преданием Древней Церкви (четвертый анафематизм).

Нельзя не отметить, что положительное разрешение споров о словах литургической молитвы является показателем признания Церковью важности догматического содержания текста богослужебных книг.

Согласие православного богословия и богослужения приобретает еще более глубокий смысл, если уяснить онтологичность того и другого: неизменная догматическая истина, созерцаемая святыми богословами, переживается верующими в богослужении, которое является не только «общественной молитвой» (как оно определяется у протестантов), а совершается как некое таинство соединения душ верных со Христом [55]. При совершении богослужения догматические истины, в нем содержащиеся, исповедуются народом, и это исповедание, все более расширяющее свой объем во времени, само по себе является их подлинной рецепцией.

На Соборе 1157 г. эту рецепцию прорекаемых слов литургической молитвы вследствие сомнений, возбужденных латинствующей ересью Сотириха, пришлось дополнить и утвердить соборным решением с включением соответствующих статей в Синодик.

Главным деятелем, подготовившим решения Собора 1157 г., был Николай, епископ Мефонский, который несомненно является самым замечательным и глубоким богословом XII века. Однако сведений о его жизни сохранилось очень немного. Нельзя даже установить с достаточной достоверностью даты его рождения и смерти. Можно только сказать, что он жил и действовал в первой половине царствования императора Мануила Комнииа (1143—1180), с которым был связан тесной дружбой. Епископ Николай был своего рода советником по богословским вопросам при этом императоре, интересовавшемся богословием. Можно полагать, что епископ Николай родился близко к началу XII века, а скончался в промежутке между 1157 и 1166 годами.

Несмотря на скудость сведений о жизни Николая Мефонского, можно заключить, что он был известным богословом своего времени. Никифор Влеммид (1198—1272) посвятил ему панегирик, в котором называет его «премудрым учителем», «отцом истинных желаний», в сочинениях которого желающие могут увидеть «православные уставы Богоносных Отцов, боговдохновенные апостольские Предания, истиннейшие определения чистой веры»[56].

Совершенно несомненно его непосредственное участие в подготовке определений Собора 1157 г. Известно еще, что после Собора 1157 г. епископ Николай «был послан василевсом Мануилом в различные города и области, чтобы укрепить верующих в благочестии и отвратить их от новой ереси» [57].

Тем не менее в актах Собора 1156—1157 гг. нет подписи этого защитника Православия. О нем нет даже и упоминания в изложении соборных актов. Отсутствие епископа Николая, столь знаменитого богослова и полемиста, помогшего уяснить и обличить ересь, на самом Соборе есть тайна, как и почти вся его жизнь. Это замалчивание его имени можно объяснить тем, что богословская деятельность епископа Николая между Соборами 1156 и 1157 гг. велась им, как частным лицом, и, главным образом, для самого императора Мануила, любившего участвовать лично в решении богословских вопросов. Если «Опровержение Сотириха» (см. ниже) и могло циркулировать среди более широких кругов, то «Послание императору Мануилу» несомненно предназначено последнему.

Может быть, богословская компетенция и диалектика, обнаруженная василевсом Мануилом в речи на соборном заседании 12 мая 1157 г. (согласно отзыву составителя «актов» Собора), явились простым следствием изучения представляемых самодержцу трудов епископа Николая. Если это так, то понятно, почему имя последнего осталось в тени. Может быть, к этому присоединились и другие причины: его смирение, скромность и желание остаться незамеченным.

До настоящего времени сохранилось значительное число сочинений епископа Николая Мефонского. Согласно сведениям, сообщаемым одним из его издателей архимандритом Андроником Димитракопулом, можно заключить, что число их (изданных и неизданных) доходит до 40 [58].

Из сочинений, .посвященных вопросам Собора 1157 г., сохранилось четыре:

1) «Опровержение на писания Сотириха» [59] . Это сочинение является главным догматико — полемическим трактатом, направленным против ложного истолкования Сотирихом Крестной Жертвы и Евхаристии. В противоположность западному рационалистическому и схоластическому пониманию епископ Николай в этом трактате развил православную отеческую концепцию домостроительства нашего спасения.

Во вступлении к «Опровержению» Николай Мефонский объясняет, что «одной из побудительных причин выступить против учения Сотириха было распространение его — оно стало теперь предметом разговоров и споров в публичных местах, причем некоторые осмелились даже письменно изложить нечестивое мнение (намек на «Диалог» Сотириха, написанный между Соборами 1156 и 1157 гг.) и смело явиться на заседание Собора»[60] . Отсюда следует, что это сочинение написано вскоре после Собора 1156 г. Догматическое значение этого труда, несмотря на его полемический характер, несомненно и, думается, еще недостаточно оценено в богословской науке.

2) Послание к императору Мануилу (с весьма длинным заглавием — первое из двух слов, напечатанных в книге Nikolaou Methonis logoi duo , Lpz., 1865, ss 1—46). Это, по утверждению издателя — того же Димитракопула, — третье из слов Николая Мефонского, посланных Мануилу по поводу ереси Сотириха. По основному содержанию «Послание» есть перифраз «Опровержения».

3) «Дополнение о божественном священнодействии» (в той же книге » logoi duo » ss . 46—72) — фрагмент несохранившегося полностью сочинения.

4) ,,К сомневающимся и говорящим, что освященный хлеб и вино не есть Тело и Кровь Господа нашего Иисуса Христа». Париж, 1560, и Bibliothecavet. patr., t. И, Paris, 1642, также в Р. G., 135, col. 504—517, сочинение, посвященное специально Евхаристии.

Сочинения первое и второе охватывают круг вопросов, связанных с 1, 2 и 4 анафематизмами Собора 1157 г., а третье и четвертое — с учением об Евхаристии (анафематизм 3-й).

Полемический характер «Опровержения» (и его пересказа — «Послания») представляет некоторую трудность для изучения и передачи, а так как эта полемика, сохраняющая ныне историческое значение, утратила для нас актуальность, то удобнее вместо нее дать систематическое изложение учения Николая Мефонского по пунктам, рассмотренным на Соборе.

Первым вопросом, приведшим к созыву Собора и рассмотренным на нем, был вопрос о том, Кому принесена Христом Мироспасительная Жертва (а также Кому приносится ежедневно Евхаристия). Православное учение о сем выражено в первом и втором анафематизмах:

«И Первоначальная Жертва принесена и Литургийная ежедневно приносится Христом Естеству всей Святой Троицы, в том числе и Себе Самому».

Противное учение было подвергнуто анафеме.

Обосновывая это православное учение против Сотириха, Николай Мефонский исходит из двух положений, необходимых для правильного употребления понятий «естество» и «ипостась».
Первое из них состоит в том, что природа сама посебе без ипостаси ничего не может делать: ни страдать, ни приносить, ни принимать; так что не существует природы полностью неипостасной[61]. Еп. Николай указывает, что «никто до сих пор, даже языческие философы, например Платон, идеи которого были ипостасной [62], не допускал чистых и неипостасных природ, могущих действовать как-либо сами по себе».

Это положение находится в основе отеческой христологии. Например, преп. Иоанн Дамаскин говорит:

«Нет естества (природы), существующего без ипостаси, и не бывает сущности без лица, ибо и сущность, и естество усматриваются в ипостасях и лицах» [63].

Далее он же так объясняет действия Ипостаси Христа по Его двум природам:

«Христос действует по тому и другому из Своих естеств, и каждое из двух естеств действует в Нем с участием другого» [64].

Однако софистическая аргументация Сотириха часто была основана именно на нарушении этого правила. В своем диалоге он обвинял православных в том, что выражение:

«Христос Свою человеческую воспринятую природу принес не только Отцу, но и Своему Божеству»

вводит разделение по Несторию, так как

«если одна из природ приносит, а другая принимает, то совершенно необходимо и приносящую, как Архиерея и Жертвоприносителя, и принимающую жертву, как Бога, называть «ипостасями» и, следовательно, появляются две ипостаси, как у Нестория» [65].

Епископ Николай Мефонский указывает, что основной ошибкой Сотириха в данном случае является нарушение вышеуказанного положения, т. е. произвольное допущение, что одна из природ самостоятельно приносит, а другая приемлет [66]. Из этого вытекает вторая ошибка, на которую указывал и сам Сотирих [67], что оба естества (природы) Христа, и «приносящее» человечество и «принимающее» Божество — суть ипостаси, но эта «смертная погрешность Нестория» [68] вытекает не из православного положения о принесении жертвы Божеству, а из ложной посылки самого Сотириха о действующих самих по себе естествах.

На самом же деле:

«Если во Христе две природы: Бог и человек, а Христос—одна ипостась и нельзя одной из природ приносить, а другой принимать [69], то необходимо Единому Христу по каждой из своих двоих природ, по одной, как Человеку, Архиерею и Жертвоприносителю — приносить жертву, т. е. собственную Кровь, а по другой, как Богу, сию принимать, чтобы Он был и Приносящим, и Приносимым, и Приемлющим, по выражению Василия Великого, Иоанна Златоуста и всей Кафолической Церкви» [70].

Иронизируя над Сотирихом, Николай Мефонский спрашивает: почему он, ложно приписав православным представление во Христе двух лиц — приносящего и приемлющего, не прибавляет третье — приносимое,

«чтобы назвать погрешность еще более смертельнейшей, чем Несториева», «ибо разделяющему приносящего и принимающего, необходимо разделять и приносимое» [71].

Приведя образец полемики Николая Мефонского, нет нуждымного останавливаться на рассмотрении его диалектики, которую он обнаруживает при разборе различных противоречивых высказывании Сотириха. Непреходящая ценность богословия еп. Николая состоит не в этой полемике, а в установлении общих принципов православной сотериологии и указании следствий из них.

Второе положение, определяющее правильность употребления понятий «естество» и «ипостась» , Николай Мефонский формулирует так:

«Не должно ни естество противополагать ипостаси, ни ипостась естеству, но естество — естеству, как во Христе, и ипостась — ипостаси, как в Триипостасном Божестве».

Это положение является вторым основным критерием для оценки правильности суждений.

Применяя его, видим, что суждение:

«Жертва (человеческой природы) принесена Богу (Святой Троице)» — истинное, так как здесь естество (приносимое человечество) противополагается (приносится) другому естеству (Божеству).

Напротив, суждение: «Спасительная жертва принесена только Богу Отцу» —ложное, так как естество (человеческое) противополагается Ипостаси (Отца). Этот критерий помогает Николаю Мефонскому безошибочно вскрывать ошибки в двусмысленных формулировках Сотириха [72].

Для доказательства своего основного положения Сотирих не ограничился составлением богословских софизмов. Им была измышлена, креме того, особая теория двойного искупления, состоящего, во-первых, из двоякого освящения и, во-вторых, из двоякого примирения.
Сотирих приходит к концепции двух освящении человечества следующим образом. Первым освящением человечества у него называется то освящение плоти Спасителя, которое она получила при ипостаспо.м соединении с нею Бога Слова. Но так как Спаситель сказал перед Своей Страстию: «за них Аз свяшу Себе»(Иоан. 17, 19), то Сотирих считает, что освящением (вторым) Христос назвал принесение Себя в жертву и Он принес эту жертву Отцу. Следовательно, по Сотириху, имеют место два освящения человечества Христова, разделенные временным интервалом. Первое, совершенное Спасителем при воплощении, и второе через принесение Им жертвы Отцу при распятии [73].

Вскрывая ошибочность этой концепции двух освящении, Николай Мефонский прежде всего показывает ее противоречивость. С одной стороны, плоть Христова освящена и совершенна от соединения с Богом Словом, а с другой — она же оказывается все еще недостаточной и несовершенной и нуждается еще в принесении жертвы Отцу для второго, более совершенного, «освящения и усовершенствования». Это противоречие может вытекать из арианской предпосылки о том, что Бог Сын чем-то недостаточен и несовершенен по сравнению с Отцом, а поэтому и первое освящение (от соединения с Ним) несовершеннее второго, исходящего от Отца [74].

В полемике с Сотирихом выясняются два основных сотериологических принципа, на которые опираются Николай Мефонский и Отцы Собора 1156—1157 гг. Первый из них, фундаментальный принцип всякого православного учения о домостроительстве спасения, состоит в следующем: всякое действование Святой Единосущной и Нераздельной Троицы также един о и нераздельно. Если действует одна из Ипостасей Троицы, то в этом действии участвуют и две другие. Иными словами, не существует действий какой-либо Ипостаси, изолированных и совершенно независимых от действий других Ипостасей. Так, когда воплотился Сын, то Отец благоизволил, а Дух содействовал. Это не означает, как заключает Сотирих, что воплотился и Отец и Дух [75], но что Они также соучаствовали в воплощении Сына. Также, когда

«Дух Святый сходит, то Отец и Сын везде соприсутствуют Ему, и соблагоизволяют и содействуют» [76].

Признание единого действия Святой Троицы является общим для Святых Отцов и проходит красной нитью через все византийскее богословие. Для обоснования этого принципа можно найти немало указаний в Свящ. Писании. Так, в самом начале его говорится о едином действии Святой Троицы: «В начале Бог (Элогим — Святая Троица) сотворил небо и землю» (Быт. 1, 1). В Превечном Совете вся Святая Троица изрекает согласно: «Сотворим человека» и т. д. (Быт. 1, 26). В Новом Завете можно указать тексты: Иоан. 1, 3; 5, 19—21, 36; 6, 38, 57; 13,20; 14, 7, 11, 13,20,23; 16, 15 и многие другие. В них Спаситель говорит о единстве Своего действия с Отцом.

Согласно учат и Св. Отцы. Св. Василий Великий выводит из этого положения единосущие Ипостасей:

«Если же уразумеем, что действованиеОтца,Сынаи Духа ничем не различается и не разнится, то по тождеству действовапия необходимо заключить о единстве естества. Освящает, творит, просвещает, утешает и все подобное производит одинаково Отец и Сын и Дух Святый [77].

Особо говорит св. Василий Великий о едином домостроительном действии Святой Троицы: «Превысшее нас домостроительствуется силою Духа, так же как силою Отца и Сына» [78].

То же утверждает св. Григорий Богослов:

«Невозможно и ни с чем несовместимо, — говорит он, — чтобы Сын творил что-либо такое, чего не творит Отец. Ибо все, что имеет Отец, принадлежит Сыну, как и обратно» [79].

Эту Истину можно проследить в творениях и других отцов и учителей Древней Церкви; она же проникает и богослужение на Св. Пятидесятницу (особенно стихира на «Господи воззвах» — Слава и ныне). В позднейшем византийском богословии этот принцип исповедует архиеп. Николай Кавасила [80], св. Григории Палама и другие. Последний прилагает этот принцип к учению о сошествии Св. Духа:

«Дух Святый, — говорит он, — является не по существу, ибо естество Божие никто никогда не видел и не истолковывал, но по благодати, силе и действию, которые общи Отцу, Сыну и Святому Духу, ибо собственное Каждому из Них есть Ипостась Каждого, а общее не только пресущественная Сущность,но и благодать и силы и энергия, и слава и Царство и бессмертие, и вообще все то, что Бог сообщает ангелам и людям, и чем, по благодати, соединяется с ними» [81].

Прилагая этот принцип к освящению человечества Христова, Николай Мефонский заключает о невозможности двух освящении — одного от Сына, а другого от Отца, но

«так как я знаю одно естество Их, и одно допускаю действие, то и освящение не различное, а одно: Отца и Сына и Святого Духа» [82].

Более того, из этого принципа — единствия действия (энергии) Единосущной и Нераздельной Троицы следует, что вся Святая Троица участвовала в домостроительстве спасения. Хотя Совершителем был Воплотившийся Сын Божий, но содействующими были и Отец и Святой Дух:

«Хотя одно Слово воплотилось, но Оно пребывает доселе Богом со Отцем и Духомне воплотившимися, но участвовавшими в домостроительстве воплощения.. .» [83].

«И Воплотившийся. все Свое божественное действование считает не Своим собственным, но общим Отца и Духа» [84].

Следовательно, и освящение человека через соединение есть не только действие Сына, как Бога, но и всей Святой Троицы, а потому совершенно не нуждается еще в другом освящении. Хотя Спаситель и принял законные обряды очищения и освящения (обрезание, принесение в храм, крещение), но не потому, что Он нуждался в чем-либо подобном, но Он Сам явился освящением и очищением всех [85]. Слово «освящаю, свящу» в Иоан. 17, 19 означает, что Христос

«Освящает (как Бог) Самого Себя (как человека), ибо Он — то и другое. Сам Он — Освящающий и Освящаемый согласно обеим природам, до и после Голгофы. Поэтому не два освящения или более, но одно и через одного посредника между Богом и людьми, Христа (1 Тим. 2, 5), многократно и многообразно производимое единым Богом, т. е. Святой Троицей» [86].

Если отбросить ошибки Сотириха в области богословской терминологии, то и приписывание Сотирихом принесения Жертвы только Богу Отцу является нарушением вышеуказанного принципа. Оно состоит в признании у различных Ипостасей отдельных противоположных действии: Сыну — «приносить» , Отцу — «принимать» . Более того, эти действия Сотирих причисляет к ипостасным свойствам, добавляя их к единственно исповедуемым Церковью ипостасным свойствам Отца и Сына (нерожденность и рожденность).

Напротив, Николаи Мефонский, в согласии с литургической молитвой св. Василия Великого, утверждает, что Христос Сам принес Себя Самого (как человека) Самому Себе (как Богу) и Сам принял Жертву (как Бог) (выд. Л.Р.).

Сотирих для обоснования необходимости второго освящения от Бога Отца создал еще концепцию двух примирений, против которой собственно и обращен четвертый анафематизм:

«У примиряющихся есть обычай принимать нечто друг от друга в залог прочности полагаемой дружбы. Поскольку нам, оскорбившим Бога, должно было примириться с Ним, то Бог Слово положил начало, воспринял нашу сущность, а взамен даровал нам оставление от грехов, избавление от заблуждения и прочие благодеяния (первое примирение). Когда же нам должно было возблагодарить и Отца за всыновление (сыноположение), а у нас не имелось ничего чистого и достойного Его величия, так как все омрачил грех, то Сам Богочеловек Слово, восполняя наш недостаток, как Посредник со стороны человечества, принес Свою Кровь, Пречистую Жертву, спасительное умилостивление, основательнейшее для примирения нас с Отцом» [87].

Николай Мефонский, возражая Сотириху, указывает на соответствие у него между двумя освящениями и двумя примирениями.

«И то и другое— нечестивое разделение на два единого и неразделимого действования Единых и Нераздельных в Святой Троице Отца и Сына. В двойном освящении разделяются природные действия,двойном примирении — хотения, «как будто Отец не соблагоизволил Сыну, примирившемуся через воплощение, и не сопримирился до тех пор, пока и Сам нечто не получил, как и Сын, и стал участником в прибыли» и т. п. [88]

Но, как уяснили Николай Мефонский и отцы Собора, если вся Святая Троица соучаствует в домостроительстве спасения, то един и сам домостроительный подвиг Господа нашего Иисуса Христа, от которого нельзя отделить ни один из его моментов, в частности Воплощение и Крестные страдания. Рассечение единого домостроительства Святой Троицы, совершенного Воплотившимся Сыном Божиим, на два: 1) домостроительство Сына (примирение и освящение при воплощении) и 2) домостроительство Отца (дополнительное примирение и освящение, после принятия Крестной Жертвы), которое измыслил Сотирих, должно быть отвергнуто, так как нарушает прежде всего указанный отеческий принцип единства и единого действования Святой Троицы.

Первозданный Адам был создан Богом, т. е. Святой Троицей; в раю он наслаждался общением с Нею же; своим преслушанием он оскорбил Бога, т. е. всю Святую Троицу. Он, а с ним и все падшее человечество, умножившее свои грехи, удалилось от Бога, т. е. от Святой Троицы. Отсюда следует, что и примириться оно должно не только с Одной из Ипостасей, но вообще с Богом, т. е. со Святой Троицей [89].

Поэтому нельзя единое примирение со Святой Троицей разделять на два последовательные, отделенные друг от друга во времени, примирения, как это делал Сотирих, т. е. сначала с Сыном через воплощение, а потом еще с Отцом через принесение Сыном, освятившим наше естество. Крестной Жертвы Отцу. Приводя слова Спасителя: «Никто не приходит ко Мне, если не привлечет его Отец» (Иоан. 6, 44), Николай Мефонский замечает:

«Как Отец, еще не примирившись, должен был привлекать к уже Примирившемуся? Или не ясно ли вполне, что никакой временный промежутокне может возникнутьмежду Отцом, Сыном и Святым Духом ни в бытии Их, ни в действии, ни в каком-либо благоволении. Поэтому об Отце говорят, что Он влечет приходящих к Сыну, а о Сыне, что Он путеводит к Отцу (Иоан. 14, 6). Дух же Святый путеводит к Обоим, ибо и Он — Свет (Еф. 5, 8—9), а лучше сказать: Каждый из Трех — свет, а без света невозможно ходить, не заблуждаясь» (Иоан. 12, 35; Пс. 142, 10; 35, 10).

Следовательно, абсолютно Единая и Неразлучная Троица вместе и существует, и хочет, и действует, вместе и освящает, и примиряется. Итак, не должно допускать ни двух освящений, ни двух примирений Единой Троицы, или пусть удвояющий «каждое из них, представит и третье» [90].

Николай Мефонский доводит последнюю мысль до конца и доказывает, что одинаково нелепо как вводить второе освящение и примирение с Отцом, так и придумывать новое, третье—со Святым Духом (принимая за последнее сошествие Святого Духа после домостроительства Христова). Ибо как воплотившийся Бог Слово действовал купно со Отцом и Духом, так и Дух, хотя и сошел особенным образом на апостолов, всегда пребывал и пребывает неразлучно со Отцом и Сыном, Которые Ему соприсутствуют, соблаго-изволяют и содействуют (1 Кор. 12, 4—5) , несмотря на то, что эти действия можно усвоять и одному только Духу (1 Кор. 12, II) [91].

В согласии с мнением Николая Мефонского отцы Собора в четвертом определении утверждают святоотеческую истину, что Спаситель примирил нас с Самим Собою посредством всего таинства домостроительства, а через Самого Себя и в Себе — с Отцом и Духом, т. е. со всей Святой Троицей.

«Разделяющим во времени же «нераздельное у божественных и блаженных Отцов», т. е. разделяющим нераздельное домостроительство спасения на примирение с Богом Сыном через воплощение и примирение с Богом Отцом через Спасительную Страсть Христа, анафема трижды».

Оставляя в стороне множество нелепых следствий из мудровании Сотириха о двух примирениях, на которые указывает Николай Мефонский, обратим внимание на второй вопрос, получивший решение в его работах, а именно на вопрос о существе и характере самого примирения людей с Богом.

Основная ложь Сотириха в его теории двух примирений состояла в том, что он подменил понятие примирение — обменом ценностями [92]. Разделив единое примирение со Святой Троицей на два, Сотирих естественно был принужден измыслить для каждого из этих примирений характерный признак и подменил нравственное отношение между человеком и Богом чисто внешними отношениями выгоды, расчета. Возражения Николая Мефонского и его концепция примирения основаны на другом святоотеческом принципе, имеющем методологическое и руководящее значение для богословствования и состоящем в отрицании всего чувственно человеческого в применении к Богу. Епископ Николай неоднократно обращал внимание на недопустимость применения к Богу грубых представлений или приписывания Ему каких-либо страстей, в частности гнева. Каждое из обычных человеческих выражений, терминов и т. п., применяемых к Богу, должно пониматься в богоприличном смысле.

Так, все выражения Свящ. Писания, в которых говорится о «гневе, ярости Бога» и т. п., Николай Мефонский предлагает понимать иносказательно, разумея под гневом Божиим и т. п. те скорби и несчастпя, которые попускаются человеку, как следствия приобретенного им греховного состояния [93].

В предостережениях против антропоморфизма и антропопатии в понятиях о Боге Николай Мефонский следует св. Отцам, у которых это отрицание чувственно-человеческого в Боге является общим местом. Св. Василий Великий неоднократно говорит о недопустимости понимать буквально человекообразные понятия о Боге [94]. В частности, он объясняет, в каком смысле Свящ. Писание приписывает гнев Богу [95]. Также и св. Григорий Бог слов указывает на истинный смысл антропоморфных выражений о Боге[96]. Лучше же всего выражает это учение св. Отцов св. Кирилл Александрийский. Показав на примерах, что все, что «человекообразно говорится о Боге, надо понимать богоприлично» , он говорит:

«Наши выражения имеют превышающие нас значения, если употребляются о Боге. Ты хочешь понять что-либо из этих трудных предметов, но твой ум оказывается бессильным. ибо божественная природа обитает в неприступном свете. Поэтому должно, когда и божественные предметы выражаются человеческими словами, ничего не думать низкого, но в бедности наших выражений, как в зеркале, созерцать богатство божественной славы» [97].

Таким же образом и «примирение с Богом» нельзя представлять в виде обычного обмена ценностями или подарками между человечеством и Ипостасями Божества, как это думал Сотирих [98].

Слово antallage, означающее «обмен, замену, изменение» и т. п., и также слово anyallagma в учении о домостроительстве надо также понимать богоприлично, не в смысле «обмена» с Богом Сыном человеческого естества на оставление грехов, а в смысле «изменения» нашей падшей природы. Произвести это изменение своей природы человек собственными силами не мог: «не мы взошли на небо» , богословствует Николай Мефонский,

«но Сам Сын Божий снисшел к нам и принял наше естество, не как какой-нибудь дар (как мудрствует Сотирих), но чтобы явиться нам, беседовать с нами» ,

общаться и соединиться с нами. Примирение, освящение, всынов-ление и все прочие духовные блага даровал нам Сын Божий в домостроительстве нашего спасения. Через него мы примирились, освятились и всыновились Богу, т. е. Святой Троице.

Примирение нас между собой и с Богом, дарованное нам Христом, состоит в том, чтобы мы были единым Телом Христовым, спасаемые одной верой в Него и возводимые к Богу (Иоан. 17, 22) [99].

Св. Василий Великий так характеризует обновление человечества, произведенное Спасителем:

«Главное в спасительном домостроительстве по плоти — привести человеческое естество в единение с самим собою и со Спасителем и, истребив лукавое рассечение, восстановить первобытное единство, подобно тому, как наилучший врач целительными средствами вновь связывает тело, расторгнутое па многие части» [100].

Богочеловек Христос совмещает в Себе все: примирение, примирителя и примиряющегося. На Голгофе и в таинстве Божественной литургии Он приносит, как Архиерей, и приносится в священнодействии, как человек, и принимает жертву со Отцем и Духом [101]. А это и выражает евхаристическая молитва: «Ты бо еси Приносяй, и Приносимый, и Приемляй, и Раздаваемый», догматическое достоинство которой защищал Николай Мефонский.

Следует обратить внимание, что эта молитва (на херувимской) не является единственной из литургийных молитв, выражающих ту же истину. В возгласе священника перед освящением Св. Даров «Твоя от Твоих Тебе приносяше о всех и за вся» [102], очевидно, слову «Тебе» соответствует в молитве на херувимской слово «Приемляй» , группа слов «Твоя от Твоих» — слову «Приносимый» . Только слова «приносяще», (русск. «мы приносим» ) и «Приносящий» означают разных приносителей: в первом случае — приносящих святое возношение священнослужителей, во втором же случае — Самого Приносящего Бескровную Жертву Христа.

Св. Василий Великий утверждает, что одни мы враждовали против Бога, прилепившись греху, но не Бог, ибо Бог Отец отпустил нам грехи еще прежде послания в мир Своего Сына:

«Как душа несомненно удостоверяется, что Бог отпустил ей грехи? — Если усмотрит в себе расположение сказавшего: «неправду возненавиде.х и омерзих» (Пс. 118, ст. 163), потому что Бог, для отпущения наших грехов ниспослав Единородного Сына Своего со Своей стороны предварительно отпустил грехи всем» [103].

Св. Иоанн Златоуст в Толковании на 2-е послание к Коринфянам (беседа XI) говорит, что не Богу надлежит примириться с нами, но нам с Богом, ибо «не Бог враждует против нас, но мы против Него. Бог никогда не враждует» [104].

В своих рассуждениях Николай Мефонский ссылается на св. Григория Богослова:

«По какой причине Кровь Единородного приятна Отцу, Который не принял и Исаака, приносимого отцом, но заменил жертвоприношение, вместо словесной жертвы дав овна? Или из сего видно, что приемлет Отец, не потому, что требовал или имел нужду, но пo домостроительству и потому, что человеку нужно было освятиться человечеством Бога, чтобы Он Сам избавил нас, преодолев мучителя силою, и возвел нас к Себе чрез Сына, посредствующего и все устрояющего в честь Отца, Которому оказывается Он во всем покорствующим? Таковы дела Христовы, а большее да почтено будет молчанием» [105 ].

Таким образом сотериологические высказывания Николая Мефонского сводятся к выяснению двух положений: 1) о принесении Спасителем жертвы Святой Троице и единстве всего домостроительства, Святой Троицей совершаемого, и 2) о возвышенном характере примирения человечества с Богом. Оба эти положения основаны на двух других непререкаемых отеческих истинах: 1) о единстве действования Святой Единосущной и Нераздельной Троицы (выд. Л.Р.) и 2) о недопустимости применения антропоморфных выражений в буквальном смысле к Богу. Эти четыре положения, составляющие сущность сотериологии Николая Мефонского, благодаря своей общности могут иметь методологическое значение для построения всякой православной сотериологии.

В заключение следует остановиться на сохранившихся высказываниях Николая Мефонского об Евхаристии, обосновывающих третий анафематизм Собора 1157 года.

Николай Мефонский рассматривает софизм, основанный на антиномичности конечного и бесконечного, временного и вечного, и лежавший, должно быть, в основании рационалистических воззрений Сотириха на Евхаристию.

Нельзя говорить о жертве, принесенной за нас однажды, что она была принесена Богу на время и сейчас перестала действовать. То, что Богом сделано здесь во времени, в ином мире пребывает в вечности и должно рассматриваться под категорией вечности.

«Поэтому и бывающее у нас здесь временно, в будущем веке не будет таким, но станет вечным для каждого, и от того мы или получим вечную жизнь или вечное наказание» [106].

«Что препятствует нам называть однажды совершенное здесь для нас спасение, а там вечно предстоящее лицу Божию (Евр. 9, 24), вечно совершаемым, а потому и дарующим нам вечное избавление (Евр. 9, 12)?»

Один раз чувственно принесенная жертва вечно приносится Богу на вышнем жертвеннике, усвояя и нам вечное искупление.

«Образцом и доказательством этого вечного явления является ежедневно совершаемое нами по божественной заповеди Спасителя таинство-священнодействия, отличающееся оттого (вечного) только тем, чем первая преобразовательная скиния отличалась от второй (Евр. 9, 5—б)»[107].

Во втором из сочинений об Евхаристии («К сомневающимся») Николай Мефонский говорит, что великое таинство Евхаристии получило начало от Самого Христа, от Которого апостолы научились и чину совершения. Цель этого великого священнодействия есть приобщение Христу, телом Которого причастники соделываются, для получения вечной жизни. Приводя тексты Евангелий и 1-го Послания к Коринфянам, выписку из чина Климентовой литургии и ссылаясь на всемогущество Божие и Евангельские чудеса, еп. Николай доказывает, что в Евхаристии под видами хлеба и вина предлагаются истинное Тело и истинная Кровь Христовы.

В этом сочинении для именования образа присутствия Тела и Крови Христа в Евхаристии и изменения предложенных хлеба и вина употребляются традиционный богослужебный термин — прелагаться (metaballesthai) или претворяться. В предыдущем сочинении употреблялось несколько иное выражение:

о «хлебе и чаше, превращаемых (metastoiheioumenon) действием Вседетеля Духа в Пресвятое Тело и Честную Кровь Христа» [108].

Но нигде епископ Николай не впадает в крайность латинских схоластов. Впрочем, термин «metastoiheioosis» , очевидно, ближе стоит к metousiosis, чем metabole — «преложение», пременение [109].

Изучение трудов Николая Мефонского обнаруживает его большой и разносторонний богословский и полемический талант, который в связи с глубокой эрудицией и неразрывной связью со святоотеческим преданием ставит его на первое место среди богословов XII века. Его труды переписывались и сохранились во многих списках. Его цитирует ряд позднейших византийских богословов (Никита Акоминат, Андроник Каматир, Иоанн Векк и другие) . Наконец, ему посвящены работы западноевропейских (Ullman, Draseke и др.) и русских ученых (епископ Арсений, отчасти свящ. Рыбаков и Ф. И. Успенский).

Малоизученность византийского богословия и обособленное изучение некоторых его представителей не позволило до сих пор выявить те ценности, которые имеются у Николая Мефонского. Неполноту некоторых его сочинений можно восполнить трудами других авторов, ибо все они говорят об одной и той же традиционной концепции домостроительства спасения, принадлежащей древней Церкви.

Вышеописанный догматический спор произошел, как уже отмечалось, спустя сто лет после разделения Церквей. Западная Церковь, в стремлении подчинить себе Восточную, действовала как внешними, так и внутренними средствами. Известно, какие побочные цели имели крестовые походы, особенно четвертый, завершившийся взятием Константинополя в 1204 г.

Не менее энергично действовали латиняне, стараясь поколебать Православную Церковь изнутри и привести ее к унии. Этому способствовали элементы, сочувствовавшие Западу, «латиномудрствующие». Можно считать, что Сотирих и его последователи были такими западниками, поскольку они пытались внести в богословие Церкви схоластические концепции, противные Отеческому Преданию.

Эта догматическая борьба была прелюдией иной борьбы, разыгравшейся уже двести лет позже и известной под именем исихастских споров. Тогда в изнемогавшей от наступления турок Византии возникла среди партии западников варлаамитская ересь, побежденная таким защитником благочестия, как св. Григорий Палама. Не вдаваясь в изложение содержания споров паламитов с варлаамитами, можно определить их смысл словами покойного Патриарха Сергия:

«Константинопольский Собор, осудивший Варлаама от лица Церкви, признал правильной борьбу св. Григория за церковное предание против рационализма, который угрожал тогда с Запада» [110 ].

Подобным образом и Константинопольский собор 1157 г., осудивший «изобретателей новых и иноплеменных учений [111] ,

осудил их рационализм в богословии и, в частности, в учении о домостроительстве спасения. Труды Николая, епископа Мефонского, имели при этом огромное значение для уяснения православного учения.

50 000 $ на БО благодаря советнику


Этот небольшой труд посвящен участникам трагических декабрьских 1979 года событий в Афганистане. Рядовой боец и заслуженный генерал в те дни решительно и без тени колебаний, каждый на своем участке, выполняли свой долг. Никто из них не сомневался в справедливости отдаваемых приказов, в необходимости проводимых мероприятий. Никто не проявил даже малейших признаков страха, попытки отстраниться, избежать участия в рискованных мероприятиях. Некоторые при этом погибли и таких было немало. Оставшиеся в живых каждый год в декабре вспоминают и отмечают в своем кругу эти события, поднимая, как правило, вторую рюмку и выпивая ее не чокаясь, за тех, кто отдал при этом свою жизнь.
Все они заслуживают того, чтобы о них помнили. Многочисленные публикации не рисуют действительной картины происшедшего.
Гипертрофированно превозносятся крайне аморальные действия спецназа КГБ, выдавая убийство президента дружественной страны, его близких родственников, вчерашних товарищей из подразделений охраны президента за геройство. При этом игнорируется факт убийства своего полковника врача и, возможно, второго полковника КГБ, участника штурма. Жажда наград и славы сыграли свою роль. На фоне заполнившую всю прессу описания героизма спецназовцев ушли в тень рассказы о действиях подразделений десантников, советников и некоторых их жен, офицеров и генералов армии и оперативной группы генштаба.
Настоящий материал позволит окунуться в прошедшие события. В нем кратко и лаконично зафиксирована вся правда, всё как происходило.

Полковник в отставке Чернышев Е.В.

Из книги М.А. Гареева ‘Афганская страда’.

‘. Ни один из нас не может претендовать на то, что только он знает истинную правду об афганской войне. Объективная оценка складывается из разных видений политиков, дипломатов, военных и других непосредственных участников событий. Поэтому важно стремиться услышать и учесть голос и опыт каждого участника афганской эпопеи, быть максимально критичным как к другим, так и к себе и быть по возможности объективным’.
‘. если наша страна крайне непродуманно и безответственно осуществила военное вмешательство в Афганистане, то закончила его она еще хуже’.
. Об Афганистане написано уже не мало, в том числе хороших книг и статей. Но некоторые книги видных деятелей писались, по-видимому, журналистами, литературными помощниками. В них обычно все складно изложено и отредактировано. Но пропадает уникальный колорит личного опыта и глубина проникновения в суть явлений. ‘.
Чрезвычайный и полномочный посол России Б. Пастухов. 29.01.99.

. через Афганистан прошли десятки тысяч офицеров, служивших в 40 -й армии, бывших советников в афганской армии, но по ‘настоящему афганцами’ считаются только те, кто служил при определенном начальстве. В Москве. Например, немало проводится встреч и других мероприятий с участниками афганской войны, но приглашаются на них, в основном лишь ‘афганские конники и малоземельцы’.
Забыты даже советники при афганских батальонах и полках, участь которых была значительно тяжелей, чем многих офицеров боевых подразделений советских войск, не говоря уже о тех, кто работал в афганской армии после вывода наших войск. Все это не только не справедливо, но и сужает историю афганской войны, придает ей однобокий характер’.
‘. В ряде книг и статей о войне коробит стремление некоторых, не так уж много и не лучше всех воевавших людей, выдать себя чуть ли не за самых уникальных фронтовиков, а также озлобленность и агрессивность к тем, кто, может быть, видел на войне и что-то другое и имеет иное мнение по тому или иному вопросу’.
‘. порою удивляет безапелляционность, легкость суждений некоторых историков, писателей, публицистов о сложнейших, неоднозначных событиях. ‘.
‘. Для правдивой истории необходимы разные углы зрения, широкий взгляд с различным уровнем амбразур и высот. Но никто не должен считать этот угол зрения единственно возможным и правильным’.

Генерал Армии М.А. Гареев.

Кто из интересующихся афганскими событиями еще не прочитал книгу М.А. Гареева ‘Афганская страда’ очень рекомендую это сделать. По анализу событий того времени она не имеет себе равных.

Я — старший офицер Главного Управления Боевой Подготовки Сухопутных Войск — полковник Чернышев Евгений Владимирович являюсь автором настоящего дневника. В декабре 1979 года был командирован в Афганистан в непосредственное подчинение Главного Военного Советника на период проведения там оперативных мероприятий.
Дневник составлялся для себя на основе черновых записей, сделанных в рабочих тетрадях оперативного дежурного, одним из которых я некоторое время являлся, записей в блокнотах, личного участия в описываемых событиях и общения со многими действующими лицами. В последующем в дневник вносились некоторые добавления, связанные с командировками по вопросам подготовки подразделений для пополнения ‘ограниченного континента’ в ДРА.
Все названные в дневнике фамилии и имена настоящие.
В восьмидесятых годах сведения о событиях в Афганистане официальными органами сознательно искажались. Существовала цензура. Новый журнал «Столица» цензуры не испугался. От редакции я, уже находясь в запасе, получил предложение опубликовать часть афганского дневника. Публикация появилась в декабре 1990 года в номере 6 журнала. Впервые читатели смогли узнать правду о том, что происходило в Кабуле в конце декабря 1979-го года.
Время описываемых событий — декабрь 1979 г. — январь 1980 г.
Дневниковые записи должны быть интересны для непосредственных участников тех событий, а тем, кто ими не является, позволят окунуться в атмосферу тех дней.

В 1990 году в газете ‘Совершенно секретно’ №7 было опубликовано интервью Артема Боровика с бывшим афганским лидером Бабраком Кармалем, проживавшем то время уже в Москве. Отвечая на вопросы Боровика, Бабрак сильно исказил декабрьские события в Кабуле. С Артемом Боровиком у меня состоялся разговор на эту тему. По его просьбе мною был написан отклик на это интервью, опубликованный в ? 12 ‘Совершенно секретно’ этого же года.

В 90-х годах декабрьские события в Кабуле освещались узко, однобоко. Возобладали публикации, посвященные героическим действиям спецназовцев, захвативших дворец Амина и убивших его и его близких. С каждым годом их действия превозносились все выше и выше. Были незаслуженно забыты и подразделения десантников, и военные советники. Эта несправедливость вытекала из слабой осведомленности печатных органов и скромностью десантников и советников.
В обществе складывалось неверное, искаженное представление о их роли и заслугах.
В декабре 1999 года в журнале ‘Родина’ под рубрикой ‘Возражения принимаются’ было опубликовано мое письмо. Это был отклик на очередную публикацию под названием ‘Шторм 333’, в очередной раз прославляющих спецназовцев и умалчивающих о других участниках событий.
>>>>>>>>>>>>> ________________

Уходит время, стирается память о некоторых событиях, забываются детали. То, что произошло в декабре 1979 года в Афганистане, стало историей, поводом для встреч, предметом для воспоминаний, споров, переживаний.
Волей судьбы мне довелось стать свидетелем и участником тех событий. Они глубоко врезались в память. К тому же с 19-го по 27-го декабря включительно я исполнял обязанности бессменного оперативного дежурного на пункте управления оперативной группы Генерального штаба в Афганистане. В специальном журнале фиксировались доклады со всех регионов от военных советников. Опираясь на них, я вел дневниковые записи. Потом они были мною уточнены и обработаны. Часть этого дневника была опубликована в 1990 году в ? 6 журнала ‘Столица’.
На пункте управления в ходе подготовки государственного переворота я, кроме задач оперативного дежурного, получил персональное задание: контролировать подготовку захвата десантниками ‘Радио Афганистана’, поддерживать связь с советниками 4-й и15-й танковых бригад, и с кабульским аэропортом.
С началом действий наших частей я принимал по радиотелефону доклады и передавал распоряжения. Наиболее важными были доклады от группы спецназа, овладевающей дворцом Амина, о смертельных ранениях двух наших полковников и о ликвидации Хафизулы Амина. С пункта управления мы наблюдали бой нашей разведроты с охраной ‘Радио Афганистана’, которое находилось в прямой видимости на расстоянии около 400 метров от нашего пункта управления.
В дневнике все это описано по возможности кратко, в хронологическом порядке.

Итак, 27 декабря правительство Хафизулы Амина свергли, а его самого, близких и соратников уничтожили.
На смену Амину из Советского Союза доставили Бабрака Кармаля. Совершен абсурдный шаг. Что же дальше?
После переворота появились новые задачи. Если до 27-го декабря мы с Севериным являлись бессменными оперативными дежурными, то уже с 28-го декабря я стал выполнять поручения ГВС, который, согласно директиве Генштаба, в те дни возглавлял объединенное командование советников, десантных войск и частей 40 армии. При этом ГВС наделил меня большими полномочиями и поручил принимать решения на месте и от его имени. За короткое время (практически за месяц) мне пришлось побывать в различных регионах со срочными задачами. Для их выполнения ограничено привлекались наши и афганские подразделения, советники, и прикомандированные офицеры. При этом использовались авиация, бронетехника и автотранспорт.

Мне пришлось поработать в двух танковых бригадах на востоке от Кабула (в 4-й и 15-й), в 20-й пехотной дивизии, дислоцированной в Баглане, разбираться с обстановкой в Кундузе на севере Афганистана и на юге — в Кандагаре, встречать и размещать наш 181 мсп на востоке Кабула с целью прикрытия города, проводить разведывательные полеты на вертолетах в районах Кундуза, Ханабада, Тулукана, Нахрейна, возглавлять сводный отряд из советских и афганских подразделений, выполнявший задачу по подавлению мятежа в 4-м артиллерийском полку 20 пд, работать на ПКП 40-й армии в Пули — Хумри, присутствовать при освобождении первой партии заключенных из политической тюрьмы Пули Чархи, принимать участие в восстановлении боевой готовности в 7-й и 8-й пехотных дивизиях, продолжать выполнять обязанности оперативного дежурного и заниматься текущими вопросами.
Выполняя задачи, я взаимодействовал и общался с генералами и офицерами оперативной группы генерального штаба, ВДВ, КГБ, 40-й Армии, советнического аппарата, афганской армии, представителями местных властей. Докладывал обстановку в Москву в качестве оперативного дежурного и получал оттуда распоряжения для передачи руководству.
Я был достаточно информирован о происходящем в Афганистане. Уже вернувшись в Главное Управление Боевой Подготовки, я продолжал поддерживать телефонную связь с нашими офицерами, выполнявшими ‘интернациональный долг’.
Приходилось ездить в командировки (в том числе и в составе комиссии ЦК в 1985 году) в Самарканд, Ашхабад, Иоллотань, Термез и другие районы с целью изучения положения дел с подготовкой пополнения для наших частей, находящихся в Афганистане. Мне довелось присутствовать на военном совете Туркестанского военного округа, на котором председатель комиссии ЦК докладывал об итогах работы комиссии в округе. По возвращению в Москву дважды ездил в ЦК для доработки своего раздела по боевой подготовке.

Получение задания.
15,12.79г., суббота. Около 16.00, звонок оперативного, дежурного: завтра в воскресенье утром прибыть в Генштаб, оформить все необходимые документы (командировочные, проездные, паспорт), приобрести билеты и послезавтра 17.12 с двумя офицерами оперативного управления вылететь в Кабул. Цель вылета неизвестна.
I6.I2.79г., воскресенье. С утра мы втроем, я — полковник Чернышев Евгений Владимирович — Главное Управление Боевой Подготовки (ГУБП), подполковник Березин Игорь Михайлович, майор Иванов Андрей Дмитриевич — Оперативное Управление Сухопутных Войск (ОУ СВ), фотографируемся в лаборатории академии химзащиты, получаем от начальника ОУ СВ генерал-майора Артемьева краткий инструктаж, из которого нам стало известно, что в понедельник должны вылететь в Кабул и там поступить в непосредственное подчинение Главного военного советника (ГВС). Из неофициальных источников узнали, что ГВС обращался к Начальнику Генерального штаба (НГШ) Маршалу Огаркову Николаю Васильевичу с просьбой направить в его личное распоряжение 12 офицеров из центрального аппарата. НГШ дал указание выделить троих.

Командировка в Афганистан
I7.I2.79 г., понедельник. В 10 Главном Управлении оформили заграничные паспорта. В аэрофлоте приобрели билеты. Цели командировки не выяснили. Никто ничего не мог сказать. Остаток времени использовали на приобретение съестных и других запасов, личную подготовку.
Вечером за мной заехала черная Волга. Понеслись в Шереметьево. На улице Фрунзенский вал нашу машину закрутило на скользкой дороге и мы, чудом избежав столкновения со встречной машиной, влетели задом в снежный сугроб и застряли в нем. С трудом выбрались, нам повезло. В условленном месте на Ленинградском шоссе забрали Березина и Иванова.
Визы в наших паспортах не было, но пограничник, созвонившись со своим начальством, пропустил нас без виз. Докупили в буфете пару бутылок шампанского, устроились в зале ожидания. Странно, как много среди пассажиров наших женщин и детей, все в дубленках. Куда они летят? Зачем? Там же опасно, разворачивается война.
18.12.79г., вторник. Самолет ТУ-154. Монотонный гул двигателей убаюкивает. За иллюминаторами ночная тьма. Летим на Ташкент. Вспоминаются события последних месяцев, связанные с Афганистаном.
В августе-октябре Главком Сухопутных войск Генерал Армии Павловский находился в Афганистане. В его группу входили и наши офицеры: полковники Дуков Роберт Гаврилович, Доценко Владимир Яковлевич и Котляр Леонид Касьянович, которых персонально отобрал туда с собой генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич. В тот период там Хафизула Амин, пользуясь отсутствием президента Тараки, расставлял на руководящие посты своих людей.

Вернувшись в Афганистан Тараки через несколько дней загадочно исчез. Мы в Москве получали о нем противоречивые сведения. >>>>>>>>>>>>>>

Активизировались действия душманов в различных районах Афганистана. Все чаще звучало имя Амина. В октябре вся группа Павловского вернулась. У нас в ГУБП СВ с интересным докладом выступил генерал-полковник Меримский В.А. Офицеры рассказали как организовывали и лично участвовали в боевых действиях правительственных войск против душманов. Удалось освободить несколько провинций, несмотря на инертность правительственных войск, которые неохотно шли на боевые действия с мятежниками. К тому времени, когда офицеры об этом рассказывали, почти все освобожденные районы вновь оказались во власти душманов. (иллюстр.image008)

Полет к Ташкенту длился около четырех часов. Продолжаю вспоминать рассказы офицеров о их личном участии в боевых действиях. Генерал-полковник Меримский В.А. привлек всех советников войсковые частей. Насколько неохотно правительственные войска шли на боевые действия с мятежниками говорит хотя бы тот факт, что один из командиров батальона команду батальону идти в атаку дал лишь после того, как Меримский наставил на него пистолет и угрожающе предупредил, что пристрелит его, если тот не выполнит приказ на наступление.

Рассказ Дукова Р.Г. о жестокостях. Эпизод: Около полторы сотни пленных душманов долго сидят на земле на солнцепёке со связанными назад руками, оправляются под себя. Командиру дивизии сказали, что нехорошо так содержать пленных. Когда дивизия ушла вперед, пленных оставили на месте и всех расстреляли.

Вспомнился еще один рассказ Дукова. Павловский И.Г. в резиденции у президента Тараки после его возвращения из Кубы и СССР ведут беседу о том, что нужно как-то примириться с Амином на пользу общего дела. Тараки звонит Амину, говорит ему, что у него Павловский и Пузанов, приглашает Амина для совместной беседы. Через некоторое время на входных ступенях резиденции раздаются выстрелы. Тараки удивленно спрашивает, что там происходит? Выясняется следующее. Автомобиль с Амином подъезжает к резиденции. Амин с телохранителем поднимается по ступеням. Вдруг из-за колонн выскакивают двое с автоматами и открывают огонь. Телохранитель сражен. Амин берет его на руки и патетически заявляет, что это им так не пройдет, садится в машину и уезжает. Примирительная беседа не состоялась. Амин собирает срочно пленум и рассказывает о неудавшемся на него покушении. Пленум отстраняет Тараки от всех постов. Через пару дней, где-то числа 15-16 сентября, объявляется, что Тараки заболел и находиться в больнице. Потом через 3-4 недели узнали, что в больнице он скончался. Хафизула Амин становится лидером Афганистана. Кто он? Чего будет добиваться? Видимо, дивизии в Термезе и Кушке готовятся к вводу по его просьбе для борьбы с душманами. Значит, мы Амина поддерживаем.
Только задремал, объявили, что самолет пошел на снижение и надо пристегнуть ремни.
Ташкентская таможенная очень не понравилась. Было около пяти утра, буфет закрыт, ничего не купить. Грязно, неуютно, грубые служащие. Через час продолжили полет.
Под крылом самолета сумрачный рассвет обнажил уходящие вдаль и теряющиеся позади мрачные цепи гор. Над ними висели рваные обрывки темных туч. Да, эти горы не похожи на величественные и непередаваемо красивые Кавказские. Думалось: вот там внизу полно душманов. Они видят полет самолета. Почему же не стреляют по нему? Наверно не имеют таких средств.
Прибытие в Кабул.

Через час самолет пошел на снижение. Серый Кабул в громадной чаше среди высоких гор. Сверху домики показались маленькими, приплюснутыми, а где же люди живут? Круг над городом. «ТУ-154» приземляется, подруливает к зданию аэропорта. В иллюминаторы видна группа мужчин с букетами цветов. Они встречают жен и детей.

Устроили нас в советнический автобус. Прибыли в штаб Главного военного советника (ГВС). Самого Главного не было. Оперативный дежурный о нашем прибытии предупрежден не был, а мы сами не знали с какой целью прибыли.
Березин нашел своего бывшего начальника генерала Костенко Петра Григорьевича — заместителя ГВС. Но и ему не была известна цель нашего прибытия.
Нам отвели комнату в гостинице (жилом блочном доме, в котором несколько квартир являлись гостиничными). В них останавливались советники-отпускники, жившие в провинциях, перед убытием в отпуск или по возвращении из Союза.
Продуктов мы привезли много. На кухне имелась посуда и газовые плиты. Берусь приготовить обед. Поставил большую кастрюлю с водой на плиту.
Женщина, тоже готовившая на кухне, помогла советами, поделилась картошкой, луком. Разговорились. Семья из Файзабада. Это самый отдаленный гарнизон, в горах. Муж советник командира полка. Примерный наш разговор:
— Как жилось Вам в Файзабаде ?
— Да ничего, скучно, правда, нас там всего две советские женщины. Душманы часто обстреливают из минометов.
— Что же вы тогда делаете?
— Когда начинается обстрел, мы бежим в землянку, которую выкопали специально для нас.
— Ну, а если душманы прорвутся?
— Ну и что? У нас имеются по автомату и пистолету, будем защищаться. Нас ведь обучают стрельбе.
Как не восторгаться храбростью наших женщин? Не важно ради чего проявлена она. Конечно же, не ради «интернационального долга», а для материального благополучия своей семьи. В Афганистане платили хорошо. Завтра они с мужем улетят в Союз насовсем, выполнив свой «интернациональный долг» в тяжелых и опасных условиях, и никто им не должен завидовать за приобретенные таким образом некоторые материальные блага.
День проходит в ожидании. Пытаюсь найти советника по боевой подготовке афганской армии полковника Рыкова Августа Сергеевича, бывшего моего сослуживца и начальника. Но он оказался в отпуску.

Включение в работу.
19.12.79г., среда. 9.00. Нам передают распоряжение ГВС убыть на пункт управления (ПУ) с вещами и находиться там. Забираем чемоданы, садимся в машину. Начальник штаба аппарата полковник Малиновский Юрий Николаевич везет нас на ПУ. Бывший клуб афганских офицеров. Небольшое одноэтажное здание с полуподвальным помещением. Комната около 30 кв.м., отведенная для работы оперативной группы, крохотная комнатушка, занятая представителями ГОУ генерал-майором Кузьминым Евгением Семеновичем и полковником Беленко Борисом Федоровичем. За закрытыми дверями — большой пустующий зал. Еще небольшая комнатка бывшего буфета. Она служит кладовкой. Туалеты и умывальники отсутствуют. В полуподвале зал под столовую, небольшие подсобные помещения, маленький туалет с одним очком и краном, но без воды.
Комната для работы оперативной группы (ОГ). Несколько столов для операторов и оперативного дежурного. На них оперативные карты, выносные телефоны от машин связи, находящихся на территории около здания. Они обеспечивают связь с советниками, находящимися в провинциях при командирах афганских частей, и с Москвой. Телефонная со звукоизоляцией будка. В ней телефон для связи с Москвой через космос. В углу комнаты городской телефон. Это для связи через городской коммутатор со штабом ГВС, находящимся в жилом комплексе, и с советниками командиров частей кабульского гарнизона. Дежурный переводчик может связаться с любой организацией города. Лицевая часть комнаты ОГ стеклянная, что обеспечивает хороший обзор в сторону стадиона и всего сада. Через нее выход на площадку к бассейну. Там же в конце под площадкой душевые и самодельная парная. С площадки просматривался проспект Абдуллы Ансары, за ним здание «Радио Афганистана», в непосредственном соседстве с ним — посольство США.

Бассейн без воды. Над ним возвышается вышка для прыжков. Из комнаты оперативной группы имеются два выхода: один в сторону бассейна на площадку и один во двор, как бы черный выход туда, где находились машины, палатки роты связи, подсобные помещения и столовая. Вся территория пункта управления окружена низким каменным забором и ограничена с одной стороны центральным проспектом Абдуллы Ансары, переходящим в проспект Пуштунистана, с двух других сторон — второстепенными улицами. С четвертой стороны примыкает сад. На территории находится стадион с трибунами, много деревьев и кустов.

Внутренний периметр огорожен колючей проволокой. У наружных ворот контрольно-пропускной пункт (КПП) с афганскими сержантами. Внутренний периметр охраняется нашими десантниками.
Прибыл генерал-полковник Магометов Салтан Кекезович, Главный Военный Советник. Мы ему представляемся. После короткой беседы определяет задачи: мне быть постоянным оперативным дежурным вместе с полковником Севериным Владимиром Петровичем, Березину и Иванову подключиться к группе генерала Кузьмина Е.С.

Знакомлюсь с Севериным. Примерно мой ровесник. В ДРА два года служит в аппарате ГВС. Прибыл из Бобруйска из штаба армии. По приказанию ГВС уже неделю единолично является оперативным дежурным, никто другой к дежурству почему-то не допускается. Теперь вот подключился и я. Жена его Мария Романовна живет с ним в Кабуле. Возглавляет женсовет. Дети в Союзе, уже взрослые. В дальнейшем с Владимиром Петровичем мы подружились. После того как я убыл в Союз он писал мне письма, держал в курсе событий, присылал фото. При поездке в отпуск останавливался с женой у нас. Рассказывали о новостях.

Северин знакомит меня с обязанностями ОД. Оперативная карта Афганистана с дислокацией войск лежит на столе. Надо будет хорошо изучить. На столе несколько выносных телефонных аппаратов от радиостанций. Через них связь с советниками, находящимися в войсках в провинциях. Два раза в сутки они докладывают обстановку, а при резких изменениях — немедленно. По их докладам утром Северин готовит донесение, показывает ГВС и, после правок, докладывает его в Москву в генштаб по телефону дежурной связи, находящимся здесь же в звуконепроницаемой будке.

На ПУ прибыли два наших офицера. Командир «мусульманского» батальона майор Халбаев Хабиб Тотжебаевич и его заместитель. Одеты в афганские шинели (балахуши). Озабоченно беседуют с Главным. Потом выясняю: батальон в 2.00 9.12.79г. прибыл из Союза на аэродром Баграм на двадцати двух «АН-22» и тридцати двух «АН-12».
Всего прибыло:
Личного состава-558 чел.
БМП — 13
БТР бО ПБ — 29
ЗСУ 23-4 «Шилка»- 14
Урал — 5
ЗИЛ-131 — 5
ГАЗ-66 — 2
УАЗ-69 — 1
ДНА — 1
Кухонь — 5
Прицепов — 4
Продовольствия — 30 с/д.
Боеприпасов — 150 тонн
Хоз. имущества — 45 тонн.

Неделю батальон находился на аэродроме в Баграме (около25 км. к северу от Кабула). Накануне ночью 18-го декабря батальон проследовал через город и сосредоточился в холмах за резиденцией Амина. Днем двое солдат батальона туркмены или узбеки вышли к казармам афганской охраны. Афганские солдаты, увидев советских солдат, увели их к себе в казарму и они пару часов находились там. Этот факт встревожил ГВС, о чем они там говорили? Командир батальона придерживался мнения, что солдаты ничего лишнего не могли сказать. Непонятно, что такого лишнего могли солдаты сказать? Потом, через несколько дней выяснил: батальон, оказывается, предназначался для захвата дворца Амина. Эту задачу он выполнил вечером 27.12. ГВС опасался, что руководство ДРА разгадает этот замысел.

20.12.79г., четверг. Утро, около шести. Холодно. Из постели вылезать не хочется, но надо. Отбросив солдатские одеяла и шинели, выскакиваем и быстро одеваемся. Приводим себя в порядок. Березин с Ивановым подключаются к Беленко, склоняются над картами. Я подключаюсь к Северину, перенимаю опыт работы. Из вечерних и утренних донесений, записанных в журналах оперативного дежурного, составляется оперативная сводка.
В разных районах страны душманы совершали нападения на населенные пункты, грабили их. В ответ высылались подразделения афганской армии. Медлительно и долго они собирались и когда, наконец, подходили к населенному пункту, душманов там не заставали. Солдаты и сами не считали зазорным поживиться нехитрым крестьянским скарбом. Иногда подразделение при встрече с сильным противником, прибывшее на помощь населению, частично или полностью переходило на его сторону.

В сводке коротко дается общая политическая обстановка. Черновик готов. Идем в подвальное помещение в столовую завтракать. Макароны на разведенном водой молоке. Пресно, не вкусно, но обходится дешево.
Приходят заместители ГВС, читают проект донесения. Около половины девятого прибывает ГВС. Северин докладывает. ГВС смотрит донесение, подписывает. Северин идет в будку, связывается с Москвой. Докладывает обстановку в генштаб.
Прибыла разведывательная рота на десантных машинах БМД (боевая машина десантная). Расположилась по периметру территории ПУ. Машины постарались замаскировать растительностью. Командир роты старший лейтенант Попов получил задачу охранять и, если понадобится, оборонять пункт управления.

В течение дня изучал армию ДРА. Она имеет три армейских корпуса разного состава.
— 1 АК со штабом в Кабуле. Корпус включает 7пд, 8пд и 11пд, 190-й артполк, части обеспечения и обслуживания. С советником командира корпуса полковником Аристовым Анатолием Анатолиевичем связь по телефону.
— 2 АК со штабом в Кандагаре включает 15 пд, 7 тбр, 43 горный пех. полк, 191 артиллерийский полк, отдельный реактивный дивизион. Советник полковник Белов Александр Трофимович. Связь по радио.
-3 АК со штабом в Гардезе. Состоит из 12пд, 25пд, 32 горного пехотного полка, 192 артиллерийского полка. Советник полковник Витковский Олег Иванович. Связь по радио.
— Части центрального подчинения:
-14 пд в Газни. Советник полковник Ушаков Алексей Ефимовичю.
-17 пд в Герате. Советник полковник Натичев Станислав Яковлевич.
-18 пд в Мазари-Шарифе. Советник полковник Вожачонко Анатолий Александрович.
— 4-ая и 15-ая танковые бригады в Кабуле. Советники подполковник Пясецкий Виктор Николаевич и майор Еньков Леонид Филипович,
-88 артбригада — в Кабуле. Советник подполковник Гаврилов Вафинислав Иванович,
Полк «Командос». Его подразделения находятся в Кабуле, Кандагаре Джелалабаде и в Хосте Советник подполковник Горбатов Владимир Ундодович.
-26 парашютно-десантный полк в Кабуле Советник подполковник Богородицкий Анатолии Иванович,
-52 отдельный полк связи. Советник Бондарук,
— 21-й полк охраны. Советник подполковник Сарсенов Альберт Александрович,
-1-й гв. полк — в Кабуле. Советник полковник Пупшев Леонид Степанович,
-10 -й инженерно-саперный полк под Кабулом,
-157-й пдп — в Бамиане,
-517-й пдп — в Малданишахе,
-345 парашютно-десантный полк (советский) — в Баграме на охране аэродрома.
Таковы Сухопутные войска: десять пехотных и одна горная дивизий, три танковые бригады, три парашютно-десантных полка, три артиллерийских полка, одна артиллерийская бригада, отдельные части поддержки и обеспечения.
По докладам советников большинство частей укомплектовано личным составом на 30-50%.
Военно-воздушные силы и войска ПВО объединены под единым командованием. Они
включают:
-322 иап, 355 апиб — в Баграме,
-366 пап, 335 caп — в Шинданде,
-337 пап,
-393 учебный авиационный полк,
-377 вертолетный полк,
-Подразделения аэродромного обслуживания.
Всего около 120 истребителей и истребителей-бомбардировщиков, около 30 бомбардировщиков, 20 транспортных самолетов, 25 вертолетов. Советник генерал-лейтенант Орлов Олег Гаврилович.

Армия укомплектована где-то на половину. Военнослужащие дезертируют. Были случаи перехода на сторону душманов рот и даже батальонов. Некоторые солдаты и офицеры через несколько месяцев возвращаются в свои части. В этом случае им выплачивается должностной оклад за все время, которое они находились в дезертирстве. Мобилизацией молодежи занимается мобилизационное управление Генерального штаба Министерства Обороны. В населенных пунктах военкоматов нет. Молодежь набирается в армию методом отлова. Войска окружают населенный пункт и забирают призывную молодежь. Однако большинство территории контролируется мятежниками (душманами) и для того, чтобы проводить насильственную мобилизацию, нужно увеличить численность войск, а для этого нужна более широкая мобилизация. Замкнутый круг.

Часть офицеров обучалась в военно-учебных заведениях Советского Союза. Разговаривает по русски. Отношения с советниками в целом хорошие, у многих доверительные.
В создавшейся политической обстановке афганская армия безусловно могла противодействовать мятежным формированием. Но военной силы для ликвидации мятежников, конечно, было не достаточно. Такое противоборство может растянуться на многие годы. В армии и в руководстве нет единства. Основные две партии «Хальк» и «Парчам» ведут между собой бескомпромиссную борьбу, ослабляя друг друга.
Сейчас в армии на командных должностях в основном хальковцы. Положение советников в отдаленных провинциях трудное, очень рискованное, а многие живут там с семьями. Подвергаются они и обстрелам, и риску быть захваченными мятежниками и возможным предательством своих подсоветных. Морально-психологическое давление от оторванности и удаленности от центра. Тем не менее, свой долг они выполняют добросовестно и заслуживают похвал.
Короткий день (темнеет около четырех часов) проходит быстро. В течение дня много текучки. Звонки, распоряжения, запросы из Москвы. После обеда наступает пауза, можно отдохнуть. Вечером пошли доклады советников из провинций. Ближе знакомлюсь с Севериным. Он мне симпатичен. Рассказываем друг другу о себе. Ночь делим пополам.

21.12.79 г., пятница. День прошел в обычном режиме. Кажется, разобрался. Можно действовать в качестве оперативного. Северин теперь иногда ездит к себе домой. Оттуда возвращается с запасом продуктов. За день на ПУ бывает много различных людей.
По докладам в провинциях не спокойно. Населенные пункты подвергаются нападению душманов. По радио в определенные часы передаются на русском языке последние известия и другие сообщения. Беспрерывно упоминается Хафизула Амин. Похоже, укрепляется его культ. Привыкаю к мысли, что дивизии, развернутые в Кушке и Термезе, будут вводиться в ДРА, а мы, видимо, будем их «тянуть» на себя. По некоторым данным их там продолжают комплектовать и готовить.

22.12.79г., суббота. Магометов приглашает меня в маленькую комнатушку. Включает транзисторный приемник на всю громкость и шепотом обращается ко мне. Ничего не пойму. Наконец разбираю примерно следующее: напротив (метров в пятистах) — американское посольство. Оттуда они могут прослушивать нас. Поэтому надо пресекать все ненужные разговоры, ничего не разглашать. Я принял это указание к исполнению, но не понял какие разговоры надо пресекать, о чем речь?

23.12.79г., воскресенье. Начальник штаба аппарата ГВС ставит меня в известность, что президент страны Хафизула Амин ведет политику на разрыв с Москвой и сближение с США. В стране имеются патриотические силы, которые выступают против него. Наше правительство решило им помочь. В страну будут введены советские войска для оказания помощи патриотическим силам. У нас создается группа управления проводимыми мероприятиями. Показал список из 21 фамилии, в том числе моей, Березина и Иванова.

Приступили к подготовке мероприятий. Лица, включенные в особый список, закрепляются за конкретными объектами, подлежащими или захвату (генштаб, «Радио Афганистана», аэропорт и др.) или блокированию (войсковые части: 7пд, 8 пд, 4тбр, 15 тбр, военное училище, 26 пдп, полк «Командос» и др.).
Подготовкой захвата дворца Амина занималась группа генерал-лейтенанта Иванова. Мне поручалось поддерживать связь с аэропортом, танковыми бригадами, контролировать подготовку захвата «Радио Афганистана».
С советниками 4 и 15 тбр и с аэропортом установил телефонную связь. «Радио Афганистана» — напротив, в прямой видимости. Овладевать им будет разведывательная рота ст. л-та Попова А.В., охраняющая сейчас наш ПУ. Иду в разведывательную роту. Командир роты выстроил личный состав, доложил. Я представляюсь личному составу. Объясняю поставленную перед ней задачу. Проверяю техническую готовность боевых машин. Отмечаю недостатки и даю время на их устранение.

На ПУ ко мне подходит похожий на афганца мужчина. Представляется, майор, из ведомства Иванова. Он также ответственный за «Радио Афганистана». Сам из Баку. Азербайджанец. Я там служил несколько лет. Разговорились. Человек приятный. Живет около, «Радио Афганистана», имеет возможность наблюдать за его территорией. Знакомлю его с командиром разведывательной роты.

24.12.79г., понедельник. 1 час.40 мин. из Москвы звонит Варенников, в 8.30 ждет доклада от генерал-лейтенанта Гуськова. Кузьмин должен доложить имеются ли в афганских частях зенитные ракеты «С-2», какая имеется площадка на территории резиденции и могут ли там садиться вертолеты. >>>

В большую залу солдаты вносят железные кровати. Установили штук сорок. Прибыли офицеры штаба воздушно-десантных войск. Разместились. Сразу становится шумно. Знакомлюсь с некоторыми. Они все здесь под началом заместителя командующего ВДВ генерал-лейтенанта Гуськова Николая Никитича. Начальником штаба группы полковник Кукушкин Алексей Васильевич. У них портативные радиостанции, запасы продовольствия, военное оснащение. Они активно включаются в работу. Изучают городские маршруты и главные объекты города.

План ввода советских войск в Афганистан

25.12.79 г., вторник. К середине дня собирается основное руководство: заместитель посла, генерал-лейтенант КГБ Иванов, ГВС генерал-полковник Магометов С.K., генерал-лейтенант Гуськов Н.Н. Озабоченное ожидание. Наконец, звонок из Москвы. Все спешат в будку. Через несколько минут выходят. Облегченно вздыхают: всё, наконец, решение принято, можно действовать! (Видимо, звонил Министр обороны Устинов. В этот день он поставил главкомам и генштабу задачи о вводе войск в ДРА).
С этого времени работа уплотняется. На ПУ прибыла группа от ВВС во главе с полковником Скидановым. Их задача вести учет прибывающих транспортных самолетов и докладывать в Москву.
Около 20 часов. Вся оперативная группа за столами. Начали прибывать первые транспортные самолеты, приземляться в городском аэропорту и аэродроме Баграма. ттуда зазвонили телефоны, пошли доклады о прибывающих самолетах, группа Скиданова заполняет графики.

Так пропагандировалась советско-афганская дружба.

Темп прибытия самолетов высокий. Поэтому вначале не обратили внимание, что об очередном, седьмом по порядку самолете, с аэродрома не доложили. Когда образовалась небольшая пауза запросили аэродром о данных на «ИЛ-76Д» — седьмой по порядку. После уточнений оттуда ответили, что он пока не прибыл. Такого быть не должно. Самолеты шли цепочкой один за другим и бортовые номера их были заранее известны. Запросили оперативную группу в Москве. Те обругали нас за не внимательную работу. Попытались снова уточнить в аэропорту. Ничего нового. Только сообщили, что дежурный диспетчер наблюдал яркую вспышку в небе в стороне от курса прибывающих самолетов. Около 2-х часов ночи из Москвы затребовали доклада: куда исчез «Ил-76Д»?
Из г. Мары, где самолеты дозаправлялись, сообщили, что самолет ушел по графику в Кабул. Экипаж восьмого по счету самолета сообщил, что при подходе к Кабулу слева по курсу наблюдал яркую вспышку, как от взрыва. Стало ясно, что транспорт потерпел катастрофу. Выяснили, что на его борту находилось вместе с экипажем 44 человека (взвод), машина с боеприпасами и машина с топливом. (Через четверть века Юлия Калинина опубликует в Московском комсомольце снимок места падения самолета).

Транспортные самолеты продолжают прибывать всю ночь и весь день с интервалом в 10-15 минут. Из одного и того же направления, из-за гор появляется еле различимая точка. Она быстро увеличивается вместе с нарастающим гулом, доходящего до рева над самим городом. Горожане, задирая голову, с интересом наблюдают за самолетами. Офицеры афганцы спрашивают у своих советников, что это означает? Им поясняют, что для афганской армии везут боеприпасы и оружие. Они понимающе улыбаются.
Из Термеза и из Кушки двинулись 108 мсд и 5 мсд. Их маршруты проложены у нас на карте: 108 мсд движется на Кабул через труднопроходимый горный перевал, 5 мсд — по равнинной местности через Шинданд на Кандагар.
Правительство ДРА затребовало объяснений. Начальник генерального штаба запросил ГВС. К нему поехали Магометов со своим заместителем. Они повезли главный аргумент — карту Кабула с окрестностями. На ней были обозначены места, в основном вокруг Кабула, которые займут советские подразделения для его охраны и обороны от душманов. Интересно, в начале войска ввели, а потом правительству стали давать объяснения, что выполняется их просьба. В городе в это время распространяются слухи о, якобы, ожидающемся нападении «братьев мусульман» и других враждебных групп. Видимо, это убедило руководство ДРА в искренности намерений советского руководства. Через пару часов вернулся ГВС с заместителем. Оба были довольны. Их объяснения приняты.

В течение всего дня самолеты продолжают прибывать. Самолет совершал посадку, его отгоняли с полосы, освобождая ее для очередного самолета, и быстро разгружали. Затем по другой полосе он уходил в очередной рейс.
Конец дня. На аэродромах нарастает количество войск и грузов. Население к гулу самолетов привыкает. Вечером из Москвы затребовали фамилии погибших на «ИЛ-76Д». Выясняется, что списки на весь полк как раз находились в потерпевшем катастрофу самолете. Поэтому определить фамилии невозможно.
Поступают доклады о движении от Термеза 108 мсд, а от Кушки — 5 мсд. На оперативной карте мы отмечаем места и время, куда дивизии выходят головой колонны.

5 мсд идет по маршруту: Кушка, Шинданд, Кандагар. Старшим в ней представитель МО, начальник одного из отделов Главного Управления Боевой Подготовки Сухопутных войск полковник Котляр Леонид Касьянович, опытный и решительный офицер. После выполнения задач по вводу войск в ДРА ему было присвоено звание генерал-майора. После ухода в запас он стал директором строящегося ‘Мемориала Победы’ на Поклонной горе. Этот маршрут проходит вдоль иранской границы и, в основном, по равнинной местности.

26 декабря 1979 г., среда. Транспортные самолеты в том же темпе продолжают снижаться над Кабулом, идя на посадку.
На карте отмечаем движение 5 мсд и 108 мсд. График движения 108 мсд ломается. Она движется медленнее расчетного времени. Успеют ли дивизии к завтрашнему дню подойти к Кандагару и к Кабулу?

Личный состав разведывательной роты во главе с командиром, переодевшись в гражданскую одежду, выходит в город на разведку подступов к «Радио Афганистана». С ними пошел наш резидент. Они изучили прилегающую к «Радио Афганистана» территорию, расположение охраны, определили места для засад гранатометчиков, позиции взводов и каждой БМД.
Военные советники командиров частей кабульского гарнизона собраны на совещание у генерал-полковника Магометова С.К. Им поставлена задача: завтра 27.декабря остаться в частях на ночь, организовать ужин с подсоветными (для этого им выдано спиртное и кое-чего из съестного) и ни при каких обстоятельствах не допустить выступление афганских частей против советских войск.
Переброска 103 вдд завершена. Подразделения скучены на аэродромах.
5 мсд достигла Шинданда и там остановлена.
108 мсд продолжает движение.(см. иллюстрации, план ввода войск)
Провожу проверку окончательной технической готовности разведывательной роты. Осмотрел каждую БМД. Отмеченные раннее недостатки устранены. Беседую с личным составом. Люди свои задачи знают хорошо. Настроены отлично. В одном взводе нет командира. Предлагаю на его место себя, улыбаются, отказываются, в себе уверены.
27.12.79 г.,четверг. Кабул живет обычной жизнью. Оживленные торговые ряды, многолюдные улицы. Жители не знают, что сегодня переломный момент в их истории. Дружеские советские войска освободят их от нынешних правителей и предложат им других. Интересно, развернутся на этих улицах бои или все обойдется более или менее благополучно? Сегодня короткий предвыходной день. Офицеры афганской армии после обеда разойдутся по домам. В середине дня открылось торжественное партийное собрание. Кто-то из высоких партийных руководителей выступал с докладом, который транслировался по радио. Продолжают распространяться слухи о готовящемся со стороны «Братьев мусульман» нападении и резни.
Главный объявил нам время «Ч» — 21.00 по кабульскому времени (19.30 — по московскому).
Около 15.00. Советники стали докладывать, что к их подсоветным по телефону обращается заместитель начальника политуправления армии с призывом вызвать всех преданных партии офицеров на службу. Руководство ДРА и командование армии охватило беспокойство. Некоторые офицеры действительно стали возвращаться в свои части. Начальник генерального штаба подполковник Якуб со своими офицерами остался в штабе и призывает их к бдительности.

Звонит Варенников. Интересуется, в какое время темнеет. Доложил ему, что в 16.30 уже будет темно. Активно заработала группа КГБ во главе с генерал-лейтенантом Ивановым Б.С. На ПУ прибыли незнакомые лица. На некоторых были надеты бронежилеты, почему-то белого цвета. На столы поставили телефонные аппараты полевого типа для связи с оперативными группами, которым предстояло действовать в городе. Доложили, что две машины с радиоаппаратурой подавления (глушения) работы радиостанций иностранных посольств, прибыли и готовы к работе.
В пятом часу уже стемнело. Поступила команда о переносе времени «Ч» на полтора часа назад, на 19 ч. 30 м.(18 00 по моск.). На пункте управления действуют две точки управления: одна наша постоянная — оперативного дежурного, другая — в соседней комнате десантников. Она основная. Ею пользуются генерал-полковник Магометов, генерал-лейтенант Иванов, генерал-лейтенант Гуськов Н.Н.
Для связи с объектами, где нет радиостанций, использовали телефон городской сети, через городской коммутатор звонили в штаб ГВС, в Генштаб афганской армии. После обеда на ПУ нарастает оживление. Собрались все ответственные лица.
К восемнадцати часам некоторые направленцы заволновались, что не дали все ценные указания, осаждают городской телефон. А до одного направленца из тыла только теперь дошло, что готовится переворот. Он был страшно изумлен и бросился к телефону, по которому уже стали говорить открытым текстом. Пришлось на правах оперативного запретить эти разговоры.

18.20. ПУ вздрогнул. Раздался глухой, но сильный и близкий взрыв. Городской телефон умолк. Взорвана телефонная станция. Разведывательная рота выстроилась головой колонны к КПП, машины дымят, экипажи прогревают двигатели. Из Баграма доложили о начале выдвижения колонны десантников.
Глядя на карту, мысленно представляю город, его улицы и движение по ним наших подразделений. На ПУ все напряжены. Чувствовалась важность происходящего.
По рации доложили, что во время выдвижения колонны от аэродрома из-за забора раздался выстрел. Убит солдат артиллерийской батареи(рядовой Яхин Р.З.).
Основной колонне предстояло пройти по центральной улице, между нами и «Радио Афганистана», мимо посольства США. Колонны приближаются. Скоро услышим их гул. 18.30. К «Радио Афганистана» отправляется отделение с противотанковыми гранатометами и скрытно занимает заранее выбранные позиции. В общей городской тишине слышится нарастающий гул приближающейся колонны.

Двинулась на выход из ПУ разведывательная рота. Головная БМД сбивает шлагбаум, приводя в удивление афганских солдат, дежуривших на КПП, выскакивает на улицу, резкий поворот влево, на полной скорости выскакивает на центральную улицу, сбивает несущуюся по ней легковушку. За головной несутся остальные БМД роты. Гремят из засад противотанковые гранатометы. Два танка подбиты. В ответ — одиночные выстрелы. Раздаются пулеметные очереди. Тупо застучали тяжелые пулеметы БМД. Появились первые машины колонны, выдвигающейся от аэродрома. Не задерживаясь, они мчатся по центральной улице мимо нас.

[b]Началась историческая акция, которая впоследствии встряхнет весь мир. [/b]

На ПУ свет выключили. Передняя стена прозрачная из стекла. Обозрение хорошее. Мы, кроме того, выходим на площадку. Оттуда хорошо наблюдается «Радио Афганистана» и несущиеся по центральной улице боевые машины с десантниками. На территории «Радио Афганистана» шла бешеная стрельба. Густые трассы перечеркивали все пространство. Раздался сильный взрыв, затем еще несколько. Появилось зарево. Сильные взрывы продолжаются.
Наблюдая с площадки, я понял, что взрываются боеприпасы в двух танках, подожженных нашими гранатометчиками. Охрана «Радио Афганистана» обороняется, ведет ответный огонь, однако танкистов к своим танкам разведчики не допустили.
Из динамика раздался призыв: Береза, береза, я Береза три, веду бой, срочно высылайте подкрепление, срочно высылайте подкрепление». Такое обращение командира разведывательной роты вызвало недоумение. Зачем ему подкрепление? Да и не было никакого подкрепления. Все подразделения были распределены по объектам.
Между тем движение колонны десантников по городу можно было определять по звукам выстрелов. Вдоль всей трассы, пересекавшей Кабул из конца в конец, находились объекты захвата. С подходом к ним наших подразделений вспыхивала стрельба и небо перечеркивалось трассами пуль. Афганская охрана везде уже была готова к ответному огню.
Первыми доложили советники 4 тбр и 15 тбр подполковник Пясецкий Виктор Николаевич и майор Еньков Леонид Филиппович. Они сообщили, что к КПП прибыл батальон десантников на БМД. Все офицеры и солдаты афганцы там, братаются с советскими солдатами. Эксцессов нет. Впоследствии советники рассказали. Сидим ужинаем совместно с командованием бригад, как и было запланировано. Поднимаем тосты, беседуем. Чувствуем по времени батальон должен подойти. Говорим подсоветным: а что вы будете делать, если сейчас сюда подъедут советские солдаты? Они отвечают: только радоваться и приветствовать их. Ну тогда идите и приветствуйте, они уже у ваших ворот. Офицеры вскочили и побежали, мы за ними. К КПП бежали афганские солдаты. Там стояла колонна БМД с нашими десантниками. Шло братание, рукопожатия, попытки разговоров на разных языках.
На «Радио Афганистана» стрельба утихает. Продолжают взрываться в двух горящих танках боеприпасы. Потом и взрывы прекращаются.
Сильная стрельба разгорелась в районе генерального штаба. Особенно сопротивляются в здании мобилизационного управления. Там в одном из БМД находится советник по физической подготовке майор Минаичев Вячеслав Львович. Он направленец на генштаб, выводил батальон на объект и участвует в его действиях. Вдали на окраине Кабула разгорается зарево. Доложили, что горит здание мобилизационного управления.
В нашу комнату заходит Магометов. Приказывает Северину сформировать из находящихся здесь офицеров, в первую очередь из добровольцев, группы и послать на легковых машинах на улицы Кабула узнавать обстановку. У всех это вызвало недоумение. На улицах беспорядочная стрельба. Она возникает в самых различных местах. Афганские солдаты охраны, разбегаясь в разных направлениях, ведут шальную стрельбу, палят по чему попало. В этих условиях бесцельное мотание по Кабулу в незащищенных машинах было абсурдно. И, когда Магометов через некоторое время снова заходит и спрашивает о готовности, Северин В.П. показывает ему список, в который он включил себя и еще три-четыре человека из присутствующих на ПУ. Главный разгневаться не успевает. Подходит Иванов и, узнав в чем дело, говорит: ‘Какой дурак это придумал? Этого делать нельзя’. На этом все и заканчивается.
Продолжали поступать доклады от командиров действующих подразделений. В трубке раздается: «Береза, я Береза один, Береза, я Береза один, ранен полковник, срочно вышлите хирурга». «Береза один» штурмовала дворец Амина. Через некоторое время доложили, что полковник скончался. Около меня находился полковник из группы Иванова. Он просит узнать имя и отчество погибшего. Я запросил. Мне ответили. Услышав ответ, он сокрушенно восклицает: это мой товарищ, совсем недавно был здесь у нас на ПУ. Погибший полковник Бояринов только прибыл из Союза, был одним из руководителей штурма дворца Амина. В ночной суматохе ему досталась шальная пуля и, возможно, от своих же.
Усилилась стрельба в районе генштаба. Там полыхало пламя, отражаясь заревом в мрачных тучах кабульского ночного неба. В разных местах города раздавались выстрелы. Трассы пуль прочерчивали небо.
Опять «Береза один» запросила хирурга. Ранен в горло еще один наш полковник. Посылать было некого. Полковник скончался.

За короткое время при штурме дворца погибло два наших полковника.

В дальнейшем выяснилось следующее. Во дворце Амина устраивался торжественный обед по случаю оказания дружественным Советским Союзом военной помощи Афганистану. Были приглашены наиболее преданные друзья и родственники. После обеда офицеры и охрана почувствовали сильное недомогание и сонливость. В тяжелом бесчувственном состоянии оказались Амин, его дети, жена, гости. Во дворце испугались и вызвали из госпиталя советских врачей. Во дворец поехали, ничего не зная о готовившемся штурме, врачи полковники Кузнеченков и Алексеев. В момент, когда начался штурм, они находились внутри дворца. Наши спецназовцы влетали в помещения, бросали гранаты и поливали вокруг автоматным огнем. Одна пуля досталась находившемуся там полковнику Виктору Кузнеченкову. Она попала ему в горло и он через короткое время умер.
Все подробности происшедшей трагедии будут опубликованы через 11 лет военным писателем Николаем Ивановым в газете ‘Московская правда’ за 26 декабря 1990 года в статье ‘Шансы умереть в постели равны нулю’.

Поступил новый доклад: » Береза, я Береза один, Береза, я Береза один, объект № 1 ликвидирован,
объект №1 ликвидирован. Продолжаем выполнять дальнейшую задачу».

Этот доклад был историческим, ибо под объектом № 1 значился президент Хафизула Амин. Была выполнена самая главная задача, о чем тут же из нашей телефонной будки было доложено в Москву.

Где-то в одиннадцатом часу вечера на ПУ появились двое. Один из них держал на ладони большой магнитофонный диск. Металлическая катушка имела одну щеку и, поэтому, видна была магнитофонная пленка. Второй товарищ обратился с просьбой дать сопровождающего до «Радио Афганистана». Вызвались двое. Они уехали. Вернувшись через некоторое время, рассказали, что, когда они вошли в здание «Радио Афганистана», сотрудники радиостанции, выставив портрет Тараки, встретили их аплодисментами. Кроме того, наши товарищи сказали, что на территории радиостанции валяются горы трупов афганских солдат.
Мы с нетерпением ожидали и, наконец, услышали голос «Радио Афганистана». Всех, находящихся на ПУ, крайне интересовал вопрос, кто же будет вместо Амина? Кроме меня, Березина и Иванова, т.е. нашей оперативной группы, остальные давно работали в ДРА, знали наперечет всех афганских политических деятелей, спорили между собой и гадали, кто же вместо Амина? И не могли определить преемника. Такого на данный момент просто не существовало. Личностей не было. Наиболее сильная личность, как возможный преемник, был начальник генерального штаба Якуб. Однако он был настроен антисоветски.
Рассказывали, что 27.12. Якуб остался в Генштабе и вызвал туда офицеров штаба. После обеда офицеры стали повально засыпать. Это вызвало его тревогу. К вечеру офицеры стали приходить в себя. Он призвал их к бдительности. Когда началась стрельба и десантники ворвались в штаб, он руководил обороной. В первых, ворвавшихся десантников, стрелял из пистолета, но был ими убит. Через несколько дней рассказывали геологи, что по портативному приемнику слышали диалог:» Береза, я Береза — два, объект ? 2 ликвидирован. Здесь в сейфах много денег, что делать? Охранять их или идти дальше? В ответ: На х. они нужны, выполняйте дальнейшую задачу». Ответ, видимо, давал генерал-лейтенант Гуськов Н.Н.

Убитых афганцев, в том числе и двух малолетних
сыновей Х. Амина, закопали в братской могиле неподалеку
от дворца Тадж-Бек ( впоследствии с июля 1980 года, там
располагался штаб 40 армии). Труп Амина, завернутый в
ковер, был погребен тамже, но отдельно от остальных.
Никакого надгробия ему поставлено не было. Оставшиеся
в живых члены его семьи были посажены в тюрьму Пули-Чархи,
сменив там семью Тараки. Даже дочь Амина, которой во время
боя перебило ноги, оказалась в камере с холодным бетонным
полом. Но милосердие было чуждо людям, у которых по приказу
Х.Амина были уничтожены близкие.

Два переводчика сидели у приемника. Наконец начали передавать правительственное сообщение. Заговорила магнитофонная запись, которую отвозили на «Радио Афганистана» наши товарищи. Наши переводчики ошарашено сообщили, что выступает Бабрак Кармаль. Мне это имя ни о чем не говорило. Но товарищи разъяснили, что это глава парчамовцев, противник хальковцев Тараки и особенно Амина. Был одним из главных лидеров Афганистана. Тараки отправил его послом в Чехословакию. В период поездки Тараки на Кубу Амин вызвал его в Кабул, но тот не подчинился. После этого имя Бабрака поминалось в средствах информации как предателя и американского агента. В обществе о нем устоялось мнение, как о предателе, бежавшем в Америку. И, вдруг, Бабрак — новый президент! Товарищи изумились.

Из приемника между тем доносилась речь Бабрака. После ее окончания, ее передали повторно. Наверно, мало кто из Афганцев слышал эту речь, было уже поздно, около полуночи. О том, что кандидатура Бабрака была крайне и трагически неподходящей, всем станет ясно потом. Бабрак был парчамовцем. Большинство их сидело в тюрьмах, а командовали армией в основном хальковцы. С приходом к власти парчамовцев ожидали репрессий против хальковцев.

28.12.79., пятница. К полуночи в основном все было закончено. Стрельба утихла. Дело сделано. Однако отовсюду поступали доклады об убитых и раненых. Здесь проявился явный просчет в долго готовившейся операции. Не было развернуто медицинское обеспечение, не было медицинских сил и средств. Теперь вот вынуждены объезжать дома, где жили семьи советников, собирать их жен, которые имели отношение к медицине. Собрали всех в поликлинике. Туда свозили раненых и убитых. Их было больше сотни. Некоторые были завернуты в простыни, пропитанные кровью. Им оказывали первую помощь, увозили в госпиталь.
Доклады советников были обнадеживающими. Гарнизон Кабула смещение Амина воспринял одобрительно. Во многих казармах солдаты рвали портреты Амина, доставали из под матрасов спрятанные портреты Тараки и вывешивали их.
Утро 28-го. Успокоенный, город. Ясное чистое небо над ним. Мы стояли на площадке вместе с генерал-полковником авиации Гайдаенко. Любовались чистым небом и вслушивались в звуки города. Переворот совершен. Население и войска должны осознать мощь сил его совершивших и не помышлять о вооруженном выступлении. Говорю генерал-полковнику, что хорошо бы сейчас с этой целью показать в небе над городом наши истребители. Он сразу согласился, пошел к телефонам. Через несколько минут в чистом небе появилась пара истребителей. Они закружились над тихим городом, взмывали вверх и пикировали вниз, издавая мощный рев. На смену одной пары вышла другая. За их полетом наблюдал весь город. Зрелище было красивое и впечатляющее. Оно как бы завершило акт ночной драмы.

Стало известно, что в Кабул прибыл Бабрак Кармаль и формирует новое правительство. Его обращение к афганскому народу еще раз повторили.

В афганской армии известие о том, что новым президентом стал Бабрак Кармаль вызвало резко отрицательную реакцию. От советников стали поступать тревожные сообщения о намерениях некоторых командиров выступить против нового президента.
Многие командиры на местах взбунтовались. Некоторые из них стали покидать свои части и скрываться. В настроении армии произошел перелом. В этом отношении характерны два эпизода.

К середине дня на ПУ к ГВС прибыл советник командира 26 пдп подполковник Богородицкий. Он доложил, что несколько часов простоял в кабинете под дулом пистолета своего подсоветного командира полка, в любой момент, рискуя быть расстрелянным. Тот заявил, что его старшего брата арестовали, и, видимо, уже расстреляли. Если это так, то он расстреляет советников и выступит против советских войск. Наконец, он отпустил подполковника, к ГВС, оставив в залог других советников, предупредив, что если подполковник не вернется, через два часа, то будут расстреляны заложники. Магометов дал команду немедленно разыскать брата командира, а советника попросил вернуться и уговорить командира не выступать против советских войск, но тот наотрез отказался, заявив, что если он вернется к командиру без брата, тот его немедленно расстреляет. Через некоторое время злополучного брата разыскали, отвезли его к командиру и эпизод был исчерпан. Через пару дней взбунтовавшегося командира арестовали.

Поступил доклад от советника 8 пд. Командир дивизии услышав по радио Бабрака решил выступить против советских войск. Угроза была реальной и слишком опасной. Такое выступление дивизии могли поддержать и другие колеблющиеся части, а выход ее на улицы Кабула означал большие жертвы, кровопролитие и непредсказуемый результат. Наши легкие БМД с пулеметным вооружением устоять против танков, конечно — же, не могли. Около двух часов велись трудные переговоры с командиром дивизии. Его предупредили, что, если он попытается вывести дивизию, то она будет уничтожена с воздуха на выходе из расположения. Командир дивизии утверждал, что пришедшие к власти парчамовцы с ним расправятся. С большим трудом его убедили, что он останется на своем посту. Через несколько дней он был посажен в тюрьму.

На ПУ доставили трех арестованных членов правительства. Их поместили в конце бассейна под площадкой, где имелись душевые и парилка. На ночь их там запирали. Днем им выносили стулья, на которых разрешали сидеть на площадке, греясь на солнце. Охранял их наш десантник. По моей инициативе им носили еду с солдатского котла. Они выражали полную готовность сотрудничать с новой властью, видимо надеясь на посты.

Стало известно, что некоторые члены свергнутого правительства предлагают свои услуги новому руководству ДРА.
В районе дворца Амина неожиданно восстали гвардейцы. Они атаковали десантников с целью отбить здание генерального штаба. Шаг с их стороны был абсурдным. Но они, видимо, хотели как-то реабилитировать себя за потерю дворца. Наши артиллеристы открыли по ним огонь. Периодически звуки артиллерийских выстрелов раздавались над городом. В соседней комнате у радиостанции полковник из штаба ВДВ принимал доклады от командиров, действующих в районе дворца. Из динамика раздавалось «Береза, я Береза четыре. Береза, я Береза четыре, дайте команду артиллеристам прекратить стрельбу, они же бьют по своим». Попытки полковника остановить стрельбу артиллеристов успеха не имели. Трудно было связаться с артиллеристами. Примерно через час начальник штаба халбаевского батальона капитан Ашуров взмолился: ‘Береза, да прекратите же стрельбу артиллеристов, уже разбили наш БТР’. Однако еще около часа артиллерийские выстрелы периодически раздавались над городом. Где-то около двух часов все стихло. Часть мятежников разбежалась. Остальные были разоружены. В батальоне Халбаева несколько человек было ранено и три БТРа подбиты.

Советник из Файзабада доложил о том, что по маршруту Хорог, Файзабад выдвигается 860 отдельный полк. Нанес на карте маршрут ее продвижения. Через несколько часов поступило радиодонесение о том, что передовой отряд полка попал в засаду в узком ущелье и обстреливается душманами с разных сторон. Имеются потери. На помощь ему выдвигается мотострелковый батальон.

Часов в двенадцать разговаривал по телефону с Генералом Армии Варенниковым. Он интересовался потерями, сказал, чтобы к четырнадцати часам доложили. Предварительные данные у меня были. Согласовал их со штабом ВДВ. Окончательных данных у них тоже не было, но к единым результатам мы пришли. В 14.00 доложил по телефону в Москву: на 14.00 имеется убитых — 30 человек, из них офицеров — один, и раненых 128, из них один офицер. Данные по сотрудникам Иванова сюда не включались, они были нам не известны.

Наших раненых уже разместили в госпитале. Убитых готовили к отправке в Союз. Уточнены списки погибших в самолете «ИЛ-76Д» вечером 25-го.
Формируется афганское правительство. Бабрак в Кабуле. Создана комиссия по реабилитации узников знаменитой тюрьмы Пули Чархи.
Во второй половине дня из провинций стали поступать сведения об отрицательной реакции на обращение нового президента.
29.12., суббота. Поступило сообщение: около 1200 мятежников движутся в строну Кабула (до 40 км).

На севере обстановка резко ухудшилась. 31 пп окружен мятежниками. Из Ханабада и Тулукана донесения прекратились. Есть опасения, что они захвачены мятежниками. Видимо, там батальон перешел на их сторону. Личный состав против мятежников воевать отказывается. Все артиллерийские системы выведены из строя. Командование 20 пд проявляет пассивность. Из генштаба в дивизию никаких команд не поступает. 5 мсд остановлена у Шинданда.

13.40. Генерал-майор Пономарев доложил о расположении дивизии:
— КП дивизии, зенап, орб — г.Шинданд, аэродром.
— 371 мсп — 15 км. ю.з. Даулатабад
— 24 тп — 20 км ю.в. Шинданда
— Артиллерия — Адраскан
— 373 мсп — крепость Милован, 16 км сев. Адраскана.
— Тыл — ю.в. Герата
— 101 мсп — 8 км. сев. зап. Герата.

В Кабул прибывают части 108 мсд.
В районе населенного пункта Калакан (30 км севернее Кабула) в 14.00 обстреляны солдаты 121 мсп, беседующие с мирными жителями. 4 солдата убито, 2 ранено. Просьба из Герата забрать трех раненых солдат.

На пункте управления теперь много народа. Одни прибывают, другие убывают. Прибыл капитан из особого отдела полка, с ним арестованный террорист. В ожидании Главного капитан рассказал, что во время преодоления войсками перевала этот террорист выстрелом убил шофера, машина свалилась в пропасть. Террориста поймали. Теперь не знают, что с ним делать. Главный советник прибыл, не дослушал доклада капитана, грозно спросил его, зачем он сюда привел этого душмана и приказал убираться вместе с ним.

ГВС зачитал директиву Генерального штаба. Создается объединенное командование всех находящихся в ДРА советских войск и советников. Начальником над всеми назначен ГВС генерал-полковник Магометов С.К.
У входа в ПУ в прихожей несколько генералов и полковников 40 А ждали ГВС. Прибыв, Главный резко сказал, что он приглашал только командующего, остальные могут подождать во дворе. Этот поступок сильно задел генералов и полковников. Ожидая во дворе, они неодобрительно отзывались о Главном. В дальнейшем командование 40А не раз игнорировало приказы и распоряжения ГВС. Видимо, не последнюю роль сыграл в этом приведенный здесь эпизод.

16.00. ГВС поставил мне задачу поехать в 4тбр и 15 тбр (они дислоцировались вместе), разобраться там с обстановкой. Со мной поехали еще два полковника из советнического аппарата.
Выехали за КПП. На дороге, примыкающей к территории пункта управления, стояла колонна боевых машин десантного батальона. Она была облеплена восторженной афганской детворой, которая забиралась на машины. Десантники им помогали, всё показывали, а наиболее смелых запускали внутрь.

Сразу за Кабулом справа от дороги большое скопление людей и машин. Люди расположились на холмах. Их взоры устремлены в одном направлении — в сторону знаменитой тюрьмы Пули Чархи. Мы остановились. Переводчик узнал, что все уже давно ждут освобождения из тюрьмы своих близких и друзей. Мы решили тоже подождать.
Слева гористая безлесная местность. Обратил внимание, что холмы вспороты желтыми песчаными траншеями и вспомнил рассказ резидента о том, что в тюрьме каждую ночь десятками и сотнями расстреливают арестантов, сбрасывают в подготовленные траншеи и зарывают бульдозерами.

Из альбома Грешнова А.Б.

Раздались громкие крики. Вдали в сумерках показалась движущаяся от тюрьмы колонна автобусов. Вот они включили фары. По мере приближения десятка полтора автобусов, крики нарастали. Люди вокруг смотрели на нас, советских людей, с одобрением, кричали «Ура». Когда колонна подошла к мосту через речку, на котором был шлагбаум и охрана, многие побежали туда. Это были первые освобожденные. В тюрьме люди пропадали бесследно и никто из встречавших не знал, живы ли их близкие или нет. Здесь мы прочувствовали благодарность афганцев к нам, советским людям.

Подъехали к КПП 4 тбр и 15 тбр, расположенных территориально вместе. Вдоль дороги стояли колонны прибывшего 181 мсп. Нас ждали советники бригад. Прошли по территории. Безоружные афганские солдаты бесцельно бродили. Парки боевых машин, где в боксах стояли танки, были заперты и охранялись. К танкам никто не допускался. Десантный батальон, который вечером 27-го прибыл сюда и был восторженно встречен всем личным составом, уже убыл.
Пошли в штаб 4 тбр. Командование бригад пригласило нас на ужин. Хорошо сервированный низенький стол. Бутылки с напитками. Командир 4 тбр капитан небольшого роста, бывший адъютант президента Тараки Амин назначил его командиром бригады после смерти Тараки. Командир 15 тбр капитан худощавый, выше среднего роста, хорошо говорил по русски, так как учился в Союзе. Часа два продолжалась беседа. Поднимались тосты за Брежнева и Бабрака. Мы убедились, что в бригадах обстановка хорошая. В этом заслуга и наших советников подполковника Пясецкого Виктора Николаевича и майора Енькова Леонида Филипповича, а также командиров бригад. Они, однако, проявили большое беспокойство, считая, что их могут заменить парчамовцами. Насколько могли, мы их успокоили. Они попросили убрать с холмов артиллерию 181 мсп. Командир полка расположил на высотах вокруг бригад пушки, расчеты которых направили стволы на расположение бригад. У афганских солдат и офицеров это вызывало недоумение и раздражение. Командиру полка подполковнику Махмудову Владимиру Насыровичу от имени ГВС я приказал пушки с рассвета убрать.

Афгенская трофейная шашка
Вернувшись на ПУ доложил ГВС. На завтра получил задачу с утра выехать в 181 мсп и помочь расположить его лагерем около афганских 4 тбр и 15 тбр так, чтобы они не могли самовольно двинуться на Кабул.
Около 23 часов из 15 тбр сообщили, что туда прибыл новый командир бригады, а прежний арестован.

Отступление: когда в конце 2006 года я поместил настоящий дневник в интернет, то откликнулся бывший переводчик 4 тбр Грешнов Андрей Борисович (иллюстр.image 218) . Завязалась переписка. Она в приложении. Мы уточнили отдельные эпизоды. У него в интернете в историческом разделе помещены ‘Записки переводчика’. Очень интересный фактический материал.

Поступили сообщения, что в районе Хоста три населенных пункта подверглись минометному и пулеметному обстрелу мятежников. Имеются 14 убитых и 9 раненых.
Активизировались мятежники. Призывают прекратить междоусобицу, объединить усилия и выступить против советских империалистов. Командиры отрядов мятежников обращаются к командирам афганских частей с предложением объединить усилия в совместной борьбе. Между Баграмом и Шиндандом налажено движение транспортных самолетов.
Из Баглана сообщает советник 20 пд:
«Среди командного состава 10 пп имеются высказывания о том, чтобы с оружием в руках выступить против русских. Выводится из строя боевая техника (2 БРДМ, 2 БТР). Осложнилась обстановка в провинции Тахар. Все районы находятся в руках противника. Население уходит в горы. 3-й батальон 10 пп сдался противнику в районе Андараза.»
В этот день 29-го декабря Л.И. Брежнев отправил письмо Дж. Картеру. Вот небольшой отрывок из него:
‘Совершенно неприемлемыми не отвечающим действительности является и содержащееся в Вашем послании утверждение. Будто Советский Союз что-то предпринял для свержения правительства Афганистана. Должен со всей определенностью подчеркнуть, что изменения в афганском руководстве произведены самими офицерами, и только ими. Спросите об этом у афганского правительства. Должен далее ясно заявить Вам, что советские воинские контингенты не предпринимали никаких военных действий против афганской стороны и мы, разумеется, не намерены предпринимать их’
Как не восхищаться умению вождя врать и считать всех дураками.

30.12.79г., воскресенье. Выехал с утра в 181 мсп. Вместе с командиром объехали артиллерийские подразделения, расположенные на холмах вокруг танковых бригад. Артиллеристы держали под прицелом военный городок. Картина удручающая. Через полчаса вся артиллерия была убрана. Командир 181 мсп подполковник Махмудов Владимир Насырович, начальник штаба полка майор Снесур Сергей Харитонович, заместитель по политической части майор Степин Владимир Иванович, командир адн капитан Сазонов, командир танковой роты старший лейтенант Волков. Командир взвода капитан Зымбалевский Евгений Владимирович и другие офицеры. Мы выбрали место для расположения полка, определили места подразделениям, порядок охраны и приведения в боевую готовность. Задача полка состояла в перекрытии кабульской дороги и недопущения выхода танкистов в сторону Кабула.
В расположение танковых бригад ехать не хотелось. Там, кажется, убрали и другого командира — бывшего адъютанта президента Тараки.

В Кабуле относительно спокойно. Город живет обычной жизнью. В частях гарнизона брожений нет, за исключением 26 пдп. Оттуда за день дезертировало 80 человек. Оружие от личного состава Кабульского гарнизона изолировано. Портреты Амина везде с энтузиазмом порваны. Из тайников извлекли спрятанные ранее портреты Тараки.
Два полка 103 ВДД несут патрульную службу в Кабуле. Один (345 пдп) полк охраняет аэродром Баграм. Спланированы занятия.
108 мсд занимает указанные места, командование налаживает управление частями и подразделениями.
Офицеры оперативных групп, а также штабов дивизий работают в частях, помогают командирам организовать службу. Для лучшей организации труда на ПУ между офицерами по новому распределили обязанности.

31.12.79г., понедельник. Последний день 1979 года.
Состояние на 7.00. Внутриполитическая обстановка в стране продолжает обостряться, особенно в провинциях Кундуз, Бадашхан, Балх, Баглан, Нангархар, Пактия. В провинции Кундуз противник захватил Арчи, Имамсахиб и угрожает выходом в порт Шерхан. В провинции Тахар захвачен Ишкамыш. В провинции Баглан в Андарабе противнику сдался 3/10 пп. Руководство страны слабо контактирует с органами власти на местах и с командирами соединений.
Антисоветская пропаганда активизируется и ширится. В некоторых частях (26 пдп, 10 пп, 4 an, 25 пд) начались волнения, выводится из строя вооружение и боевая техника. Увеличилось дезертирство.
10.30 рота царандой (народная милиция) оставила свои позиции и прибыла без оружия в Нарын (Нахрейн).
Наступил предновогодний вечер. Организовано усиленное патрулирование десантными подразделениями основных улиц Кабула. Советники при войсковых соединениях докладывают обстановку. В городе движение машин затихло. Действует комендантский час. На пункте управления идет обычная работа. Где-то в девятом часу вечера со стороны центральной улицы рядом с нами раздались одиночные пистолетные выстрелы, постепенно удаляющиеся. Мы насторожились. В ответ раздалась автоматная очередь, затем вторая, третья. Началась сильная пальба. Зарокотали тяжелые пулеметы БМД. Разведывательная рота, охранявшая наш ПУ, по всему периметру вела из всего стрелкового оружия огонь. Свет мы выключили. ПУ погрузился в темноту. Начальник караула и дежурный побежали к роте. Через некоторое время стрельба прекратилась. Вернулся дежурный, рассказал, что с проезжавшей легковой машины по расположению вели стрельбу. Кто то ответил. Так как многие солдаты не знали причину огня, то тоже начали стрелять. В общей стрельбе уже трудно было понять, кто и где стреляет. Свои или чужие.

Прошло минут 20. Со стороны улицы опять раздаются те же пистолетные выстрелы. Ответный огонь на этот раз вспыхивает с большей силой. Стрельбу роты подхватила охрана других объектов. Мы опять гасим свет. Стрельба разгорается. Полковник Кукушкин А.В. с начальником караула и командиром роты снова бегут разбираться. Стрельба прекратилась. Возвращается Кукушкин А.В. В это время позвонили с КПП, что приехал Главный. Генерал-полковник влетел на ПУ разъяренный. Напал с угрозами на Кукушкина. Требует навести порядок. Вроде требование справедливое, но его грубость и угроза всех покоробила.

Из города патрули доложили, что задержали машину, из которой вели стрельбу по ПУ. Патрули, увидев мчащуюся машину из района стрельбы, бросили гранату. От взрыва машина перевернулась. В ней оказалось пять царандоевцев (народная милиция). Их выволокли из опрокинутой машины и арестовали.
В город выехали усиленные наряды патрулей. На главных улицах стояли колонны боевых машин. Действовал комендантский час.

В 19.00 из Баглана доложил советник командира 20 пд подполковник Бершеда Алексей Григорьевич. В Баглане складывается неблагоприятная обстановка. Освобожденные из тюрем, члены партии парчам жаждут расправы над комитетами хальковцев. Вражда между ними обостряется. Требуется ответственный товарищ от руководства, чтобы уладить между ними разногласия. Просит для командира дивизии на завтра выделить вертолет. Его просьбу передали в Баграм генерал лейтенанту Мартынюку.

На ПУ готовились к встрече нового 1980 года. В крохотной комнатке собрались Магометов, Гуськов, Кузьмин. Все — генералы. Я с Березиным и Ивановым, а потом и Беленко (московская группа) приютились в углу бывшего бара. Десантники около двадцати пяти человек собрались в большом зале.
В Кабуле новый год наступал на полтора часа раньше, чем в Москве. Мы произнесли традиционные тосты за Кабульский новый год и быстрейшее окончание нашей командировки. Зашел Кукушкин, пригласил в компанию десантников. Мы с удовольствием согласились. Составлены столы. Хлеб, консервы, колбаса, зелень, бутылки с вoдкой, фляги со спиртом. Магнитола включена на московскую волну. Общая дружная обстановка. За дощатой стеной громкий разговор генеральского трио, выделяется напористый голос Главного.
Приблизилась полночь. Железные кружки наполнены. Пробили куранты. Мы сдвинули кружки. С новым 1980 годом!
1.01.80г., вторник. Этот новый 1980 год в Москве встречают наши родные, близкие, друзья и, конечно, вспоминают нас. Ждут нашего возвращения.
Где-то около двух ночи пришло сообщение из Кандагара: 31-го там произошел мятеж, погибли болгарские специалисты, сильно ранен наш офицер-летчик. Мятеж подавлен. Семьи военных советников и болгарские специалисты эвакуируются на аэродром.
Сообщили также из Баглана, что в 4 an в Нахрейне (Нарыне) мятеж.

Утром доложил Магометову обстановку. Получил задачу: взять несколько офицеров, вылететь в Кандагар, разобраться в обстановке и к вечеру вернуться. Со мной вызвались лететь Березин И.М., полковник Жуков Альберт Михайлович — советник политуправления и прапорщик Старченко из роты спецсвязи.
В аэропорту проехали вдоль линии транспортных самолетов. Их очень много. Нашли наш. Экипаж готовил машину, прогревал двигатели. Поднялись в небо и взяли курс на юг, постепенно набирая высоту. «АН-26» был пуст. На вешалках болталось несколько дубленок. Экипаж свой скарб хранил в самолете. Транспортники в начале летали в Союз и обратно, минуя таможенную службу. Могли выполнять заказы, привозить дефициты.
Внизу безжизненная горная местность переходила в равнинную. Незнакомо и мрачно было внизу. Через полтора часа пошли на снижение и в 12.20 приземлились на военном аэродроме. Аэродром был добротным, построен англичанами. Нас встретили советники. У здания аэродрома из подъехавшего БТР высыпала ребятня, радостно восклицая. Им нравилась езда на БТР. Мальчишки оставались мальчишками. Продолжали вывозить на БТР семьи из города.
У входа в здание машина связи («Р-118»), женщины с детьми, вывезенные из города. У женщин испуганные выражения лиц. На вопросы не реагируют, не отвечают.
Выяснилось, что аэродром надежной защиты не имеет: взвод афганских солдат да несколько наших невооруженных связистов. Начальник узла связи ст-лт Довбня просил перенести узел связи в штаб корпуса или обеспечить надежной охраной, а также обеспечить связистов автоматами — для самообороны.
Старченко остался разбираться со связистами, а мы на БТР выехали в штаб корпуса. Выезд на дорогу охранялся афганскими солдатами. Понеслись по пустынной дороге. Через несколько км. въехали в город. Люки закрыли. Из конца в конец пересекли растянувшийся вдоль дороги Кандагар. Большинство дукханов (магазинчиков) закрыто. Вдоль улицы, молча наблюдая за нашим БТР, сидели седобородые афганцы. Ощущалась их мрачная неприязнь(иллюстр.). Было неприятно.

Подъехали к штабу корпуса. Встретил советник Брязгин. Вместе с ним и с переводчиком зашли к командиру второго корпуса Кабиру. Он озабоченно беседовал с каким-то афганцем. Советник подсказал, что это губернатор.
( Через несколько дней он сбежал в Пакистан). Мы представились. Я объяснил цель приезда. Просил командира рассказать подробно об обстановке. Суть его рассказа состояла в следующем.

Вчера в городе закрылись все дукханы, и народ стал скапливаться толпами. Автобус, в котором ехало около 20 афганских офицеров, был остановлен. Их заставили выйти из автобуса и судьба их неизвестна. Командир вывел в город танки. После пулеметных очередей народ разбежался по проулкам. Офицеры-политработники, разъезжая на машинах и БТР, через мегафоны провели большую разъяснительную работу, призывая население к спокойствию. Разъясняли политику нового правительства, цель ввода в страну советских войск Постепенно народ успокоился. Убитых убрали, раненым оказали помощь. Сегодня с утра народ не бунтует, разъяснительная работа продолжается. Открылась часть дукханов.
В районах, прилегающих к Кандагару, активизировались мятежники, обстреливают дороги. Он не уверен, что мятеж не повторится. Часто спрашивал: где советские войска? Нужно, чтобы они срочно прибыли в Кандагар. Я обрисовал ему общее положение, но не сказал, что войска в Кандагар не идут, остановились в Шинданде. Он также просил разместить на аэродроме нашу авиацию. Мы попрощались, пообещав сегодня же все доложить ГВС.
Вышли из штаба. Нас ждали советники, семьи которых находились на аэродроме. Туда могли добраться только на нашем БТРе.
На аэродроме обговорили последние вопросы. Нам передали просьбу болгар зайти к ним. В помещении, где они располагались, траурная обстановка. За столами слегка выпившие болгарские специалисты, скромная еда и напитки. Лица скорбные. Портреты погибших в черной окантовке лент. Двое болгар, хорошо говоривших по-русски, рассказали следующее. Вчера болгарские специалисты (болгары строили текстильную фабрику) выехали на «Москвиче» на базар. Их окружила толпа. Из машины выйти не дали. Машину перевернули, облили бензином и подожгли. Ужасной смертью погибли болгары.
Обступившие нас болгары попросили передать в болгарское консульство в Кабуле, чтобы быстрей вывезли тела убитых. Они также заявили, что работать в Кандагаре категорически отказываются. Пусть их забирают.
Предложил нашему советнику забрать с собой в Кабул нашего раненого летчика. Летчик вчера находился у рынка, когда услышал призыв женщины о помощи. Русскую женщину окружила толпа с явным намерением расправиться. Капитан бросился ее спасать. Разъяренная толпа переключилась на него. От окончательной расправы его спасли афганские офицеры, случайно оказавшиеся поблизости. Сейчас капитан был нетранспортабелен, женщина в сильном шоке.
В Кабул вернулись, когда уже стемнело. Первым делом связался с болгарским консульством (телефонную станцию уже восстановили) и передал все просьбы.
Доложил обстановку Главному. Действия он одобрил, с просьбами согласился. Особенно одобрил действия командира корпуса и наших советников по усмирению мятежа. Сказал, чтобы материал обобщить к завтрашнему совещанию. Он доведет его до всех советников.

На завтра получил новое задание. Вместе с генералом Тутушкиным Петром Сергеевичем и с группой офицеров вылететь в Кундуз. Там мы должны разобраться с обстановкой и провести совещание с офицерами 31 пп и местным гражданским начальством. Обстановка на севере продолжала ухудшаться. Из 20 пд беспрерывно идут тревожные сообщения. Вместе с Севериным В.П. набросали приказ.

ПРИКАЗ №__
Главного военного советника в ДРА
Содержание: 0 мерах по совершенствованию разъяснительной работы советников о целях пребывания советских войск в ДРА.
» 2 » января 1980г. г. Кабул

Проверкой установлено: в кандагарском корпусе советниками проводится большая работа по разъяснению военнослужащим и населению целей и задач революции, политики нового правительства, условий пребывания советских войск на территории ДРА. При этом широко применяется громкоговорящая связь. Эти мероприятия приносят положительные результаты и способствуют привлечению военнослужащих и населения на сторону нового правительства.
П р е д л а г а ю:
1. Всем советникам при командирах частей и соединений и их заместителям по политчасти усилить разъяснительную работу по примеру советников кандагарского корпуса.
2. Совместно с подсоветными командирами и их заместителями разработать и согласовать текст обращения к военнослужащим и населению с разъяснением целей пребывания советских войск в ДРА.
3. Организовать и проводить встречи активистов с солдатскими массами, на которых разъяснять сущность политики нового правительства, а также принимать личное участие в разъяснительной работе.
_______________

С вводом советских войск в Кабул нецелесообразно стало держать в столице столько афганских войск, когда в провинциях их не хватает. Принято решение 75 пп 7 пд перебросить в Кундуз. Сегодня одна пехотная рота на четырех «АН-26» уже переправлена туда.
Просмотрел журнал. Серия донесений от советника Бершеды из Баглана за 31.12 79г:

— 18.30 прибыл офицер из Нарына (Нахрейна) и доложил, что погибли два наших советника и переводчик 4 aп. Просит советскую мср для убытия в Нахрейн, связь с которым прекратилась в 13.30. Для выяснения обстановки и восстановления связи туда направлена афганская разведгруппа (РГ). Однако сведения от нее не поступают. До Нахрейна от Баглана около 50 км. На это сообщение ГВС приказал оперативной группе на ПКП 40А в Пули-Хумри выделить в распоряжение Бершеды разведывательную роту.
— В 19.25 из Нахрейна прибыл еще один афганский офицер, рассказавший, что советников вызвали на узел связи, после чего там началась стрельба. Узел связи заняли эхвановцы. Услышав стрельбу, некоторые афганские офицеры убежали в Баглан. В ответ на это сообщение Бершеда получил приказ от Главного принять в 40 А разведывательную роту, выступить с ней в Нахрейн и забрать тела наших советников.

Обстановка в Баглане тревожная. Эхвановцы собираются наступать в направлении Баглана. В штабе 20-й дивизии неспокойно. Бершеда просит разрешения забрать из штаба нашего дежурного офицера. Бершеде приказано усилить охрану узлов дорог и подходов к Баглану.
Собираюсь лететь в Кундуз. Старченко принес мне сержантский бушлат, шапку, автомат с рожками и несколько гранат. До этого я был одет в гражданскую одежду.

2.01.80г., среда. В 7.30 вылетели на вертолёте в Кундуз с генералом Тутушкиным П.С. и группой советников.
Север страны всегда отличался неспокойствием. В Кундузе находится штаб 31 пп, подразделения которого разбросаны по большому району. На окраине — аэродром, небольшое двухэтажное здание аэропорта. В Кундузе пересекаются дороги, ведущие в Кабул, Файзабад, Мазари-Шариф.

Поднялись над Кабулом, пошли на север в сторону перевала, продолжая набирать высоту. Справа по курсу обозначился аэродром Баграм. Над перевалом сильно поболтало. Какие горы, ущелья! Все это необозримое теряется в бесконечной дали. После Баглана горы перешли в низменность. Кундуз сверху напоминал большой кишлак. На аэродроме несколько «АН-26», из которых выгрузились подразделения 75 пп. В Кундузе тепло, даже жарко после морозного Кабула. Побеседовали с советниками, афганскими офицерами. Пришли губернатор и секретарь партии провинции. Тутушкин П.С. провел совещание. Потом нас пригласили пообедать.

Из совещания уяснили, что обстановка вокруг неустойчивая. В подразделениях 75 пп недовольство переброской из Кабула. Винят в этом советников. Губернатор сказал, что население Кундуза способно само обороняться от банд, однако не хватает оружия, просил помочь. Советник Котельников сказал, что в полку назревает мятеж. Выяснили также, что в связи с дневными разведывательными полетами наших вертолётов конница душманов передвигается в основном теперь по ночам, поэтому их так трудно обнаружить. Договорились, что обратимся к вертолетчикам, чтобы они организовали ночную разведку с применением осветительных средств.
Советники также рассказали об очень неприятном случае. Вчера вертолетчики обнаружили конницу душманов, которые заскочили в поселок. Из вертолетов открыли огонь. Пострадала школа, в которой находились дети. Имеются жертвы.

В 16.00 взлетели и пошли на Кабул. Над перевалом опять сильно поболтало. Вошли в тучи и шли как в молоке. К вечеру были на месте. Тутушкин подготовил отчет. Я договорился о ночной разведке с вертолетов кундузского района. Обстановку доложили Магометову. Беспокоило, что наши советники остались в Кундузе в полувраждебном окружении и находятся в большой опасности.

Из Баглана советник Бершеда продолжает сообщать о неустойчивом положении. Часть афганских офицеров попыталась поднять мятеж. Все они арестованы и брошены в яму. Советники отказываются идти в штаб дивизии. В Нахрейн пробиться никому не удалось, на перевале устроены завалы. Магометов принял решение о более решительных действиях в отношении Нахрейна. На завтра поставил мне новую задачу. Она заключалась в следующем. Подобрать группу советников. На самолете вылететь в Кундуз. Туда из Термеза прибудут в наше распоряжение два вертолета. При необходимости, можно привлечь и вертолеты с афганскими экипажами. На них разведать районы Ханабада, Тулукана и прибыть в Баглан. Там Бершеда должен подготовить советский мсб, с которым пройти до Нахрейна, арестовать главарей мятежников, забрать тела советников, затем разобраться с обстановкой в 20 пд. Много задач в ограниченное время.

В 40 А пошло распоряжение о выделении батальона. Пришел ответ, что выделяется одна усиленная разведывательная рота. Я передал Бершеде, чтобы от дивизии дополнительно выделили две афганские пехотные роты.
3.01.80г., четверг. В 7.30 на самолете вылетели в Кундуз. С нами полетел зам. начальника отдела пропаганды афганской армии. Хороший общительный офицер. Он вез кипы газет и журналов. Их надо было доставить в Файзабад, в окруженный полк. В Кундузе помогли ему перегрузиться в вертолет афганских ВВС. Распрощались. Вертолет поднялся и, оставляя дымный след, удалился в сторону Файзабада. Через пару часов пришло сообщение, что при подходе к Файзабаду он был сбит душманами. Экипаж с офицером погибли.

Ждем вертолеты из Термеза. Они запаздывают уже на несколько часов. График действий срывается.
Котельников рассказал, что вчера на ночь они забаррикадировались на втором этаже. Ночью в подразделениях митинговали, затем пытались к ним вломиться. Спасло то, что внезапно появились наши вертолеты. Они вели разведку, сбрасывая осветительные бомбы. Это напугало афганцев и они разошлись.
Наконец из Термеза прибыли два вертолета. Объяснил вертолетчикам маршрут и задачу. На второй вертолет старшим назначил Березина. Поднялись и пошли на Ханабад. Уже несколько дней было не ясно в чьих он руках. На всякий случай поднялись повыше. В центре города над правительственным зданием развевался правительственный флаг. По нам не стреляли. Прошли над Тулуканом, ничего не выяснили и взяли курс на Баглан. В условленном месте увидели колонну и обозначения для посадки вертолетов. Совершили посадку. Подбежал советник командира 20 пд подполковник Бершеда Алексей Григорьевич, доложил, что одна наша разведывательная рота и две афганские пехотные роты к выдвижению готовы. С ним афганский офицер замполит дивизии. Договорились, что отряд начнет выдвигаться на исходную (это около 20 км), а мы на вертолете совершим облет Нахрейна. Один из советников доложил, что вчера они на двух вертолетах вылетали в Нахрейн, там обнаружили конницу душманов и обстреляли ее. Душманы понесли большие потери.

Перелетели в Пули-Хумри на ПКП 40 А. Там в каждый вертолет взяли по десантному отделению. Ребята быстро убрали двери, открыли иллюминаторы, закрепили турельные установки и установили пулеметы. Вертолеты ощерились стрелковым оружием. Грозное оружие вертолетов — подвесные ракеты. Поднялись и пошли вдоль дороги на Нахрейн. Шли низко, рассматривая местность. Внизу пылил грузовик. Внезапно он остановился, из него посыпались люди. Они бросались в придорожную канаву и залегали в ней. Одиночные всадники также, заслышав шум вертолетов, бросались в канаву. Боятся вертолетов. Подошли к Нахрейну. Глядя на прилегающую к нему местность, прикинул как лучше будет развернуть отряд.

Бершеда, отлично знавший город, указал вниз: смотрите, вон там бывший штаб дивизии, над ним эхвановский флаг. Снизу послышались одиночные выстрелы. Стреляли видимо по вертолетам. У дивизионного склада вооружения стояла колонна грузовиков. На них грузили оружие и боеприпасы, ясно, что для вывоза в горы.
Приказываю командиру вертолетного звена нанести по ним огневой удар. Командир связался с Термезом и запросил на это разрешение. КП воздушной армии (корпуса) категорически запретил вести огонь. Командир по моей просьбе объяснил им, что это очень необходимо сделать. КП подтвердил свой запрет. Тогда я сказал, что беру ответственность на себя. Командир возразил, что за нарушение приказа его завтра же выгонят из армии.

Все это время мы кружили над городом. Пришлось уходить с гнетущим чувством, сознавая, что очень скоро вывезенное оружие и боеприпасы будут применены против наших подразделений. Так оно и случилось. Через несколько дней выяснится, что из склада было вывезено:
76 мм пушек — 32 шт.,
57 мм пушек 6 шт.,
«АК» — 638 шт., карабинов — 558 шт.,
«ППШ»- 471 шт.,
«РПД» — 18 шт.,
малокалиберных винтовок — 7 шт.,
1 комплект ремонтной мастерской «ПМ-2»,
«СГ-82» — 9 шт.,
40 мм гранатометов — 7 шт.
Вывезены боеприпасы: к 57мм «ПТП» — 7000 шт., к «РПГ-2(7)» — 762 шт., к «СГ-82» — 162 шт.,
к 76 мм ГП — 4 363 шт., 122 мм минометам — 128 шт., к 82 мм минометам — 2700 шт., к 107 мм — 100 шт., патронов — 264 000 шт.

Почему такой категорический запрет из Термеза? Видимо, командование хочет избежать втягивание в военные действия наших войск.
От Нахрейна прошли вдоль дороги к перевалу. На перевале дорога в завалах, в окопах четыре пушки. Чтобы идти на Нахрейн, их надо будет уничтожить.
Совершили посадку в Пули-Хумри и на БТР помчались догонять сводный отряд. Когда вышли к исходному пункту, уже была вторая половина дня. До Нахрейна идти около 40 км по ущелью. Через пару часов стемнеет. Посовещались с Бершедой и афганским замполитом дивизии и перенесли операцию на завтра на 8.30 утра. Разведывательная рота, выставив усиленное охранение, осталась ночевать на исходной.
Пехотные роты уехали на грузовиках ночевать в казарму.

Мы поехали ночевать к Бершеде. Поселок советников находился в 10 км от Баглана, рядом с основной дорогой. К нему прилегал большой сад. Охранялся поселок отделением афганских солдат и практически был беззащитным. Жены советников уехали в Союз, кроме жены Бершеды и еще одной женщины.
Во дворе легковая машина «УАЗ-469» с прострелянными ветровым стеклом и фарой. Это вчера вечером по дороге на Пули-Хумри Бершеда попал в засаду. Водитель ранен. С потушенными фарами ему все-таки удалось выскочить из засады. С наступлением темноты теперь передвигаются только на БТР.
Доложил по рации в Кабул о перенесении операции на завтра.
С Березиным разделили задачи: я шел с отрядом, а он с вертолетами должен обеспечить продвижение отряда и уничтожение пушек на перевале, затем поддерживать нас при подходе к Нахрейну.

Советники жили в 2-х этажном доме. На первом этаже дежурный офицер. Во дворе машина связи «Р-118». На случай ночного нападения на дом за советниками закрепили окна. Мне досталось окно, выходящее в сад. АКМ положил под раскладушку, гранаты на подоконник.

4.0I.80г., пятница. В 7.30 дозвонился в Кундуз, передал Котельникову распоряжение ГВС произвести разведку в направлении Ханабад -Тулукан, для чего выслать от 75 пп разведывательный отряд.

В 8.30 наш сводный отряд готов к выдвижению. Он состоял из советской разведывательной роты и двух афганских пехотных рот. Разведывательная рота из трех взводов: танкового (3 танка), боевых машин пехоты (4 «БМП») и боевых разведывательных машин (3 «БРДМ-2»). Командир роты ст. л-т Хадиков Валерий Мацкевич. Командир взвода «БМП» л-т Нечаев Владислав. Зам. командира полка м-р Николаев Александр Иванович. Пехотные роты имели лишь карабины. Афганские солдаты молча сидели на грузовых машинах.Поставил задачу на марш.

Я, Бершеда и замполит дивизии ехали в голове колонны на БТР. Впереди в ГПЗ шел танковый взвод. Вошли в ущелье. Навстречу попадались пешие и на ишаках афганцы. Мы останавливались и к ним обращался замполит и разъяснял, что мы выступаем против бандитов в защиту населения. За одним из поворотов открылся небольшой кишлак. Жители скопились у дороги и приветствовали нас. Седобородые старцы аплодировали. Мы остановились, замполит обратился к ним через мегафон. Они согласно кивали.

10.00. Отряд остановил в 2-х км. от перевала. Очень красивое зрелище. Вокруг крутые безлесные горы. Сзади уходит неглубокое ущелье. Появились вертолеты. Они кружили над перевалом, не открывая огня. Для себя твердо решил: пока не будут уничтожены пушки, отряд вперед не двигать, в том числе и танки. Нет смысла рисковать людьми.

У нас радиосвязь с вертолетчиками отсутствовала — частоты радиостанций не сходились. Больше часа вертолеты ходили над нами. Огня не открывали. Из ПКП 40А пришла радиограмма с предупреждением, что сзади нас скапливается конница мятежников. По радио получил приказ вернуть сводный отряд в Баглан. Пришлось самому на БТР выехать на КПП в Пули-Хумры (50 км). Оттуда связался с Москвой с ГОУ. На том конце мой знакомый полковник Юра Сивалев. Рассказал ему реальную обстановку. Никакой конницы сзади нас нет. Я этот путь только что сам проделал. Попросил не срывать операцию.
В 13.30 от Варенникова поступило распоряжение продолжать выполнять задачу. Однако когда я прибыл к отряду, мне доложили, что в 13.50 через генерала Заиченко поступило новое распоряжение от Варенникова: задача отменялась, разведывательную роту вернуть в Баглан и при попытке мятежников задержать ее, давить их и прорваться. Приказ надо выполнять. Вернул отряд на исходные. Позвонил в ГОУ. Выяснил причину. Оказалось, что с ПКП 40А подполковник Лысенко доложил в ГОУ, что разведывательная рота попала в западню: перевал завален, на нем две батареи, а на хвосте конница противника. Ложная информация сорвала операцию по освобождению Нахрейна.
В результате оттуда продолжался вывоз оружия и боеприпасов, а труппы расстрелянных советников продолжают валяться на свалке. Удалось бы нам овладеть Нахрейном, если бы операцию не остановили? Не сомневаюсь, что если бы вертолетчики уничтожили пушки в окопах на перевале, мы бы задачу выполнили без потерь. И это при том, что не выполнялись распоряжения ГВС о выделении сил и средств и противоречивые команды из Пули-Хумри и Москвы, основанные на ложной разведывательной информации.

(это были первые, с момента ввода наших войск, совместные действия советских и афганских подразделений).

В 18.00 пришло распоряжение ГВС: в течение ночи провести совещание с советником, командиром 20 пд, губернатором Баглана, созвониться с Кундузом, провести совещание по телефону с советником Котельниковым и губернатором Кундуза. О результатах доложить завтра не позже 6.00 утра. Такое распоряжение понималось с трудом. Позавчера (2.01.) в течение дня такое совещание проводилось генералом Тутушкиным и нашей группой. Сделан подробный доклад. Вместо реальной помощи, о которой нас очень просили, повторное совещание вызовет у афганцев только недоумение. При том телефонная связь с Кундузом еле работает с очень слабой слышимостью.

18.30. Прибыл зам. командира мсп на БМП. Полк шел от Мазари-Шариф и расположился на ночь в Самангане. Завтра ему идти на Кундуз.Рассказали ему обстановку.
19.00. Провел совещание с участием советника и командира 20 пд, начальником штаба артиллерии. Выработали план действий. Новый командир 20 пд молодой парчамовец, только что освобожденный из тюрьмы. К нам относится дружески. Предупредил нас, что по сведениям на наш поселок сегодня ночью готовиться нападение.

21.30. Из Кундуза советник начальника оперативного управления 7пд Саповский Валерий Александрович доложил: 2 пб, посланный в Тулукан, разгромлен, судьба советника и переводчика неизвестна. Он очень просил добиться выделения советской мср для спасения советников, попавших в засаду с батальоном.
23.00 из разных источников опять поступили предупреждения о готовящемся нападении на поселок советников. Из Кабула сообщили, что советские подразделения для освобождения Нахрейна не выделяются, в том числе и разведывательная рота. Идти на Нахрейн с одними афганскими подразделениями бесполезно. Надо менять план работы. Жена Бершеды накормила нас ужином. Эта храбрая женщина осталась с мужем в очень опасной обстановке. Ночью вместе с ним ходила проверять посты.
По радио связался с Кабулом, доложил о разгроме батальона под Тулуканом и попросил советскую роту для спасения советника и переводчика. Из Кабула пришел ответ: рота выделена не будет. Для спасения советников использовать подразделения 20 пд. Это был пустой номер. Если советники не погибли, то они теперь предоставлены сами себе.

5.01.80г., суббота. В 7.00 утра поступили подробности из Кундуза. Афганский разведывательный отряд в составе разведывательной роты, пехотной роты 31 пп, пехотной роты 75 пп под командованием командира 2 пб полдня готовился к выполнению задачи. Афганцы выступлению сопротивлялись, были недовольны. Отряд с трудом отправили выполнять задачу во второй половине дня. Светлого времени оставалось не более одного-двух часов. Впереди двигались на одном БТР командир батальона, за ним на втором БТР советник Журавлев Ю.А.и переводчик Кашлаков Г.А. В Ханабаде мятежников не обнаружили. Принялись дозаправлять технику топливом. Потеряли еще час светлого времени. Стало уже темнеть. Надо было заночевать, а они двинулись к Тулукану. На полпути, между Ханадабом и Тулуканом в 17ч. ЗОм. напоролись на засаду. БТР командира был подбит из гранатомета и съехал в кювет. Завязался бой. Минометная батарея открыла огонь. Однако одна мина разорвалась в стволе миномета. Расчет погиб. С началом боя из 20 афганских офицеров 16 бросили отряд и убежали в Ханабад. Туда же вернулось 70 солдат. Остальные перешли на сторону мятежников. Вернулся командир батальона без наших советников. По свидетельству очевидцев они с группой афганских солдат прорвались из засады.

Связался с Кабулом, доложил подробности, попросил с рассветом организовать поиск советников с вертолетов.
Доложили, что из Термеза вышли вертолеты на поиск советников.
В 20 пд обстановка сложилась, конечно, тяжелая.

13.00 генерал Кузьмин на связи из Кабула пытается возложить на меня обязанности советника 20 пд. Мне это ни к чему и я отказался.
13.30. Сообщение из Кундуза: 75пп отказался подчиняться, среди офицеров и солдат идет пропаганда против советников и нового правительства. Наши советники в Ханабаде и в Кундузе под постоянной угрозой расправы.
Из Файзобада доложили, что вчера в 21.00 подверглись минометному обстрелу. В 21.30 противник с юга повел наступление на полк. С рассветом противник отброшен. Сегодня с утра около 200 человек ведут наступление с севера. Идет бой.
Последнее сообщение из Файзабада: огнем вертолетов мятежники отогнаны, полку подвезены боеприпасы и топливо.
Стало известно, что этой ночью в Баглане был сожжен дом губернатора и совершено нападение на тюрьму, которое было отбито.
Вместе с советниками стал разбираться с боеготовностью дивизии. Картина выявилась потрясающая. В Баглане имелось:
— пять пехотных рот — 320 чел.,
— танковый батальон — исправных танков «Т-34» 6 шт.;
— разведывательный батальон — 40 чел.;
— зенитный дивизион — 129 чел.;
— инженерно-саперный батальон — 20чел.;
— батальон связи — 48 чел.;
— батарея 122 мм минометов — 4 чел.
Итого — 640 чел.
Кроме того, два полка (24 пп и 27 пп) находятся в районе Файзабада. Управлять ими практически невозможно. Один полк (31 пп) в районе Кундуза. Артиллерийский полк (4 ап) в Нахрейне перешел на сторону мятежников. Склады вооружения и боеприпасов оказались в их руках, их содержимое вывозится в горы. В штабе дивизии и, вообще среди офицеров парчамовцев и хальковцов, распри. Душманы ведут активную пропагандистскую работу среди солдат и офицеров. Много дезертиров. Дивизия практически не боеспособна. Нужны кардинальные и, при этом, срочные меры для восстановления ее боеспособности. Между тем, генштаб и новое правительство о дивизии, как бы, позабыли, никакого влияния на нее не оказывают. Советники сами ничего здесь изменить не смогут.

Подготовил донесение Магометову с соответствующими выводами о небоеспособности 20 пд. Донесение подписали я, Бершеда и политработник (советник начальника политотдела дивизии). Отдал его радистам и оно ушло в Кабул.
Вопрос был очень принципиальным. Наше военное руководство категорически было против использования наших подразделении в гражданской войне. В то же время стали гибнуть наши военные советники, выполняя свои обязанности (Нахрейн, Кундуз), меры по их спасению надо было принимать обязательно. Командование рассчитывало на афганские подразделения, а они, оказывается, не боеспособны.
Какое-то решение надо принимать: или оставлять советников без помощи, или задействовать наши войска. А это означает отказ от принципа невмешательства в афганскую гражданскую войну под давлением обстоятельств. Стоит только начать.
Остался ночевать у Бершеды. Он продолжал сокрушаться гибелью советника и переводчика в Нахрейне. Сказал, что хотел перед новым годом забрать их оттуда. Главный не разрешил. Сейчас были бы живы.
В первом часу ночи дежурный позвал меня на радиостанцию. Услышал еле слышимый голос Магометова: Чернышев, что вы такое написали в донесении? Соколов возмущен.
Я ответил, что в донесении всё правда. Он предупредил, чтобы завтра в 10.00 в Пули — Хумри встречал Соколова и Меримского.
Мне было известно, что 4.01 из Термеза в Кабул прилетел первый замминистра обороны генерал армии Соколов с группой генералов и офицеров. Прилетел на 2-3 дня, чтобы убедиться в благополучном завершении мероприятий, связанных с вводом наших войск. А тут такие наши доклады. Завтра нам, наверно, не поздоровится.

6.01.80г., воскресенье. 10 км южнее Пули Хумри, ПКП 40 А. Место выбрано удачно. Широкая долина между гор. Рядом дорога на Кабул. С десяток летучек и «бабочек», в которых трудятся и отдыхают офицеры штаба. 234 тп несет охрану и оборону штаба. Вертолетные площадки.
Здесь в долине останавливается на привал транспортный полк, перевозящий из Термеза самое необходимое для наших войск. Плечо подвоза 1000-1500 км. Топливо для себя везут на себе. Назад идут пустыми. В районе Джеллалабада гниют не вывезенные тысячи тонн апельсин. Наши ведомства не могут договориться о их вывозе транспортным полком. И они гниют.
К 10.00 выстраиваю свою группу и офицеров ПКП 40 армии в одну шеренгу. Со стороны перевала появились две все увеличивающиеся точки. Из первого приземлившегося вертолета выскочило десятка полтора десантников, разбежались веером вокруг посадочных площадок и залегли, изготовившись к стрельбе. Это они так обеспечивали безопасность Соколова, хотя в этом не было никакой необходимости. После этого совершил посадку второй, вертолет. Из него вышли первый заместитель Министра Обороны генерал армии Соколов, заместитель начальника ГУБП С.В. генерал-полковник Меримский Виктор Аркадьевич (мой прямой начальник) и ГВС генерал-полковник Магометов Салтан Кекезович. Поздоровавшись со всеми за руки, Соколов поинтересовался, где лучше побеседовать. Лучшим местом оказался вертолет. Туда пригласили нашу группу, офицеров ПКП отпустили. Три военачальника в гражданской одежде сидели. Мы перед ними стояли в напряженном ожидании обстоятельной беседы. Она не получилась. Соколов со сдерживаемым раздражением, Меримский со спокойствием, Магометов с чувством подчиненности и зависимости от первых двух.
Соколов потребовал советника 20 пд. Бершеда предстал перед ним. Вопрос с раздражением и угрозой: ‘как ты довел дивизию до такого состояния?’. Попытки рассказать обстановку ничего не дали. Был сделан вывод, что он со своими обязанностями не справляется. Затем Соколов стал допрашивать полковника Катинаса Альберта Стасовича, исполняющего обязанности советника начальника разведки афганской армии. Он обстоятельно стал докладывать обстановку. Не дослушав, Соколов грубо оборвал его, заявив, что вместо того, чтобы протирать штаны в Кабуле он должен был всю границу на коленях исползать. Катинас такого не заслуживал, обстановку знал хорошо, докладывал командованию своевременно, а изменить, что он мог? Он обиженно замолчал.

Наступила гнетущая тишина. Я попросил разрешение и при молчаливом согласии доложил о положении в Нахрейне, о вывозе складов, о запрете воздействовать огнем по мятежникам с целью прекращения их вывоза. Соколов промолчал. Меримский задал мне несколько вопросов о положении в дивизии. Магометов попросил подтвердить данные, указанные в телеграмме. Я еще раз доложил о небоеготовности дивизии. Вопросы были исчерпаны. Решили ехать в штаб дивизии и провести совещание с командованием и местной властью. Мы вышли из вертолета.
На БТР помчались в штаб дивизии в Баглан готовить совещание. Там уже шла подготовка к приему высоких гостей. Командир дивизии собрал своих офицеров и пригласил местные власти. Напротив штаба виднелся сгоревший накануне дом губернатора.
Вертолеты совершили посадку у штаба. Повторился ритуал с обеспечением безопасности Соколова. На совещание мы не попали. Добровольно несли охрану снаружи. У каждого из нас на груди висел автомат, а в карманах лежали гранаты. Около двух часов длилось совещание. Оно было бурным. На нем резко выступили командир 20-й дивизии и секретарь провинции. Они просили помощи советских войск, без которой им никак не обойтись. Соколов спорил, возражал. Но они обрисовали положение как очень тяжелое. Об этом нам потом рассказал командир дивизии. Видимо, афганцам удалось убедить наших военачальников. После совещания Меримский сказал, что к вечеру поступит команда, что дальше делать.

Пришло сообщение, что в 20 км от Баглана в районе Ишкамыша пока шло совещание был сбит вертолет. Вертолет был поврежден из карабина, совершил вынужденную посадку. Отделение десантников заняло круговую оборону. Экипаж забрал черный ящик. Второй вертолет, подошедший на помощь, отогнал огнем приближающихся душманов, совершил посадку, забрал людей и благополучно доставил их на место. Жертв избежали благодаря быстрым и решительным действиям вертолетчиков.
Вертолетчики становились самой рискующей категорией наших войск. Постепенно афганцы убедились, что вертолеты можно сбивать даже стрелковым оружием. В связи со слабо развитой дорожной сетью степень эксплуатации вертолетов была высокой и нужно было иметь большое мужество, чтобы ежедневно летать в горах, ожидая постоянно обстрела из любого места.

Вертолетчики, искавшие пропавших под Ханабадом советников, опять никого не нашли.
(Пройдет 24 года и на торжественном вечере, посвященном пятнадцатилетию вывода советских войск из Афганистана, мне доведется узнать все подробности разгрома разведотряда и гибели советников.См. приложение 3 и иллюстрации).

Поздно вечером из Кабула радировали, что для освобождения Нахрейна выделяется советский мотострелковый полк, усиленный артдивизионом. Руководить операцией поручалось зам. командующего армией. Похоже, решение было принято на уровне не ниже, чем Министр Обороны. Значит, начинается новый этап нахождения наших войск в Афганистане-этап боевых действий. Наши войска вынужденно вмешались в гражданскую войну, которая в Афганистане длилась десятилетиями. Отсюда можно начинать отсчет времени боевым действиям советских войск в Афганистане.

Спустя 20 лет в замечательной книге М.А. Гареева ‘Афганская страда’ на стр.47 прочитал следующее обращение Соколова к военным советникам: ‘Хочу обратить особое внимание на недопустимость вовлечения советских войск в вооруженную борьбу с мятежниками, их функции совершенно иные. ‘ А затем, когда к нему обратился Министр обороны Афганистана М. Рафи с просьбой выделить из состава советских войск небольшие силы, чтобы вместе с афганскими подразделениями отбить у мятежников артиллерийские склады 20 пехотной дивизии, он ответил: ‘Мы поможем вам, выделим для совместных действий одно-два подразделения советских войск ‘.

Еще раз осмысливаю, что же произошло в период с 1.01 по 6.01 и в чем я с советниками принимал участие?
В первых числах января резко возросло противодействие мятежных сил новому правительству и советским войскам («интервентам»). Разрозненные силы повсеместно объединяются. Вдали в горах (50 км) от основных сил, в Нахрейне, имеются склады с большими запасами вооружения и боеприпасов. Там дислоцируется артполк. Очень заманчиво завладеть складами. Подготовлен и осуществлен мятеж в полку. Погибли советники и переводчик. Склады захвачены мятежниками. Надо теперь принимать срочные меры по их возвращению. Это можно было сделать небольшими силами, но нашими советскими и срочно, без промедления. Главный военный советник, являясь тогда старшим и над войсками, принял правильное решение: для возвращения складов выделить мотострелковый батальон. Однако командование 40 А выделило одну роту. Но и с этими силами плюс афганские роты можно было выполнить задачу. В последний момент, когда мы были уже под Нахрейном, военное командование из Москвы нашло повод и запретило использование даже этой роты. Под Ханабадом пропали наши советники и командование не разрешает использовать для их выручки нашу роту. Жалко роту? Не думаю. Командование рассчитывает на афганские части.

Оно еще тешит себя иллюзиями, что удастся избежать вмешательства в гражданскую войну.

Внеплановое (после нашей радиограммы) прибытие Соколова в Пули — Хумри для изучения положения в 20 пд означало, что этому вопросу придавалось большое значение. Убедившись в необходимости принятия срочных мер, Соколов докладывает в Москву и получает добро на использование уже не только роты, но и целого полка. Хотя для конкретного случая, для Нахрейна, это уже значения не имело. Время упущено, склады опустошены мятежниками. У них теперь современное оружие. Что же дальше? Вывести наши войска из ДРА и правительство Бабрака падет. Тогда зачем было их вводить? Продолжать оставаться, чтобы поддерживать непопулярного Бабрака? Это неминуемо втянет нас во внутреннюю войну. Какое же решение? Оно, кажется, сегодня принято.

7.01.80г., понедельник. Переночевали на ПКП 40А. Задачи, поставленные ГВС, исчерпаны. Однако Главный молчит, надо самому принимать решение. С мотострелковой ротой доехали до Кундуза. Дорога (около 150 км) проходила вдоль русла реки Баклин. Справа горы, слева русло реки. И все пустынно. Никто не попадается навстречу, никого не обгоняем. В Кундузе группа генералов 40А занимается размещением мсп в районе аэродрома. Рассказал им о последних событиях и решениях.

Начальник тыла афганской армии наводил твердой рукой порядок в афганских подразделениях в районе Кундуза. Генерал был настроен решительно. Заявил, что пока не наведет здесь порядок, отсюда не уедет. Офицеров, бросивших своих солдат под Ханабадом, отдаст под суд (а пока они продолжали разлагать полк).
Подошел вертолет, мы улетели и к вечеру были в Кабуле.

На ПУ Северин В.П. работал с полной нагрузкой. Отовсюду шел поток сообщений. Их нужно обобщать и быстро на них реагировать. Главный разрешил для ночевки нашей группе перебраться из ПУ в гостиницу, что мы с удовольствием и выполнили. Приняли душ, поужинали, обсудили дела и решили, что наша командировка завершается и надо готовиться к отъезду в Москву.
Ночью в городе временами раздавались автоматные очереди и пистолетные выстрелы и почему-то — лай собак.

8.01.80г., вторник. Наше предположение о завершении командировки Магометов сразу отверг, заявив, что работы еще много. Поручил для организации комендантской службы написать приказ. Мы с Севериным подготовили.
ПРИКАЗ ?_
Главного военного советника в ДРА

Содержание: Об организации комендантской службы в г. Кабуле и его окрестностях.
Г. Кабул » » января 1980г.

В целях поддержания должного воинского порядка в частях гарнизона и предупреждения провокационных и террористических действий контрреволюционных сил

П Р И К А 3 Ы В А Ю:

1. Командирам соединений и отдельных частей в зонах ответственности своими силами и средствами организовать и поддерживать комендантскую службу в течение периода пребывания на территории ДРА. Наиболее важные объекты и маршруты в зонах ответственности определить своими приказами.
2. Комендантскую службу осуществлять неподвижными постами и подвижным патрулированием, для чего выделять необходимое количество бронетранспортеров и личного состава. Разведку на основных автомагистралях вести на вертолетах в дневное время.
3. Начальникам штабов соединений, частей лично, инструктировать старших постов и подвижных патрулей. Иметь для этих целей схемы и инструкции, а также расчет сил и средств. Время несения службы с 18.00 до 6.00 следующего дня.

Главный военный советник в ДРА
генерал-полковник = Магометов =

Из Пули-Хумри пришло сообщение: наш патруль (12 чел.) под командой офицера, двигаясь на «ГАЗ-66», в нескольких км. от Пули-Хумри попал в засаду. Все погибли. Все из одной деревни.

Части 103 вдд уточняют дислокацию:
— Кабул — 350 пдп (без пдб)
— Айнак — пдб/350 пдп
— Баграм — 345 пдп и 1179 an
— Бамиан — 357 пдп
— Майданшах — 317 пдп.

Части 108 мсд и приданные также разведены по гарнизонам:
— Кундуз — 181 мсп
— Тулукан — 187 мсп
— Пули-Хумри — 234 тп
— Души — 180 мсп.
В Джари должен разместиться 860 омсп.

В Кабул наехало много высокопоставленных начальников в ранге замминистра и ниже. Все они с прибытием сразу же развивают бурную деятельность. Обращаются к Магометову с просьбами, требованиями и приказами. В таких условиях работать ему невозможно.

Наши военные становятся в городе для местных жителей привычными.
У меня складывается представление, что скоро наши войска будут выводиться в Союз. И в то же время: зачем десантники проводят разведку и рекогносцировку в направлении Джеллалабада? Зачем 187 мсп забирается в глушь, пробиваясь по дороге на Файзабад? Дорога туда проходит по ущельям, перебрасываясь с одной стороны на другую. На ней около двадцати мостов через реку Кокча. Чтобы наша техника не прошла, мятежники стали сужать дороги, обрубая ее края над пропастью. Наши вертолетчики застали один раз их за этой работой и открыли огонь. Теперь такую работу ведут по ночам.

Пришло сообщение из Баглана. Усиленый мсп освободил Нахрейн без боя. Удалось задержать нескольких руководителей мятежа. Останки наших советников догрызали собаки на свалке. Дивизионные склады оказались пустыми. Завтра полк пойдет по маршруту Нахрейн, Ишкамыш, Ханабад.

По радио выступил Бабрак Кармаль. Он заявил, что мятежники, арестованные в Нахрейне, будут преданы суду и понесут суровое наказание.

В советническом аппарате создана похоронная служба. Ее возглавил комендант полковник Тремба Г.С. Работы у него было много. 44 человека, погибшие в первую ночь в авиакатастрофе. Как их хоронить? Сделали 44 гроба. Внутрь положили военную форму, землю. На крышку прибили фуражки. Указали адреса и фамилии. Назначенные сопровождающие офицеры развезли их по адресам. Предписывалось передавать гробы без права их вскрытия. Представляю, какие могут быть эксцессы на местах.

Из наших воинов, раненых 27.12, в госпитале остался один. Жена Северина Мария Романовна со слезами на глазах рассказывала о молодом лейтенанте, который продолжал бредить, был не транспортабельным. Наши женщины постоянно дежурили около него. Срок пребывания военных советников в ДРА увеличивался с двух до трех лет. Составляются списки желающих продлить срок пребывания в ДРА.

9.01.80г., среда. Принято решение с 10.01 начать боевую подготовку афганской армии. С 27.12 кабульский гарнизон к своему оружию практически не допускался, чтобы исключить возможность каких-либо выступлений. Но так долго продолжаться не может. Создавались четыре комплексные группы из советских и афганских генералов и офицеров, которые с 10.01 разъезжаются по четырем дивизиям. Я включен в группу Магометова его начальником штаба. С советской стороны в группу вошли:
1. Генерал-полковник Магометов Салтан Кекезович — старший.
2. Полковник Чернышев Евгений Владимирович — нач. штаба группы.
3. -«- Хумаров Эдуард Герасимонич — полит. управление.
4. -«- Кожетьев Владимир Михайлович — войска связи.
5. .-«- Мальцев Герман Николаевич —
6. -«- Катинас Альберт Стасович — разведывательное управление.
7. Подполковник Коробков Леонид Николаевич — арт. вооружение.
8. -«- Стеценко Вадим Степанович.
9. Майор Минаичев Вячеслав Львович — физ. подготовка.
10. Капитан Зенцев Анатолий Петрович.
11. Турселадзе — переводчик.

На завтра на 8.00 назначен инструктаж группы, на 8.30 — выезд в 7 пд.
Из провинций продолжают поступать неутешительные донесения. Одно из них меня потрясло. Во время продвижения усиленного мсп от Нахрейна к Ханабаду в районе Ишкамыш наша ГПЗ танковая рота попала в засаду. Из противотанковых гранатометов подбиты четыре танка. Погибло 16 человек с офицером. Без сомнения это заговорило оружие, вывезенное с артскладов 20 пд.
Афганскую группу офицеров возглавляет начальник генерального штаба генерал-лейтенант Баба Джон. Для него надо подготовить указания, которые он завтра должен зачитать своим офицерам. Я подготовил, Турсуладзе перевел. Главный прочитал, покритиковал, но все оставил в силе.
В Кабульском гарнизоне поменялось много командиров частей. Вместо хальковцев приходят парчамовцы. Часто возникают конфликты.

10.01.80г., четверг. Завтрак, инструктаж, выезд в штаб I AК всех четырех групп. Там общий инструктаж. Одну группу (на Гардез) возглавляет советник по боевой подготовке афганской армии полковник Рыков Август Сергеевич, боевой и решительный офицер, мой сослуживец и бывший начальник. В Степанокерте он был начальником штаба полка а я — командиром танковой роты. В Баку он был начальником штаба дивизии, а я — командиром танкового полка.

7пд и 8 пд стоят на окраине Кабула. Нас встретили командование и советники дивизии. Сразу провели совещание, на котором Баба Джон зачитал подготовленный мною текст. Затем представил офицеров нашей и афганской групп. В его группу входили:
1. Старший капитан Шир Мухамед — управление боевой подготовки.
2. Полковник Рауф — разведуправление.
3. Майор Джон Мамад — нач.артвооружения.
4. Капитан Адельдин — тыл.
5. Лейтенант Сардар — политуправление.
6. Старший лейтенант Гулям Мухамед.
7. Подполковник Патан Абдул Ахмад — управление артиллерии.
8. -«- Мухамед Ибрагим — управление кадров.
9. -«- Абдуль Субур — командующий ПВО СВ.
10. -«- Кадыр — начальник организационно-мобилизационного управления.

Заслушали командира 7 пд. Советник у него подполковник Шеенков Анатолий Григорьевич.

Результаты заслушивания оптимизма не вызвали. Видимо по боеспособности 7 пд немного отличается от 20 пд.

Офицеры этой дивизии 16 октября 1979 года подняли мятеж и попытались свергнуть Амина.

Ядром мятежа был 170 танковый батальон. Его танки обстреливали штаб 8 пд. Следы разрывов снарядов на здании остались до сих пор. Мятеж был подавлен и боевой подготовкой после этого дивизия практически не занималась.

7 пд была плохо укомплектована личным составом, техникой, вооружением. Часть офицеров после мятежа сбежала, часть была арестована. 75 пп дивизии переброшен в Кундуз. Много подразделений несут охранные функции в различных районах. В Кабуле сейчас 38пп и 45пп, 3 ад, 170 отб, отдельные части артиллерии, ПВО, подразделения тыла и др. Офицеры нашей группы распределились по специальностям. Я, как боевик, объединился с Шир Мухамедом, тоже боевиком, молодым симпатичным, хорошо говорящим по русскому, офицером. Мы с ним быстро нашли общий язык. Решили взяться за организацию боевой подготовки 38 пп и 170 отб. Ознакомились с планом боевой подготовки дивизии. Вместе с советником внесли уточнения, составили на 10 дней план боевого слаживания подразделений и инструкторско-методических занятий.

В 17.00 все собрались в штабе и доложили начальнику ГШ и Главному о проделанной работе. Уточнили план работы на завтра.

11.01.80г., пятница. Сегодня в дивизию поехали без Магометова. Короткий инструктаж и все разъехались по местам. Мы с Мухамедом поехали в 38 пп. Советник м-р Бахаев Валерий Михайлович. В полку по списку 1702 человек., на лицо — 1042, за пределами части 149 чел. За последние дни дезертировало 140 чел. Надо призвать на службу как минимум 300 чел. Машина связи «Р-118» в ремонте. Батальоны с ротами связи не имеют. Большой некомплект офицеров. Из трех комбатов имеется один, из девяти командиров пехотных рот — два, нет ни одного командира батареи, из 27 командиров пехотных взводов имеется 19. Учебная база хотя и слабенькая, но заниматься позволяет. Долгое время учебные поля пустовали, а потому запущены. Имеется спортивный комплекс, строевой плац.

Стрелковое стрельбище приводится в рабочее состояние. С завтрашнего дня здесь начнутся стрельбы. Вместе с Бахаевым скорректировали план боевого слаживания подразделений. На 16.01 назначили проведение показных занятий. Готовилась штабная тренировка. На 13.01 спланированы политзанятия. Вся наша группа должна принять в ней участие.
В 13.30 подвели итоги работы группы. Начальник ГШ внимательно всех слушал. Я заострил внимание на необходимости улучшения работы сержантской школы. Возвращались на автобусе. Заехали в министерство обороны, которое расположилось в бывшем дворце Амина. На втором этаже наши советники. Зам. ГВС генерал-майор Костенко П.Г. сидел за письменным столом и давал указания стоящему напротив исполняющему обязанности Министра обороны полковнику Мухамеду Рафику, который с готовностью во всем соглашался.
Доложил Костенко о проделанной работе. На первом этаже застал конфликт между афганским начальником охраны и нашим начальником караула. Наш ст. л-т был настроен воинственно. Пришлось вмешаться и утихомирить обоих.
12.01.80г., суббота. С 9.00 до 13.00 провели показное занятие на войсковом стрельбище. Затем разбирались в 170 отб. Командир батальона майор Саид Анвар. Советник майор Панин Владимир Федорович. Батальон со времени мятежа боевой подготовкой не занимался. 6 танков в ремонте, 6 в Айнаке. Остальные 17 по идее должны быть исправны. Большой некомплект личного состава. Поехали на танковый полигон. Около КПП прямо на дороге два сожженных танка «Т-34» — результат мятежа. Танковое стрельбище завалено снегом, в нерабочем состоянии.
В батальон прибыла наша группа ремонтников от ГБТУ. Генерал-лейтенант Баженов, его представитель, возглавил организацию ремонта танков. Все танки собирались восстановить до 15.01, а с 16.01 приступить к боевой подготовке танкистов.
Поиск вертолетчиками советников, пропавших без вести под Ханабадом, продолжается, но безрезультатно.

13.01.80г., воскресенье. Мы отдыхаем, кажется впервые. Утром перед нашим домом открывается импровизированный рынок. Продаются разнообразные овощи и восточные фрукты. Стоит маленький ишачок, по бокам свисают огромные корзины с урюком, кишмишем. На спине весы. Подвижная торговая точка. Наши женщины отовариваются продуктами. Кроме того, прямо на земле разложен различный товар, идет торговля, т.н. толкучка. Рядом же несколько магазинчиков, плотно насыщенных товаром от посуды до дубленок, зонтиков, кассет и т.п. Продавцы, отлично говорят по русскому. Торговля у них бойкая. Многих советских знают в лицо, выполняют иногда друг для друга заказы. Накупил кассет, авторучек.

14.01.80г., понедельник. В 38 пп пошли одиночные и боевые стрельбы отделений. В 170 отб подготовлены два танка и места для занятий с офицерами. Что-то не получается у ремонтников с восстановлением танков. На поверку почти все танки оказались не боеготовыми.
За день на стрелковом стрельбище пропустили 58 человек, мало. С офицерами провели инструкторско-методические занятия. Катинас и Рауф прочитали офицерам лекции по разведке.
В подразделениях ПВО организованы занятия. Там также проблемы с укомплектованностью личным составом. Офицеры тыла пока только фиксируют недостатки. Офицер управления кадров пп-к Мухамед Ибрагим изучил состояние укомплектованности дивизии офицерами. Теперь он больше пользы принесет, находясь в Генштабе. Надо отправлять его туда.
Вооруженцы развернули мастерские, приводят в порядок вооружение. Завтра они будут заниматься вооружением танкистов. В зенитном полку оружие проверено и приведено в порядок.
Офицерами политуправления проведены семинары, беседы с политработниками и офицерами управления.
В минометной батарее нет тягачей. Вопрос надо решать.
Мобисты под руководством пп-ка Надыра уточнили потребности дивизии в солдатах и сержантах.
В конце дня подвели итоги, обменялись друг с другом мнениями о том, что предлагать начальнику Генерального штаба и Главному Военному Советнику.
В работе с афганскими офицерами конфликтов но возникало, работали согласованно, относились друг к другу с доверием и дружбой.
На обратном пути заехали в министерство обороны, доложили об итогах работы генералу Костенко П.Г. и начальнику ГШ.

О судьбе пропавших без вести советника и переводчика под Ханабадом ничего не известно. Жена советника не подозревает о пропаже мужа.

15.01.80г., вторник. Продолжаем работать в дивизии. Проводятся показные занятия, радиотренировки, стрельбы, слаживание отделений и инструкторско-методические занятия. С большим скрипом, но дело движется. Дивизионные советники проявляют всю возможную инициативу.
Очень медленно осуществляется восстановление танков, хотя там и свирепствует г.л. Баженов.
Выявляется плохое положение в дивизии со связью: некомплект средств связи, нет связистов, нет ремонтников, нет учебной базы.
С офицерами тыла проводятся занятия. Требуется укомплектовать личным составом взвод обеспечения. За период нашей работы по нашим заявкам в дивизию поступило:
-26 кухонь,
-полевая хлебопекарня,
-10 водовозов,
-1200 комплектов посуды,
-200 чайников,
-150 больших палаток,
-500 балахуш (шинелей),
-6000 перчаток,
-100 одеял,
-85 тонн бензина.
Удовлетворяются и другие потребности. Например, в пехотные полки даны 30 шт. 82 мм минометов.

Сегодня также никаких сведений о пропавших без вести советниках нет. Жена советника продолжает оставаться в неведении о пропаже мужа.

16.01.80г., среда. Продолжаем работать в дивизии. Из Москвы в Кабул наехало большое количество генералов и офицеров от разных управлений. Кажется, все зам. министры обороны прибыли оказывать помощь. Все разворачивают бурную деятельность, отдают приказы, распоряжения, что-то требуют. И все замыкаются на ГВС, а ему уже приходится от них прятаться.

На стрелковом стрельбище проходили стрельбы, когда туда приехали начальник ГШ генерал-лейтенант Баба Джон и ГВС. По результатам стрельбы Баба Джон вручил отличившимся афганским солдатам денежные премии.
На танковом стрельбище организовали с офицерами танкистами занятия по методике пристрелки танкового пулемета и выверки пушки. Пригнали два танка. Командир взвода и механик-водитель понесли в поле по глубокому снегу пристрелочную мишень. Они ее установили и побежали в горы, т.е. дезертировали. Все мы были обескуражены, не стрелять же по ним. Занятия мы все же провели.
Здесь рядом с дорогой расположился советский танковый взвод — охрана дороги. Командир взвода подошел к нам, чтобы выяснить наши намерения. Мы познакомились. Бедные танкисты уже несколько суток, окопавшись в снегу, среди гор, на морозе (10-15гр.) днем и ночью несут службу. Лица побурели. Днем привозят обед. Ночью плохо, они могут стать легкой добычей душманов. Не знают, сколько им еще здесь торчать.

О пропавших советниках ничего не известно.

17.01-20.01.80г. В эти дни продолжались мероприятия по восстановлению боеспособности 7 пд. Боевую подготовку более или менее удалось наладить. Дивизию доукомплектовали вооружением, техникой и материальными средствами. Но доукомплектовать личным составом пока не удалось. Наоборот, продолжалось дезертирство. Только за последние дни дезертировало более 500 человек.
В штабе пехотного батальона 38 пп командир батальона разбирался с одним офицером, а я наблюдал. Этот офицер дезертировал несколько месяцев тому назад. Сейчас вот вернулся, заявляет, что душманы его держали насильно, он убежал, а поэтому, ему надо выплатить зарплату за все месяцы, которые он находился у душманов. Советник мне подсказал, что тот все врет, но в строй его поставят и деньги выплатят, такова установка.
В Кабул вернулись все группы из всех дивизий, оказывавшие им помощь. В целом мероприятия принесли большую пользу. Но нерешенных проблем осталось много. Неукомплектованность личным составом, дезертирство, нежелание воевать против мятежников, переход на их сторону. На всем этом самым пагубным образом отражаются распри парчамовцев и хальковцев. Нет единства в правительстве и в армии перед лицом объединяющихся сил мятежников. Чем слабее афганская армия, тем больше тяжести постепенно перекладывается на плечи нашей армии.

Все больше советников высказывают мнение, что не надо было во главе правительства ставить парчамовца и очень yж неудачная фигура Бабрака. В то же время высказываний, что вообще не надо было вводить войска и свергать афганское правительство, что нарушили суверенитет государства и т.п., ни от кого слышать не приходилось. Все старались как можно лучше выполнять поставленные задачи.

Прошло более двух недель с тех пор как пропали под Ханабадом советник и переводчик. Жена советника считает, что ее муж находится в командировке. Все ее соседи, да и вообще, все советники знают о случившемся и молчат. Вокруг нее создался вакуум. Когда она появляется на кухне, все умолкают.

Через пару месяцев, находясь уже в Союзе, я получил письмо от Северина Владимира Петровича, из которого узнал следующее. Несчастная женщина, чувствуя неладное, пыталась расспрашивать о муже приехавших из Кундуза советников. Никто ей правды не говорил. И, когда одна из женщин, приехав из отпуска, и не заметив ее на кухне, ляпнула другим женщинам слова типа: «Ну что, сказали ей, что ее муж погиб в Кундузе», она без сознания грохнулась на пол.
Советники собрали ей деньги. Наше военное командование не выделило ей с ребенком ничего. Оно сомневалось, а вдруг советник не погиб, а убежал в Пакистан, и на этой почве отказало ей в каком-либо пособии. Ей с ребенком помогли семьи советников и отправили в Союз. Через два-три месяца недалеко от нашей границы нашими подразделениями были обнаружены следы советника и переводчика. После того, как они попали в засаду под Ханабадом, они долго шли на север, пробиваясь к границе. Чем питались неизвестно, но видимо голод заставил их зайти в крестьянскую хижину. Дав им еды, крестьянин убежал и вернулся с толпой разъяренных селян. Наши ребята отстреливались до конца. Затем застрелились. Об этом рассказали местные жители. Только после этого для вдовы и сироты погибшего советника стали оформлять пособие. Переводчик же женат не был.

21.01.80г. — 28.01.80r. Ночью произошел несчастный случай на ПУ, часовой смертельно ранил сержанта, своего разводящего. На окрик часового: «Стой, кто идет?». Сержант ответил: «Разводящий со сменой». Однако из-за шума ветра, часовой не расслышал ответа, а было еще темно. Часовой выстрелил, возможно и случайно нажав на курок. Пуля попала сержанту в живот. Прибежали с санитаром, но спасти сержанта не смогли.

Наша работа в 7 пд завершена. Я видел, что появляются новые задачи. Их здесь бесконечный ряд. Березин с Ивановым решением своих начальников продолжали трудиться в оперативной группе. У меня не было никакого желания оставаться здесь. Зная, что Магометов так меня не отпустит, я созвонился со своим управлением и заручился согласием на возвращение. Утром доложил Магометову, что получил указание начальника Главного Управления Боевой Подготовки возвращаться в Москву. Поколебавшись, Главный дал согласие.

В Кабуле находился самолет Министра обороны, новенький «ТУ-134». Он должен улететь в Москву. Мне разрешено лететь на нем. Однако самолет был неисправен. Оказалось, что вышел из строя один из двух двигателей. Пока доставляли из Москвы другой двигатель, устанавливали, обкатывали самолет в небе, пришлось ожидать несколько дней. А летчики не торопились, им шли командировочные. Несколько дней я предоставлен сам себе. Записал множество поручений от остающихся.

24.01.80г. Нас троих — генерала Кузьмина E.С., полковника Беленко Б.Ф. и меня пригласили в кабинет к Главному. Магометов С.K. поблагодарил нас за оказанную помощь, вручил нам благодарственные грамоты, сказав, что сейчас пока больше нечем нас отметить, а в дальнейшем мы будем отмечены по-настоящему .

Забегая вперед должен сказать, что лично я в дальнейшем ничем отмечен не был. У нас в ГУБП к наградам представлял Меримский. Я был единственным, отправленным в ДРА не по его приказу, а по команде сверху. Поэтому, в его команду не входил, а работал с главным советником. Все офицеры из его команды получили ордена. А обо мне позаботиться было некому.
Я мог бы о себе позаботиться и инициировать награждение, но этот вопрос меня мало интересовал. А для памяти о тех событиях достаточна и грамота. Кто служил под началом генерал-полковника Магометова Салтан Кекезовича знает, что он был достаточно груб с подчиненными, малоприветлив. До похвал и благодарностей снисходил редко. Поэтому грамота, полученная от него, чего-то стоит.

Вылет каждый день откладывался на завтра. Наконец, определился день — 27.01. Список желающих улететь оказался велик. Самолет загрузили багажом. Но пришло распоряжение все выгрузить и список аннулировать. Было много недовольства. Нас осталось всего несколько человек. Генерал Костенко П.Г. (заместитель ГВС) вез карты, схемы и документы. Он должен докладывать Огаркову. Полковник Беленко Б.Ф., генерал Кузьмин Е.С., я, еще несколько человек. В аэропорту меня провожали п-к Рыков А.С. и его подсоветный генерал — начальник боевой подготовки афганской армии.

Сижу в самолете у иллюминатора. Рёв двигателей, разбег и взлет. Два круга над Кабулом и курс на север. Неужели улетаем?! Смотрю вниз на эти бесконечные мрачные горы и пытаюсь сориентироваться. Вот и Аму-Дарья, конец Афганистана, начала Советского Союза. Позади Кундуз, Баглан, Кандагар, Кабул. Что было? Зачем я туда летал? Чем занимался? Все мы выполняли задания Партии и Правительства. Оно, видимо, было обусловлено высшими государственными интересами. Никто из тех, кто участвовал в выполнении этого задания, не сомневался в его необходимости. Не видел я колеблющихся, сомневающихся. Понесенные жертвы, много или мало? Могло быть гораздо больше. Американцы вещают о тысячах убитых и раненых. Наши помалкивают. Что же дальше? Возможно, войска скоро выведут. Ведь дивизии (5 мсд и 108 мсд) — это запасники, «партизаны», их надо отпускать домой. Одних десантников недостаточно. Скоро начнется сильная жapa. Чтобы кормить 100-120 тысяч человек, нужен регулярный подвоз по очень трудным коммуникациям. Потребуются холодильники. Нужны уже сейчас какие-то сносные условия для проживания солдат и офицеров.

Под нами огни Ташкента. Долго тащимся по бетонной полосе. Неоновые буквы — «Ташкент».
Таможенники поднялись в самолет, приветливо поздоровались. Багаж смотреть не стали. Час на перерыв. Зашли в буфет. Он оказался служебным. Узнав, что мы только что из Кабула, буфетчица обслужила нас вне очереди. Наполнила стаканы водкой и дала бутерброды.
Залетели в Челябинск, забрали дочь большого начальника и взяли курс на столицу. В Москве минус 30 градусов. Столица морозная, но своя, родная, насколько лучше Кабула.
28.01., понедельник. Отдых.
29.01., вторник. На работе бесконечные расспросы, как и что? В Союзе у народа представления о событиях в Афганистане сильно искаженные, основанные на передачах ‘вражьих голосов’. Очень преувеличены жертвы. Наши средства информации раздувают смехотворный миф о том, что Афганистан собирались оккупировать американцы, а мы успели их опередить. В беседах я излагал истинное положение вещей.

23.02.80г. По приглашению редакции журнала «Знаменосец» выступил перед солдатами и сержантами в ЦДСА. Передо мной выступали космонавт и артист. Выступая, я сразу же почувствовал, насколько афганская тема стала злободневной, главной. (К этому времени в различные города стали доставлять погибших. На похоронах собирались огромные толпы людей. Реагировали по разному. Слухи о жертвах множились). В зале установилась напряженная тишина. Я рассказал об истинном положении вещей. Вопросов не задавали.

Последующие дни, месяцы, годы.

В некоторых городах возникают эксцессы при доставке погибших воинов. Собираются митинги. Возмущение вызывает запрет на вскрытие гробов. Это означает, что в них или изуродованные тела, или просто земля, могла быть и путаница с телами.
Официальные средства массовой информации очень скупо освещают, как выполняется «интернациональный долг» в Афганистане.
В штабе ТуркВО создан похоронный отдел. На окраине Ташкента отведено место для захоронения жертв «интернационального долга».

В стране существует принятый по инициативе Суслова неофициальный запрет на торжественные похороны погибших в Афганистане, на отдание почестей заслуживших их воинам. Руководство страны прятало от народа разгоравшуюся войну, а геройски погибших хоронили втихую, инкогнито.

Да, война продолжала разгораться. Со всех Сухопутных войск, в том числе и находящихся за границей, собираются солдаты и сержанты второго периода службы, чтобы заменить ими личный состав, призванный из запаса, из местного населения в 5 мсд и 108 мсд.

В ТуркВО (в Ашхабаде, Самарканде, Кушке, Иолотани, Термезе) создаются учебные центры для подготовки личного состава, направляемого в Афганистан.

Июнь 80-го. Командировка в ТуркВО с целью проверки подготовки молодых солдат для службы в Афганистане. Под Самаркандом оборудован лагерь. Учебная база очень слабая. Сильная жара. Въедливые настырные полевые мухи. Основной упор в обучении делается на физическую подготовку и стрельбу. Ребята взбираются по веревкам на крутые, отвесные склоны с полной экипировкой. В наших школах физической подготовке внимания уделяется мало. Ребята в основном физически слабые.

Молодых солдат будут готовить в течение месяца, а затем — в Афганистан. Этого крайне мало. По результатам поездки в Самарканд разработали и представили новую программу подготовки молодых солдат, рассчитанную на 3,5 месяца обучения.

В Самарканд из Афганистана вернулся танковый полк. В горных условиях, в ущельях, на узких дорогах танки себя не оправдали. Предпочтительней — БМП (шайтан-арба).
Из нашего Главного управления боевой подготовки в Афганистан с различными задачами регулярно направляются генералы и офицеры. Возвращаются и рассказывают о развитии событий. В официальной прессе по-прежнему выполнение «интернационального долга».
У нас имеется прямая закрытая телефонная связь с Кабулом, с нашими представителями. Вечерами и ночами на дежурстве, получив из Кабула звонок, набираем домашний телефон товарища, прикладываем две телефонные трубки друг к другу, помогаем своим друзьям поговорить с семьей.
Идут годы, война не кончается. >>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>>

В 1983 году борьба достигает высоких пределов. Гибнут советские солдаты, сержанты, офицеры. Стали поступать сообщения и о гибели генералов.
Из воинских частей офицеры отправляются в Афганистан для замены офицеров, прослуживших там три года. Теперь уже, бывая в командировках в различных гарнизонах Сухопутных войск, редко встречаешь батальон, полк, в котором бы не было «афганцев», в том числе и числящихся погибшими.

1985 год, август. Ашхабад. Работаю в составе комиссии, возглавляемой инструктором ЦК КПСС Федюниным Олегом Дмитриевичем. Комиссия создана по указанию Лигачева Е.К., который в это время исполнял обязанности Генсека.
В ЦК поступило письмо от отца одного молодого солдата, проходившего подготовку для службы в Афганистане. Отец месяц прожил в лагере в Кушке, где готовили молодых солдат. Мне пришлось читать это письмо. То, что там было написано мелким убористым почерком, потрясало. Безобразия, творившиеся в военном лагере, описанные ветераном ВОВ, коммунистом, оставить спокойным не могли никого. И до этого в ЦК, в Министерство обороны шли сотни писем с жалобами на установившиеся порядки в гарнизонах, где шла подготовка контингента для 40 А. Письмо ветерана ВОВ было, особенным. Лигачев поставил задачу — создать комиссию, независимую ни от кого, проверить факты, изложенные в письмах, изучить положение с подготовкой пополнения для 40А и представить заключение для рассмотрения в ЦК КПСС.

В состав комиссии вошли:
I. Федюнин Олег Дмитриевич — инструктор ЦК,
2. полковник Ружевич Анатолий Адольфович — ГлавПУр,
3. полковник Савичев Александр Александрович — ГлавПУр,
4. полковник Чернышев Евгений Владимирович — ГУБП СВ,
5. полковник Щуварин — Главная военная прокуратура,
6. полковник Шитов Валерий Алексеевич — гл.в.мед.упр,
7. полковник Герцовсквй Иван Яковлевич — ЦПУ МО,
8. подполковник Леонтьев Геннадий Дмитриевич — ЦПУ МО,
9. полковник Кухарков Станислав Михайлович — ЦВУ МО,

В течение десяти дней мы изучали положение дел. Подтвердились наихудшие предположения — факты, указанные в письмах, имели место.
Взяточничество в военкоматах за освобождение от службы в Афганистане приводило к тому, что здоровые призывники туда не направлялись, а вместо них поступали больные, а иногда и тяжелобольные ребята.

Одного призывника по прибытию в Ашхабад сразу положили в госпиталь (28 кг. веса ниже нормы). Через две недели он скончался. И это, несмотря на то, что его мать обращалась во все инстанции. Брали взятки и некоторые медики. Наш прокурор Шуварин произвел арест одного из врачей воинской части в Ашхабаде. За взятки тот давал солдатам заключение о физической непригодности для службы в Афганистане.

Социальный анализ поступивших молодых солдат показал, что из нескольких тысяч призванных только 8 ребят являются детьми родителей, занимающих более или менее высокое положение, да и эти 8 из разведенных семей. Остальные — пролетарии, дети рабочих, крестьян, мелких служащих. Высокопоставленные деятели государства, призывая к оказанию интернациональной помощи, народу Афганистана, своих детей туда не посылали.

Солдат кормили плохо. Дефицитное продовольствие растаскивалось интендантами. Даже в период работы нашей комиссии хищения продолжались. Бытовые условия семей офицеров просто тяжелые: нехватка жилья, отсутствие воды, туалетов, электричества. Проживание семей молодых офицеров, на квартирах местного населения.

Боевая подготовка не налажена. Личный состав учебных подразделений (курсанты) растаскивается по хозяйственным и строительным объектам. С офицерами командирская подготовка не проводится, их рабочий день перегружен вне всякой меры. При проверке огневой подготовки на полигоне большинство курсантов, да и сержантов, показало неудовлетворительные результаты.
Мои выводы по боевой подготовке были столь отрицательны, что председатель комиссии Федюнин О.Д. поставил в известность об этом Главкома СВ Генерала Армии Петрова В.И., находящегося в Ашхабаде с большой группой генералов и офицеров.(Они прибыли вслед за нашей комиссией и, по видимому, в связи с ее работой). В конце проверки состоялся Военный Совет округа. От комиссии присутствовали Федюнин О.Д., Ружевич А.А. (ГлавПУр.) и я. Я — на случай, если командование Военного округа будет оспаривать выводы по состоянию боевой подготовки.
Командующий ТуркВО генерал — полковник Попов ничего не оспаривал, а заявил, что будут приняты все меры для устранения недостатков и улучшения боевой подготовки.

В полусотне километров от Ашхабада оборудован горный учебный центр. Там лагерь для офицеров резерва. С ними проводятся занятия перед отправкой в Афганистан. Проводятся из рук вон плохо.
Основной лагеръ — палаточный городок. Из Ашхабада из учебной дивизии по очереди прибывают батальоны курсантов — будущих сержантов и специалистов. Многие курсанты истощены. Сильная жара глушит аппетит, постоянная жажда, вода плохая, многие болеют желудком. В лагере полчища полевых мух облепляют палатки, пищеблоки, туалеты. У ребят после школы молодой незакаленный организм. В Афганистане их ждут тяжелые физические напряжения. Им предстоит ходить в горы на точки, неся на себе весь недельный запас еды и питья, оружие и боеприпасы -50-60 кг. Для их тренировки оборудован специальный горный маршрут 60-80 км. с ночевкой. Совершаются 2-3 восхождения с наращиванием веса носимого груза. Трудно приходится ребятам.

Пошел на занятия к разведчикам. Личный состав подобран хорошо, отличается от остальных, особенно физически. Оказал помощь командиру в организации и проведении занятия. Курсанты, отрабатывая тему, двигались по специально оборудованному горному маршруту и практически вели разведку. В конце занятия сделал разбор. Провел беседу. Рассказал о предстоящей службе, трудностях, риске. Через месяц они уже будут находиться в Афганистане. Спросил, кто по причине здоровья или по какой-либо другой причине не может служить в Афганистане? Из полсотни курсантов такого не нашлось ни одного. Это разведчики разных национальностей. Во многих других подразделениях немало таких, которые любыми средствами стараются попасть в госпиталь, чтобы быть забракованным для службы в Афганистане.

Комиссия вскрыла много недостатков. По возвращению в Москву два раза ездил в ЦК для завершения своего раздела по боевой подготовке. Доклад комиссии разбирался на самом высоком уровне. Последствия были положительными, но не решающими.
—————————
В 1986 году опять поездка в ТуркВО. На этот раз в Термез и Иолотань. Группа главного управления боевой подготовки во главе с генерал-лейтенантом Соцковым Михаилом Михайловичем проверяла, как устраняются недостатки, отмеченные комиссией ЦК. В целом положение по сравнению с прошлым годом улучшилось, но до положительной оценки очень далеко. В ТуркВО много офицеров «афганцев». Они используют опыт войны в Афганистане для подготовки нового пополнения.
—————————-
Война продолжается. Дикие жестокости проявляются с обеих сторон. Информация об этом распространялась в войсках. Душманы очень жестоко пытали пленных. Со стороны наших — случаи грабежей (мародерства) при захвате кишлаков, мстительных расправ, обстрелов артиллерией, ракетами, авиацией кишлаков, уничтожения напалмом посевов. Военной прокуратурой вскрыт случай, когда под Кандагаром наш пост расстрелял ехавшую в машине большую афганскую семью, бульдозером вырыли ров, зарыли жертвы и заровняли это место. Одна жестокость порождала другую.
Очень трудно приходилось транспортникам, беспрерывно по трудному и очень опасному маршруту доставлявшим гарнизонам все необходимое. Несколько десятков человек за один раз погибло в тоннеле при взрыве бензовоза и машин с боеприпасами. Колонны машин подвергаются нападениям. Их остовы вдоль маршрута напоминали водителям об этом. Все больше гибли вертолетчики, им доставалось, пожалуй, больше всех. Конца этой, никому не нужной, боязливо спрятанной от народа войны, не видно.
Кто за это в ответе? Какие организации? Какие персоны?

П О С Л Е С Л О В И Е.
Обязательно ли было убивать Амина?

События показали, что гарнизон Кабула устранение Амина приветствовал. На его защиту никто, кроме бригады личной охраны, не выступил. Наоборот, многие ликовали. Значит, достаточно было изолировать его во дворце, блокировать правительственные учреждения, оповестить об избрании нового лидера, организовать его обращение к народу, с перечислением злодеяний Амина. Но это вполне возможно было сделать только в том случае, если бы на смену пришел известный политический или военный деятель, соратник Тараки и обязательно- х а л ь к о в е ц !
В ДРА на то время такой фигуры не было! Значит, в тот момент Амина трогать было нельзя. С вводом советских войск в этом необходимость отпадала. Он сам неоднократно просил советское руководство о присылке войск и, когда наконец войска пришли, он ликовал, устроил во дворце торжественный прием. Мог ли он в таком случае быть не лояльным к своим защитникам? Он оказывался в полной от них зависимости. В борьбе с внутренними врагами ему надеяться было больше не на кого.
Его, своего сторонника, все-таки решили убить! Но в таком случае нужно было повременить с исполнением этого замысла. Получилось же на весь мир наивно — нелепое объяснение: советские войска вошли в Афганистан не как агрессоры, а выполняя просьбу его президента, для оказания помощи и поддержки и . и тут же его ухандокали! На какие уши были рассчитаны заявления советского руководства?! Дряхлое не только телесно, но и умственно, оно считало, что и все остальные люди находятся на таком же уровне мышления.

Самый ли лучший вариант ликвидации Амина был выбран?

Поражаешься тому цинизму, дикой жестокости, тому презрению к общественному мнению, которые были проявлены при разработке плана убийства Президента и в ходе его выполнения.

Давайте выстроим в одну шеренгу с одной стороны погибших и искалеченных в ходе операции советских офицеров, сержантов и солдат, афганских офицеров, сержантов, солдат (которые в подавляющем большинстве считали нас друзьями), жену Амина, его детишек. Шеренга будет состоять из нескольких сот человек. А с другой стороны поставим одного Амина.
Медленно пройдем вдоль всей шеренги, каждому посмотрим внимательно в глаза и каждому скажем: «Напротив вас стоит человек, это президент страны Амин, его надо убить, но все вы при этом будете тоже убиты или искалечены. Как? Вы не против этого? Не дожидаясь ответа, виртуальным образом обратимся к их многочисленным родным, близким, друзьям с подобным вопросом.

Потом таким же виртуальным образом спросим у членов советского руководства: «Ну что, можно начинать?» Дождавшись положительного ответа добавим: «Товарищи члены политбюро, непонятно что произошло! В первой шеренге, каким то образом произошла замена людей. Вместо раннее стоявших в них детей рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции вдруг непостижимым образом оказались ваши сыновья, племянники, братья, близкие вам люди. Так что можно начинать всех убивать и калечить? Выполнять поставленную вами задачу?

Спросим у каждого: «Для того, чтобы убить Амина сколькими близкими вы готовы пожертвовать?» Спросим у самого генерал-лейтенанта Иванова Бориса Семеновича — главного от КГБ в Афганистане: «Готов ли он отдать свою жизнь или быть искалеченным в обмен на жизнь Амина?»

Можно ли сомневаться в том, какие ответы во всех случаях будут даны?

Во время штурма дворца погибли два наших советских полковника:
— полковник Бояринов Григорий Иванович, наш советский офицер КГБ. Как погиб, не ясно. Он руководил захватом дворца. Все же звание не предполагает, что он действовал в первых рядах.

— полковник Кузнеченков Виктор Петрович, врач из военного госпиталя. Когда Амин проводил торжественный обед в честь ввода советских войск, повара — агенты КГБ в еду добавили отравы и Амин, как и многие другие, был на грани смерти. Наши врачи, Алексеев и Кузнеченков, были срочно вызваны афганцами во дворец. С огромным трудом они вернули Амина практически с того света. Это ли не парадокс? КГБ травит — врачи спасают!

Если бы генерал Иванов Б.С. предупредил врачей, чтобы сегодня никуда не выезжали, то не потребовалось бы штурмовать дворец, не погибли бы наши два полковника и еще десять офицеров и солдат.

Ну зачем был нужен этот штурм, когда Амин уже был на грани смерти? Ну, доведите дело по уму до конца. Не пускайте туда наших врачей. Как они могли туда попасть за час до штурма!?

В публикациях я не встретил осуждения крайне аморальной стороны методов исполнения замыслов. Давайте вдумаемся: на государственном уровне применяется средневековый изуитский метод устранения главы дружественного государства — используется сильнодействующий яд! При этом травится семья, дети, гости — десятки людей. Со своими будущими жертвами на самом высоком уровне разыгрывают дружбу, уверяют в своей любви.

Возвращаюсь все к тому же вопросу: зачем было штурмовать дворец?

Видимо, нужна была слава. Большой шум и грохот на весь мир. Большие заслуги перед партией и государством. В журнале «Родина» я прочитал, что за штурм дворца было награждено 700 человек. Даже героев Советского Союза вручили. Можно было наградить орденами и медалями десяток- полтора человек. Но только непосредственных исполнителей! А они в свою очередь, зная, что убили своего полковника врача и, возможно, своего полковника КГБ, руководившего штурмом, могли бы и воздержаться от принятия наград. Но это уже из области чести, достоинства и порядочности.

Сейчас в каждый юбилейный год штурм дворца преподносится как героические действия спецназа, как блестяще выполненный план. Возможно, со временем его будут приравнивать к штурму Измаила или Берлина. При штурме дворца погибло шесть человек. При овладении другими правительственными объектами в Кабуле в это же самое время погибли 30 человек и больше сотни были ранены. Это свидетельствует о том, что на других объектах тоже прошли ожесточенные бои, что десантники и советники, действовавшие на других объектах Кабула, проявили себя не хуже спецназовцев, овладевавших дворцом, и достойны упоминания в печати, радио и телевидения. Они, безусловно, заслуживают наград. Почему же идет однобокое освещение событий? Особенно обидно за войсковых советников, которые были беззащитны, находясь в частях, как правило, далеко от Кабула. С ними расправлялись свои же подсоветные, переходившие на сторону душманов. Они попадали в плен к мятежникам и подвергались пыткам. В этих условиях они находились постоянно, в отличие от спецназовцев, выполнивших разовое задание.

С каждым новым юбилейным годом всё выше дается оценка действиям спецназовцев при штурме дворца и замалчиваются действия подразделений ВДВ, сороковой армии и советников. Это несправедливо, ибо они заслуживают за свои действия весьма высокой оценки.
Пошло третье десятилетие советскому вторжению в Афганистан. Народ еще долго будет залечивать раны. Ошибку советских руководителей, увы, уже не исправить. Трагедия перешла границы Афганистана и расползается по Азии.
__________________________________

Приложение 1.- см.фотографии.

Приложение 2. Хроника государственного переворота в Афганистане.

Дата. События, происходящие в стране.
27апреля
1978года К власти приходит НДПА. Провозглашаются революционные лозунги. Расстреляно
около 11 000 несогласных. Начало борьбы за власть внутри партии. Развитие кровавой междуусобицы.
1979 год Военные мятежи, восстания и заговоры против НДПА.

15-20 марта Мятеж в Герате. Советские. советники эвакуированы. Двое погибли
21 марта В Джелолабаде раскрыт военный заговор
9 мая Антиправительственные выступления в семи провинциях, в том числе и в Кабуле.
7 июля Советский батальон ВДВ переброшен на аэродром Баграм для его охраны.
20 июля Антиправительственные выступления В Гардезе
12 августа В ДРА отправилась группа Павловского 20 чел. для оказания помощи Тараки в организации боевых действий против мятежников.
5 августа Мятеж в Кабуле: 26 пдп и батальон «Командос».
11 августа Тяжелые бои в провинции Пактия . 12 пд терпит поражение.
14 сентября 17ч 50м Военный переворот. Объявлено о смещении Тараки. Хафизула Амин захватывает власть.
15-20
сентября 17 офицеров КГБ прибыли в Кабул.
8 октября 23ч.30м Убийство Тараки.
16 октября В Кабуле мятеж в 7 пд против Амина.

Декабрь Непосредственная подготовка к устранению Амина и совершение государственного переворота.

1-20 дек. Переброска в Кабул мелких советских подразделений различного назначения.
4 декабря Решение Политбюро о направлении в ДРА спецподразделения ГРУ — «мусульманского батальона» около 500 чел. с целью ликвидации Амина.

8 декабря Совещание в кабинете Брежнева. Присутствуют: Андропов, Громыко, Суслов,Устинов.
9-12 дек. Переброска «мусульманского батальона» на аэродром Баграм под Кабулом
10 декабря Приказ МО СССР о подготовке 103 дивизии вдв к десантированию в Кабул.
11-15 дек. Прибытие в Кабул спецгруппы КГБ «Зенит» с целью ликвидации Амина.
12 декабря Окончательное решение Советского Руководства на ввод войск в ДРА.
16 декабря Неудачная попытка советских снайперов убить Амина в городе.
17 декабря «Мусульманский» батальон из Баграма перебрасывается в район, где находится
дворец Тадж — Бек, якобы для его охраны.
20 декабря Амин перебирается в новый дворец Тадж-Бек, в районе которого расположился
«мусульманский» батальон.
21 декабря «Мусульманский» батальон занимает позиции между дворцом и казармами бригады
охраны, якобы для усиления охраны дворца.
23 декабря Советское Руководство сообщает Амину о предстоящем вводе войск. Прибытие в
Кабул спецгруппы КГБ «Гром» («Альфа») 30 чел.
Из состава советнического аппарата и прикомандированных из Москвы создается
оперативная группа из 21 человека. Они назначаются ответственными за важными
объектами в Кабуле, всего 23 объекта(без дворца Тадж-Бек). Каждому
ставится конкретная задача на период подготовки переворота. Разведрота ,
охраняющая ПУ, приступила к подготовке захвата «Радио Афганистана».

24 декабря 01ч 40м 14ч 00м Маршал Устинов провел совещание с высшим командным
составом ВС. Подписана Директива на ввод войск, назначено время «Ч» — 25.12.79г.
15 00 по мос. времени (17ч30м по кабульскому). Утвержден план захвата дворца.
01ч 40м Из Москвы Вареников запрашивает, имеются ли в афганских частях зенитные ракеты
«С-2».
14ч 00м На ПУ прибывает оперативная группа ВДВ, около 40 человек.
На ПУ собрались Магометов, Иванов, Гуськов. Дождались звонка Устинова,
получили добро на действия.
25 декабря
17ч 30м Советские войска перешли границу с Афганистаном. Транспортная авиация начала
переброску частей (15ч 00м) ВДВ.На ПУ оперативная группа приступила к учету
прибывающего транспорта на аэродром в Баграм и аэропорт Кабул.
О прибытии седьмого по порядку транспорта не доложили. Он отклонился от курса и врезался в гору. Погибло 44 человека. При прохождении тоннеля частями 108 мсд
погибли около десятка человек.

26 декабря Командование «Мусульманского» батальона приглашает к себе на товарищеский
ужин командование бригады охраны.
В Кабуле распространяются слухи об угрозе нападения «Братьев мусульман»
Личный состав разведроты, переодевшись в гражданскую одежду, вышел на разведку
«Радио Афганистана».
Завершена переброска по воздуху 103 вдд.
5 мсд остановлена в Шинданде.
108 мсд растянулась в горах на серпантинах на много километров.

27 декабря
14ч.00м Амин устраивает во дворце торжественный обед в честь ввода в ДРА советских
войск. Отравлен он и его ближайшее окружение.
18ч 00м Время «Ч» переносится на 19 30.
18ч 30м Взорвана городская телефонная станция.
Подразделения ВДВ начали выдвижение из Баграма. Выстрелом из за забора убит солдат артиллерист.
18ч 45м Разведрота выстроилась в колонну и прогревает двигатели.
19ч 00м. К «Радио Афганистана» отправилось отделение с противотанковыми гранатометами.
19ч 15м. Из ПУ разведрота двинулась к «Радио Афганистана».
19ч 20м . Раздаются выстрелы противотанковых гранатометов. На территории «Радио Афганистана» разгорается бой.
19ч 30м. Вспыхивает стрельба у Генштаба и Мобуправления.
Доклад по радио из дворца о смертельном ранении полковника КГБ.
19ч 35м. На территории «Радио Афганистана» бешенная стрельба, горят два танка, в них с
сильным грохотом взрываются боеприпасы.
19ч 40м Доклад по радио из дворца о смертельном ранении полковника — советского врача.

20ч 00м Доклад по радио от «Берёзы один» о ликвидации «Объекта номер один».
20ч 10м Магометов и Иванов доложили о ликвидации Амина в Москву.
20ч 20м Доклад по радио о ликвидации нач. Генштаба Якуба.
Пылает здание Мобуправления, зарево стоит над Кабулом. Советники командиров
4тбр и 15 тбр доложили о прибытии десантного батальона и о братании с ними
афганских офицеров и солдат.
22ч 00м. На «Радио Афганистана» включили магнитофонную запись с выступлением Бабрака
Кармаля.
24ч 00м Стрельба на улицах Кабула затихла, пожар затух, танки гореть и взрываться
перестали.
28 декабря. По радио повторили выступление Бабрака Кармаля. В кабульском гарнизоне в
некоторых частях началось брожение, попытки командиров выступить против
Бабрака. Начались аресты, бегство генералов и офицеров «хальковцев». Из тюрьмы
Пули — Чахри начали выпускать арестованных «парчамовцев».
14ч 00м Подсчитаны потери (кроме спецназовцев у дворца): 30 убитые, 128 раненые.
Началось выдвижение 860 опп по маршруту Хорог, Файзабад. Колонна попала в
ущелье в засаду. Формируется новое афганское правительство. Уточнены списки
погибших в авиакатастрофе «ИЛ-76Д».
29 декабря
13ч 40м. О дислокации 5мсд в Шинданде доложил по радио к-р дивизии Пономарев.
14ч 00м Обстреляны солдаты 121 мсп, 4 убито, 2 ранено. Директива Генштаба о создании
единого командования над всеми силами, находящимися в ДРА. Возглавляет ГВС
Магометов С.К. 3 батальон 10 пп перешел на сторону мятежников в районе Андараза.
23ч 00м Новыми властями арестованы командиры 4тбр и 15тбр,» хальковцы», лояльные к
новому режиму.
108 мсд занимает указанные места.

30 декабря. Два полка ВДВ несут патрульную службу в Кабуле.
31 декабря. В 26 пдп, 10 пп, 4 ап, 20 пд начались волнения.
Внутриполитическая обстановка продолжает обостряться.
18ч 300м Провокационный обстрел территории Пункта управления. Ответный огонь разведроты.

1 января
1980года
02ч 00м Сообщение: в Кандагаре мятеж, убиты болгарские специалисты, сильно поранен
советский офицер лётчик.
02ч 30м Сообщение из Баглана: в Нахрейне в 4 ап мятеж, убиты наши советники.
В 20 пд в Баглане обстановка продолжает ухудшаться.
2 января 75 пп из Кабула переброшен в Кундуз, офицеры недовольны. В 20 пд попытка
мятежа. Мятежники арестованы.
3 января Двое наших офицеров с вертолетов, кружась над Нахрейном , наблюдали как из
артскладов на грузовых машинах мятежники вывозят вооружение и боеприпасы.
Командование воздушной армии из Термеза запретило вертолетчикам открывать по
ним огонь.
4 января Сводный отряд: сов. разведрота (к-р ст. л-т Хадиков) и две афганские пехотные роты
выдвинулись10ч 00м к Нахрейну и перед перевалом были остановлены. Из Москвы
по радио запретили участвовать в подавлении мятежа и выручать наших советников. В
результате Артскладымятежниками были опустошены.
21ч 30м. Из Кундуза сообщили о разгроме под Ханабадом афганского батальона, попавшего в
засаду, и пропаже наших советников.
5 января
13ч 30м Сообщение из Кундуза: в 75 пп, переброшенном из Кабула, брожение, отказываются
подчиняться командованию , офицеры угрожают советникам расправой.
В Баглане ночью сожжен дом губернатора.
Распри между офицерами «хальковцами » и «парчамовцами» разгораются. 6 января
10ч 00м В Пули-Хумри на КПП 40 А на двух вертолетах прилетел Соколов разбираться с
обстановкой. Разобравшись, доложил в Москву.
21ч 00м. Из Кабула от имени Соколова поступило сообщение о выделении советских войск для
подавления мятежа в 4 ап в Нахрейне.
Начался новый этап после ввода советских войск в ДРА-этап участия советских войск
в междуусобной войне в Афганистане.
8 января Сообщение из Пули-Хумри: наш патруль (12чел.) на «ГАЗ-66» попал в засаду, все погибли.
Сообщение из Баглана: Усиленный мсп освободил Нахрейн без боя.
В советническом аппарате создана похоронная служба.
9 января Донесение: во время выдвижения мсп от Нахрейна к Ханабаду наша ГПЗ — танковая
рота попала в засаду, погибло 16 человек,подбиты 4 танка. Заговорило оружие,
вывезенное из артсклада в Нахрейне. Принято решение о возобновлении боевой
подготовки афганской армии и об оказании им помощи.
________________________________

Приложение 3. Неожиданная встреча.

Пройдет много времени (24 года) и на праздновании пятнадцатилетия вывода советских войск из Афганистана я случайно встретился с полковником Саповским Валерием Александровичем, который с 4-го января 1980 года являлся старшим группы советников, находившихся в районе Кундуза. До этого группу возглавлял полковник Котельников Анатолий Александрович.

Разговорившись, мы поняли, что принимали участие в одних и тех же мероприятиях только с разных сторон. Он поведал мне об обстоятельствах гибели советника подполковника Журавлева Юрия Андреевича и переводчика Кашлакова Генадия Анатольевича. Рассказал о них. Это были его подчиненные. Привожу в сокращенном виде его рассказ. Групповое фото (см. иллюстрации).

В Кундузе находились остатки подразделений 31 п.п. 20 п.д. и подразделения 75 п.п. 7 п.д., переброшенные накануне из Кабула. Саповский прилетел в Кундуз 4-го января в 15 ч. 30 м. Котельников ему доложил, что согласно приказа главного военного советника для выяснения обстановки в районах Ханабада и Тулукана создан сводный отряд из афганских подразделений, который вышел по маршруту в 15 00. Возглавил отряд начальник штаба 75 пехотного полка старший капитан Садык. С отрядом выехали советник артиллерии полка подполковник Журавлев Юрий Андреевич и переводчик Кашлаков Генадий Анатольевич.

Сводный отряд состоял из 2-го пех. батальона (без пех. роты), минометной батарея, одной пех. роты 1-го пех. батальона. Во 2-м батальоне было:- 244 солдат, 19 офицеров =263 человека, 2 БТР- 60 пб, 6 81 мм минометов, 5 радиостанций ‘Р-105’.
Связь с отрядом на марше установлена не была. Узнав об этом, Саповский вылетел на вертолете, чтобы определить местонахождение колонны и произвести разведку маршрута. Отряд на 16 00 уже находился в Ханабаде у заправочной станции и производил дозаправку топливом.
В 21 30 командир 31 пп 20 пд доложил из Ханабада, что отряд в 17-ти км. восточнее Ханабада по дороге на Тулукан попал в засаду. Управление с первых минут боя было потеряно. Впоследствии из рассказов солдат стало известно следующее. С началом обстрела личный состав занял оборону. Офицеры запретили стрелять по приближающемуся противнику. Однако солдаты не послушались и сами открыли огонь. Офицеры, бросив поле боя, на машине уехали в Ханабад.
Минометная батарея открыла огонь из минометов, но одна из мин взорвалась в стволе. Погибли два человека и четыре были ранены. Такое случалось и до этого.
Солдаты видели, что один БТР, шедший впереди в разведдозоре, был подожжен, второй БТР, в котором находились начальник штаба полка, 6 солдат, советник и переводчик, ведя огонь на большой скорости, обошел горящий БТР и пошел вперед, но, проехав 2 км., сам попал в засаду. Впереди был взорван мост через небольшую реку, а на дороге поставлены разбитые автомашины. Справа и слева по БТР был открыт огонь. Сразу были пробиты колеса.

Вся группа, бросая гранаты и отстреливаясь, покинула БТР. Советник, переводчик, начальник штаба полка и 6 солдат шли вместе около десяти минут. Потом встретили пять человек противника и открыли огонь. После боя группа распалась. Никто из опрошенных солдат и офицеров, вернувшихся из этого боя, не знал о судьбе советника и переводчика. В этом бою было убито 2 человека и 12 ранено. Командир 2-го батальона, командир разведвзвода и 65 солдат не вернулись.

Этот неудачно проведенный выход отрицательно повлиял на офицеров и солдат полка. Резко упал моральный дух.
В 22 ч.30 м. 4-го января Саповский передал в Баглан радиограмму с просьбой выделить взвод БМП с целью совместно с ПБ 75 пп произвести чистку района 15-20 км. восточнее Ханабадана и осуществить поиск своих товарищей.
5-го января с Баглана в его распоряжение были высланы 3 БТР-152.
Вечером 4-го января полковник Саповский настоятельно рекомендовал командиру 75 — го полка подготовить пехотный батальон и в 5ч.30м. 5-го января выдвинуться на Ханабад и далее в район боя сводного отряда, очистить его, собрать брошенную технику, оружие, установить судьбу советника и переводчика, офицеров и солдат. Были отданы распоряжения по всестороннему обеспечению, организации связи и взаимодействию с вертолетами.
С вечера командир полка согласился с данной рекомендацией.
На другой день в 5 00 утра командир полка заявил, что офицеры против выхода.
Саповский настоял, чтобы всех офицеров построили. Через переводчика он провел с ними беседу о чести и долге, о боевом товариществе. Ответом ему было молчание и отдельные возгласы в переводе ‘вперед не пойдем’. Сзади его с переводчиком окружили автоматчики. В такой обстановке он с переводчиком вернулся в штаб полка (здание аэропорта).

С рассветом Саповский вылетел на вертолете на поиск Журавлева и Кашлакова.
Ежедневно до 13 января он продолжал на вертолетах искать их, облетая районы возможного их нахождения, однако никаких следов обнаружить не удалось. 8 января для прикрытия и охраны в Ханабад был отправлен 1-й пех. батальон от 20 пех. дивизии.
По разведданым противник готовился к захвату Ханабада, где хранилось большое количество вооружения и боеприпасов, намеревался поднять мятеж в Кундузе в 75 пех. полку, захватить аэропорт и уничтожить советников. В одну из ночей советники были об этом предупреждены солдатом нештатным переводчиком.

В эту ночь аэродром был лишен света. Весь обслуживающий персонал сбежал. Кто-то вывел из строя два БТР-60 ПБ. Под стенами здания аэропорта была обнаружен штабель мин и снарядов. Их пришлось срочно убрать.
Советники, основательно вооружившись, решили в случае мятежа драться до последнего. С такими мятежами уже приходилось сталкиваться в Поли — Аламе, в 3-м артиллерийском полку.
Однако осуществлению планов мятежников помешали наши вертолетчики, которые всю ночь кружили над аэродромом и сбрасывали осветительные авиационные бомбы. Мятежники посчитали, что высаживается десант.
С утра прилетели советские вертолеты, прибыл советский мотострелковый полк.
12 января 75 п.п. получил задачу совместно с советским полком выдвинуться в район Тулукана и к исходу 13 января овладеть им. В 10 км. восточнее Ханабада полк был обстрелян из гранатометов и стрелкового оружия. Все советники приняли участие в ответном огне из БТР. Интенсивно вел огонь приданный взвод на БМП. Поступило донесение, что противник окружает тыловые подразделения полка. На помощь были отправлены подразделения на БМП под командованием майора Нематова. Противник был уничтожен. К вечеру вышли к Тулукану. Впереди действовал советский полк, афганские подразделения прикрывали его действия.

Противник оказал упорное сопротивление, вел огонь с оборудованных у дороги окопов и из близлежащих строений, которые были подготовлены как опорные пункты. По сторонам дороги — непроходимые рисовые поля. На самой дороге — завалы из сгоревших машин.
Был подбит один танк Т-62 и сожжено несколько КАМАЗов с прицепами с боеприпасами. Продвигались среди пылающих машин и разбросанных неразорвавшихся снарядов.
В результате боя противник был частично уничтожен и частично ушел в горы.

14 января после проведенной зачистки района вокруг Тулукана полк расположился на южных окраинах Тулукана. До 28 января проводили зачистки кишлаков с того места, где сводный отряд попал в засаду. Надеялись узнать что-либо о Журавлеве и Кашлакове. Из показаний пленных выяснили следующее.
Советник и переводчик были окружены на одной из высот вблизи Ханабада. Они отбивались до последнего патрона. Потом Журавлев снял с себя очки, бросил их на землю, разорвал на себе рубашку и вместе с Кашлаковым дрался в рукопашной пока их не убили.

У одного пленного обнаружили записку, в которой написано, что он с гордостью вручает командиру оружие кяфиров (неверных).
По сведениям других пленных их убили и бросили в реку.
Из рассказа водителя БТР — 60 ПБ Мамада Наима 8.01.80 г.
В БТР находилось 6 человек: советник Журавлев, переводчик Кашлаков, началник штаба 2-го батальона и двое солдат. Дозаправились в Ханабаде и колонна пошла на Тулукан. Шли в темноте без зажженных фар по асфальтированной дороге. Где — то около 17 ч. 30 м. началась стрельба по колонне. Впереди идущий БТР загорелся. Советник дал команду ехать вперед. Объехали горящий БТР и проехали далее около 900 метров. Впереди заметили что — то темное. Подъехали ближе. Поперек дороги стояла большая сгоревшая машина. В это время их БТР подожгли. Водитель выскочил из БТР, сразу был ранен в ногу и потерял всех. Он перебрался через реку, ночевал в стогу и добрался за двое суток до Ханабада. >>>>>>>>>>>>>>
Из рассказа начальника штаба 2-го батальона.
После того, как их БТР был подожжен, они из него выскочили и вместе шли минут 10. Потом встретили эхвановцев. Те спросили: ‘Вы мусульмане или неверные?’. Начальник штаба ответил: ‘Да мы мусульмане’. Подошли ближе. Он открыл огонь и шестерых убил.

Проанализировав неудачные действия сводного отряда, Саповский Валерий Александрович определил причины трагедии.
1.Ушли на марш, не имея радиосвязи.
2.Не свой экипаж БТРа.
3.Ушли с Ханабада в ночь.
4.БТР — 60 пб не годится для действий в тех условиях. Сразу были пробиты колеса и БТР был обездвижен.
5.Советник командира 31 пп 20 пд Булатов Юрий Искандерович, имея БТР — 60 пб со своим водителем и свои же подразделения в Ханабаде и Тулукане, не сопроводил наш батальон и советников. Обстановку честно не довел.
6. Отряд дозаправлялся в Ханабаде, пройдя всего 30 км, в чем необходимости не было. На это специально подбил кто-то из командования, а сам выслал предупредить эхвановцев.

Приложение 4. Коментарии. Отзывы, переписка с читателями.

. Юрий Мерзлов ([email protected]net) 2006/11/23 22:37 [ответить]
Спасибо Вам , Евгений Владимирович за дневник .
Даже если хоть одного сомневающегося человека заставит задуматься о бессмысленности бойни , не войны за освобождение своей Родины , а именно бойни , то за одно это Вам спасибо .
Хотя кто сейчас читает? Все равно найдутся мальчишки, дети, которые будут принесены в жертву золотым тельцам
.

Александр ([email protected]) 2007/01/10 12:38 [ответить]
Уважаемый Евгений Владимирович!
Спасибо за публикацию. Я, Николаев Александр (не Алексей) Иванович,
в 1979 г.- заместитель командира 177 мсп (а не батальона) 108 мсд.
Это с Вами мы собирались идти на Нахрин (Нарин), но не получилось.
Зато потом — навоевался досыта. В 1981 г. заменился в КВО.
По-моему, мы впоследствии встречались на Саланге(?). У меня есть
записи по начальному периоду. Могу кое-что уточнить.
С Боевым приветом! А.Н. (Харьков, тел.(057-2)64-54-02.

Ответ.
Александр Иванович. Вы прочитали раздел, в котором описываются наши совместные действия в направлении Нахрейна. Скажите, по Вашему мнению они правильно отражены? Я, конечно, излагал очень кратко, таков стиль дневника. Но мы с Вами участвовали в Знаковом событии, в переломном моменте, когда решался вопрос об использовании наших войск в гражданской войне Афганистана. Этот вопрос решался на самом высоком уровне. Это было начало применения наших войск.
Поручая мне освободить от мятежников Нахрейн, Главный советник сказал, что в мое распоряжение будет выделен усиленный батальон. Командование 40 армии его распоряжение не стало выполнять и выделило только разведроту. Я считаю из за того, что в обращении с ним Главный в свое время допустил грубость. За это получил такой ответ.
Вы говорите, что у Вас имеются записи по начальному периоду. Конечно они представляют большой интерес. Именно начальный период очень плохо освещен, а порой и просто искажен в публикациях. Это и заставило меня поместить в интернет свой дневник.
Александр, Вы первый из тех, с кем приходилось действовать в тот период, отозвались на мою публикацию. Я этому очень рад.
Через пять часов наступит новый год по старому календарю. Я поздравляю Вас и Вашу семью с этим праздником и от души желаю Вам счастья.
Чернышев Е.В. 13.01.07. 19 00.

Ответ.
24. Александр (alexs[email protected]) 2007/01/17 12:55 [ответить]
Добрый день Евгений Владимирович!

Все описано очень точно.Посылаю документ. Это записка от НШ 177 мсп
м-ра Шехтмана А.М. мне от 3.01.80г.
м-ру Николаеву
Взять с собой разведроту в полном составе, танковый взвод,7 мср
3мсб, арт.батарею из адн,и совместно с советниками убыть в Нахрин —
впереди вас будет действовать батальон афганских войск — задачу по-
лучите от наших советников.
3.01.80г. м-р Шехтман
P.S. К немедленному исполнению.

Как видите, фактически выделялась только усиленная мср. Считалось,
что все будут делать афганцы, а мы только «вроде поприсутствовать».
А они хотели, что-бы мы за них воевали. Так и втянули нас в бои на 10
лет. Вы получили мое письмо по Вашему обычному @ адресу? Можно бы
посылать отсканированные документы. Удачи!
.

Переписка с Андреем Грешновым.

Уважаемый Евгений Владимирович!
С волнением прочитал это повествование. Я — Грешнов Андрей Борисович, участник этого сайта, нахожусь в историческом разделе Afgan. Пожалуйста, если не затруднит, прочитайте в этом разделе мою повесть «Записки переводчика». Это в разделе провинция Кабул.

Мне кажется, что мы с Вами обязательно должны были встречаться.
Я — переводчик старшего военного советника 4-й танковой бригады ВС ДРА. Его правильная фамилия не Плицкий, а Пясецкий Виктор Николаевич.
То, что вы называете ПУ, для нас, переводчиков был Узлом связи. Так и называли — узел связи. Неоднократно дежурил по узлу по ночам в указанный вами период. Спал с солдатами, в большой палатке, где работала, если помните, большая печь на солярке. Там было дико душшно, но тепло. Военный клуб ( клубе аскяри) выходил прямо на посольство США и Радио. 27 декабря долбили танки нашей бригады. Экипажи я знал лично. Может быть, Вы помните, как стояли танки. В основном — в рядах за Гостелерадио. Один танк стоял сбоку (справа) по Вашей схеме. Он успел сделать один выстрел. Утром следующего дня я собирал от него запчасти.

>Если посмотрите фото в рассказе «Мой первый генерал» в том же разделе, найдете там свою «гостиницу», где Вы жили по приезде, клуб, микрорайон.
>
>Хочу сразу Вас попросить разрешения разместить Ваш рассказ в историческом разделе нашего сайта ( помимо как тут).
>
>И еще один вопрос, возможно Вы знаете. Не встречался ли Вам на ПУ офицер- москвич, который через несколько месяцев стал начальником узла связи (начало 80-го года). Он вскоре после командировки убыл в Москву , где через несколько лет умер от рака желудка. Фамилию я запамятовал. Это отец ученика нашей 151 школы на Речном Вокзале, где учился и я.
>
>С уважением,
>Андрей Грешнов
>Спасибо за экскурсию по дням моей молодости. Спасибо.
>Недавно проходил мимо ГШ. Зашел в помещение, где бывали все. Все те же деревянные откидные кресла-лавки, все те же телефонные кабинки с местными номерами. Ничто не изменилось. Даже испарина выступила.
Нашел в Вашем рассказе еще одну очень знакомую мне фамилию — пп-ка Савичева из Главпура (комиссия Лигачева). Мне кажется, что по выходу на пенсию, от пришел работать в Военно-политическую редакцию ТАСС. Если это тот самый Савичев, то это замечательный человек.

Командира 4-йТБР капитана с усами, звали Ахмаджан.

Когда шел торжественный обед в штабе 4-й тбр ( на втором этаже), я сидел внизу, в комнате мошаверов. Меня не пустили как политически неграмотного и как друга Ахмаджана.

Вспомнился мятеж 7-й пд. На следующее утро мы были в комнате советников, которую обстреливали их Т-34. Советник был очень веселый и счастливый, что в него не попали снаряды. Наша тбр выделила им на охрану два танка.

Жду с нетерпением переписки по некоторым моментам, которые Вы хотели бы уточнить. И для меня было бы полезно.

Переводчиком при Якубе во время переворота был мой товарищ Анатолий Плиев, чечен по национальности.

Переводчиком в ГШ ВС ДРА при восстании гвардейцев — Геннадий Ферко.
Может быть, Вам приходилось слышать эти фамилии.
Спасибо еще раз.
.

>>Андрей Борисович, постараюсь ответить на ваши вопросы.
Конечно же, мы с Вами встречались и на узле связи и в 4тбр. Не могли не встречаться. Я до переворота безвылазно находился на ПУ (так его стали называть, когда там обосновалась оперативная группа Г.Ш.), а уже с 28-го стал мотаться, выполняя поручения Главного. Кстати, на ПУ находился переводчик, кажется старший, мы с ним в Южном Йемене встречались. Он там работал у главного военного советника. Вспоминали общих знакомых. Но фамилию его не помню.
Фамилию Плицкий уже заменил на Пясецкий, спасибо за подсказку.
О бое у ‘Радио Афганистана’. Я его наблюдал с ПУ и держал связь с командиром роты Поповым Александром Васильевичем. Мне было поручены контролировать подготовку разведроты. Попов в дальнейшем станет заместителем командующего ВДВ.
У меня имеется звукозапись этого боя, сделанная Севериным.В.П. Кстати, имеются записи апрельских событий, мятежа в Кабуле 22 февраля 1980 года, запись суда над убийцами Тараки. Там упоминается этот самый Руз и как подсудимый. Значит ему не удалось скрыться. Мне записи привез Северин в Москву, когда ехал в отпуск в Бобруйск. Я ее размножил и раздал многим ребятам. Если у Вас нет такой записи, то пришлю вам диск. Звуковая запись, как ничто другое, возвращает к тем событиям.
Фото гостиницы смотрел и показывал жене. Был очень тронут. Видел и Ваше фото с Гореловым. Я его не застал. Главным уже был Салтан Кекезович. Если интересует его дальнейшая судьба, потом расскажу.
Вы хотите разместить мой рассказ в историческом отделе Вашего сайта. Не возражаю. Можете использовать материал по своему усмотрению.
Я пытался узнать о новом начальнике на узле связи. Пока безуспешно. Однако впереди встречи и, возможно что-либо проясниться.
Насчет подполковника Савичева Александра Александровича. Это, несомненно, был он. Однако был уже в звании полковника. Я о нем был отличного мнения.
Уже вношу в текст дневника фамилию командира 4тбр Ахмаджана. В дневнике я пишу, как вернувшись после того приема, который он нам устроил, 29-го декабря около 23 часов получил сообщение от советника, что после нашего отъезда оба командира бригад были арестованы. Нас всех это просто ошеломило. Кстати, во время ужина мне сказали, что Ахмаджан был адъютантом Тараки. Я его в этой роли и упоминаю. Придется внести поправку.
В одной из бригад. В 4-й или 15-й советником командира танкового батальона был Бочкарев Михаил. Он был в моей группе в Южном Йемене, а в Кабуле мы встретились общались. Был у них в гостях в новом микрорайоне. Его жена получила уведомление, что им причитается большое наследство от какого то заграничного родственника.
На торжественный обед (ужин) вас не пригласили, думаю от того, что капитан, командир 15-й тбр окончил училище в Союзе и отлично говорил по русски. Он нам все переводил.
Имен названных Вами переводчиков, я не помню, наверное, не приходилось общаться.
Андрей Борисович, Вы должны знать многих товарищей, которые находились там в 1979- 1983 годы. Мы поговорим потом об их судьбах. Загляните в отдел иллюстраций. Я его пополняю новыми лицами. Кстати собираюсь разместить и фото, где Вы с Гореловым, если Вы не возражаете.

О двух товарищах я все же расскажу сейчас.
Вы не могли не знать полковника Кукушкина Алексея Васильевича. Он в Кабуле являлся начальником штаба группы десантных войск. Активно участвовал в тех событиях. Очень порядочный и интересный человек. Мы с ним встретились, спустя много лет, в 2004-м году. О прошедших событиях он написал небольшую книжечку, очень содержательную и интересную. Я её показываю в дневнике с дарственной надписью. Она вышла малым тиражом, 500 экз. Её стоило бы разместить на сайте, но у него нет диска с текстом, а перепечатывать с книги нет возможности. Очень жаль.
Также Вы могли знать старшего политического советника при политуправлении афганской армии. Это генерал-майор Заплатин Василий Петрович. Перед событиями в декабре он вылетал в Москву и пытался убедить высшее руководство не вводить ни в коем случае войска в Афганистан и обрисовал возможные последствия. Такого же мнения придерживался и Горелов. Его слушать не стали. И тогда в знак протеста, он отказался возвращаться в ДРА. До последнего времени он у нас являлся бессменным председателем Совета ветеранов Центрального аппарата сухопутных войск. Сейчас совет возглавил генерал-лейтенант Тер-Григорьянц Норат Григорьевич. В 1980-1983 годах он являлся начальником штаба 40-й армии. Видимо, Вы его тоже знаете.
.
Евгений Владимирович!
Рад, что картинки старого Микрорайона напомнили Вам о прошлом. Я их нашел совершенно случайно. Никогда не думал, не гадал, что вдруг память о тех днях так встанет дыбом и опять придется переживать все это заново.

Еще про полковника Савичева. Я помню, у него были большие очки с такими же большими диоптриями, и глаза казались огромными. Всесте с Савичевым из Главпура в ТАСС пришли многие хорошие офицеры. Если вдруг знаете, в ТАСС в ВПР работали такие известные люди как Катеринич, Савичев, Олег Московский. Не помню чтобы совсем точно, но, по-моему, у Савичева была черная форма каперанга ВМФ.
>>Если у Вас вдруг будет еще что-то из Ваших воспоминаний о тех днях, очень бы хотел прочесть. Для меня очень познавательно. Я не все тогда знал в силу моей молодости, а потом уже, работая в этой стране в другом качестве, просто не хотелось «портить» память о тех днях. Запомнил, все как сам ощущал, как представлял.
Очень рад Вашему появлению на сайте. Сейчас приход хороших людей — редкость. В основном молодежь упражняется в написании рассказов о войне, ни разу там не побывав. Но ничего, мы ведь тоже не старики!! Нам еще жить да жить.
Удачи и здоровья Вам и вашей семье. Жду от вас писем.
С уважением, Андрей Грешнов.
.

Был у Тер-Григорьянца. Он Вас помнит, передает привет.
Продолжу насчет Орлова. У меня отмечены два Орлова.
1. Генерал-лейтенант Орлов Олег Гаврилович- советник начальника ВВС и ПВО
2. Полковник Орлов Николай Дмитриевич — командир 322иап, расположенного в Баграме.
Мне не пришлось с ним встречаться.
Все события прошлого, зафиксированные разными способами, под разным углом зрения, ценны в смысле достоверности. Интересно их просмотреть или прослушать.
В одной из публикаций я прочел, что могилу Бабрака в Афганистане нашли и взорвали талибы.
Звуковой диск, о котором я говорил, у меня готов. Могу отправить его почтой.
Из вашего ответа насчет Бочкарева мне показалось, что Вы были в Йемене. Если это так, то в какие годы? Я в скором времени размещу своем разделе «Воспоминания советника командующего бронетанковыми войсками Южного Йемена 1971-1974 г.г.»».
Сегодня получил удостоверение члена «Боевого братства» и приглашение на учредительную конференцию московской организации, а также пригласительный билет на торжественный вечер в кремлевском дворце, посвященный 18-й годовщине вывода войск из Афганистана. Я на таких вечерах несколько раз бывал. Они проходят с большой помпой.
С приветом Чернышев Е.В.
.
Евгений Владимирович.
Последующие события показали, что Ахмаджан на деле оказался порядочным человеком, и хотя принимал участие в репрессиях против неугодных Амину офицеров, искренне и по-хорошему относился к советским советникам вообще и ко мне в частности. Однако, все это не помогло ему, когда он был арестован в 1980 году после ввода в Кабул советских войск. Он был адъютантом Амина, и этим все сказано.

Время начиналось совсем смутное. Газеты сообщали «о раскрытии и предотвращении новых заговоров против товарища Амина». По ночам по микрорайону бесшумно шуршали «Волги» афганской службы безопасности — производились аресты. Главным «защитником» революции от посягательств заговорщиков на три месяца стал двоюродный брат Амина Асадулла, возглавивший это ведомство на несколько месяцев. Он рьяно бросился наводить «революционный» порядок в столице. По его приказу все

В 1987 году, когда я в очередной раз посетил тюрьму в качестве журналиста, обратил внимание на то, что выжившие родственницы Амина по-прежнему обитают в этом каменном склепе. Освободил их через несколько лет так же как и его предшественники преданный советским руководством президент Наджибулла уже перед самым крахом режима, когда на окраинах города стояли антиправительственные вооруженные формирования

Не избежал его и наш комбриг Ахмаджан. Пясецкий чудом «выдернул» его из числа тех, кто подлежал расстрелу, и дело на первых порах ограничилось домашним арестом. Чтобы его не ликвидировали, мы с одной стороны конспиративно, а с другой — демонстративно — посещали арестанта в его доме в Пули-Чархи. Это возымело тогда свое действие и, по крайней мере, где-то года до 1983 он был точно жив. Вплоть до 1990 года я пытался раздобыть хоть какие-нибудь сведения о его судьбе и судьбе его близких. В 1989 году замначальника 4-го Управления МГБ Афганистана — двухметровый здоровяк, который от греха подальше собирался отбыть в Прагу на дипломатическую службу, сообщил мне, что Ахмаджан был арестован, но данных о расстреле у него не имеется, скорее всего, выпущен на свободу. Впрочем, он мог меня запросто обмануть: для него не составляло труда придушить своими здоровенными ручищами подследственного террориста во время допроса в собственном кабинете. Где уж тут говорить о милосердии.
.

Здравствуйте, Евгений Владимирович.
Прежде всего, с Днем вывода наших войск из Афганистана. Праздником это не поворачивается язык назвать. Но память вечная, пока мы живы.
Припозднился с ответом Вам. Знаете, заели текущие дела. Было много работы и, потом, много трудился над переводами. Мой товарищ попросил меня для раздела перевести некоторые документы с фарси на русский. Кое-что перевел, а кое что пришлось просить носителей языка — суры из Корана, душманские призывы и стихи. Но, все сделал.
Да, Вы правильно поступили, переведя текст Дневника в Word. Так его будет легче вставить. Надо его сохранить в памяти компьютера. Возможно, захотите что-то добавить. Знаете, часто всплывают моменты, детали, которые хотелось бы добавить, дописать. Это знаю по себе.

Насчет колонны в Пули-Чархи: не могу восстановить в памяти точный день — 29-го или 29-го мы с Пясецким ее туда повели. Но вот время и обстоятельства собственно поездки запомнились очень четко. Мы сели в передний ГАЗ-66, за нами ЗАЗ-66 и Зилы, все кунги. Помню, что у тюрьмы тогда стояла толпа людей, автобусы ( как вы пишите) с освобожденными еще не выехали. Я их точно не видел. Но запомнил, что лица у людей почему-то были нерадостные. Справа от входа стояла САУ. Я потом часто бывал внутри тюрьмы. Хорошо знаю что и как там внутри. Где-то у меня была фотография, где я стою внутри тюрьмы — между внутренней стеной и еще одной внутреней стеной с начальником этого ИТУ и нас. оперативного отдела, афганцами. Но это фото уже 1986 или 1987 года. Как найду, обязательно Вам переправлю.
С удовольствием бы почитал Кукушкина. В конце концов, у меня есть сканер. Я не пробовал сканировать страницы с книг, чтобы получался бы вордовский текст, но попробовать можно.
Утерять такие вещи для истории нельзя. В конце концов, можно ее перепечатать. Да, долго, но ведь нужно.
19-го уезжаю до 25-го в Молдавию, к своему другу Сергею Скрипнику, командиру ПСС-1 Спн ГРУ
( Джелалабад (1980-1982). Их отряд располагался прямо на аэродроме Высшего класса спец. в 1981 году они на пакистанской территории завлили два пакистанских вертолета, камуфлированных под ВВС ОРА, а вместе с ними начальника армейской разведки пакистанской армии и всю его свиту.
Он же спасал партсоветников, вертолет которых сбили над Пакистаном, его отряд осуществлял поиск их ыводил пешим порядком черех горы в Афганистан. Приеду 25-го назад. И займусь переписыванием для вас диском со входом душманов в Кабул. Есть у меня еще один диск, где меня снимали уже в 1989 году после выхода войск. Там есть и маркет в микрорайоне. Если у вашего компъютера скорость достаточная, кусочки этого фильма можете посмотреть на сайте Afgan.ru . С нашего сайта ArtofWar.ru есть туда заход. На лицевой странице — справа в нижнем углу увидите — видео из Афгана. Щелкните, там есть и я. Там мое лицо и сможете увидеть, может быть вспомните. Правда с 1979 по 1989 год прошло много времени, и я возможно тогда уже изменился. Но там засняты очень знакомые Вам места. Посмотрите.
Если не пойдет на компъютере, я вам перепишу на диск. Как буду готов — доложу и мы встретимся. Я бы хотел иметь диск с записью звуков боя у Гостелерадио. Это те звуки, которые я слышал сам.

Касательно моих схем. Возможно, я неправильно указал их на плане. Почему. Этот план мне не особенно знаком — это уже современный Афганистан. На узел связи мы, переводчики, заходили с тыльной стороны, с нового микрорайона в само здание ПУ я лично не ходил. У нас там была комнатушка при телефоне, я там и коротал время. Впоследсвии, узел связи уменьшился. И на территорию, откуда вы смотрели за боем у ГТР можно было заезжать с той улицы, где располагались ГТР и американское посольство. Там были теннисные площадки, футбольные ворота потом поставили. А в здании, где находились Вы, были биллиардные столы. Иногда ездили туда отдыхать. Нас афганцы пускали. С этой стороны Клубе-аскаря (военный клуб) году в 1984-м стояло уже афганское охранение. Со стороны нового микрорайона — наше.
Попробую нарисовать Вам схему бригады, как я ее запомнил. В системе ГУГЛ, откуда я скачивал план Кабула нашел что-то вроде нашей бригады. По месту и координатам вроде бы как совпадает. Но там на месте нашего штаба — воронка. Я Вам также этот кусочек потом пошлю. Возможно, вместе мы узнаем бригаду. И я нарисую куда мы поставили советских связистов. Аккурат напротив штаба с той стороны, куда Вы заходили, на горке.

Ну вот, вроде бы и все на данный момент.
Буду ждать от Вас писем.
Удачи Вам и здоровья, а также вашей семье.
Андрей Грешнов.

Наша переписка с Андреем Грешновым продолжается. Она позволила мне узнать много новых интересных фактов.

Даже в самом плохом сне нам не могло приснится, что пройдет
время и вместо нас в Кабуле появятся американцы.

Уважаемый читатель, если вы в дневнике встретили знакомые лица, просьба сообщить, что вам о них известно. Я готовлю приложение, в котором хочу поместить сведения о дальнейшей судьбе участников тех событий. прошло много лет, какова их судьба?

ТОП-2 лучших брокеров бинарных опционов, дающих бонусы при открытии счета:
  • Бинариум
    Бинариум

    1 место! Самый старый и надежный брокер бинарных опционов. Бонусы за открытие счета! Лучший вариант для начинающих трейдеров.

  • ФинМакс
    ФинМакс

    У этого брокера больше всего торговых инструментов. Подходит для опытных трейдеров.

Добавить комментарий